Мир

ЕС наказал Facebook за работу на американские спецслужбы

Ряд государств Евросоюза может пойти по пути России и запретить хранение личных данных своих граждан на серверах третьих стран

Фото: picture-alliance.com

Система беспрепятственного обмена персональными данными между пользователями США и Евросоюза, так называемая Safe Harbor, признана недействительной. Такое решение 6 октября вынес Европейский суд юстиции в Люксембурге. Что это значит и каковы последствия решения европейской Фемиды?  

В октябре 1995 г ЕС принял директиву 95/46/ЕС "О защите физлиц при обработке персональных данных и свободном перемещении таких данных". Это создало трудности международным и американским компаниям, поскольку европейское законодательство в этой сфере оказалось жестче, нежели американское. И тогда по инициативе Министерства торговли США появился Пакт о зоне безопасности - Safe Harbor Pact (буквальный перевод вряд ли уместен, т.к. в данном контексте речь идет об идиоме). Это решение позволяло тысячам американских и европейских компаний обмениваться электронными данными, вести бизнес и передавать информацию через океан в упрощенном порядке, без дорогостоящих мер защиты - при условии, что они придерживаются принципов сохранения тайны частных данных. Таких принципов семь: уведомление (физлицо информируют о сборе данных и способе их использования); выбор (есть возможность отказаться); последующая передача (третьи стороны могут получить доступ к собранным данным лишь при условии обеспечения надлежащих условий их защиты); безопасность (адекватные усилия для защиты собранной информации); честность (данные должны соответствовать заявленной цели сбора); доступ (пользователи должны иметь возможность доступа и правки собранных данных вплоть до удаления); выполнение (наличие эффективных средств обеспечения исполнения договора). Компания могла либо самостоятельно оценить свое соответствие этим критериям, либо заказать соответствующую сертификацию и начинать работать. Разумеется, добросовестными были не все, и случалось, фирмы попадались на обмане.

Два года назад австриец, студент юрфака Макс Шремс потребовал судебного запрета на передачу компанией Facebook его персональных данных на сервера, расположенные в США, поскольку счел, что компания не в состоянии уберечь их от несанкционированного доступа. В обоснование своего требования он сослался на заявление беглого сотрудника спецслужб США Эдварда Сноудена о том, что ІТ-гиганты вроде Facebook, Google и Apple сотрудничают с американским Агентством национальной безопасности. Первоначально жалоба была подана в Ирландии, где расположена европейская штаб-квартира соцсети. Однако иск не был принят. Представитель ирландской Комиссии по защите данных Билли Хокс указал: Шремс не может утверждать, что его данные перехватывались программой электронного шпионажа PRISM. И напомнил о решении Исполнительной комиссии ЕС от 2000 года, в котором уровень защиты данных, предоставляемых по Safe Harbor, признан достаточным. Тогда Шремс обратился Европейский суд юстиции за разъяснением, остается ли в силе пакт и уполномочены ли регуляторные органы отдельных государств ЕС пресекать нелегальные потоки данных из Европы в США. И вот, наконец, в Люксембурге приняли решение: законодательство США, "позволяющее властям получать доступ на общих основаниях к контенту электронных коммуникаций следует признать не соответствующим сути фундаментального права на уважение частной жизни". А пакт, "соответственно, недействителен". Вердикт окончательный, обжалованию не подлежит и имеет обратную силу. То есть, все 4,5 тыс. компаний, которые в своей деятельности опираются на его нормативы, от Google до производителя сухих завтраков Kellogg, - нарушают закон. Американский Минторг уже заявил, что этот вердикт "создает серьезную неуверенность для компаний и потребителей из США и ЕС и ставит под угрозу процветающую трансатлантическую электронную экономику".

Это еще не конец света - многие компании помимо пакта связаны обязательствами по охране персональных данных европейцев. Но в смысле ожидаемых последствий это точно "потоп". Во-первых, ввиду сложившегося правового вакуума. Во-вторых, социальным сетям - и не только им - возможно, придется вырабатывать нормы работы таким образом, чтобы выполнять законодательство каждой отдельно взятой страны ЕС

Строго говоря, это еще не конец света - многие компании помимо пакта связаны обязательствами по охране персональных данных европейцев. Но в смысле ожидаемых последствий это точно "потоп". Во-первых, ввиду сложившегося правового вакуума. Во-вторых, социальным сетям - и не только им - возможно, придется вырабатывать нормы работы таким образом, чтобы выполнять законодательство каждой отдельно взятой страны ЕС - запрашивать согласия конечного пользователя не всегда возможно. К слову, теперь ирландская Комиссия по защите данных возьмется за проверку Facebook - она должна определить, отвечает ли уровень защиты персональной информации сосцети европейским нормам, и может запретить их передачу в США.

Ряд правительств, к тому же, может воспользоваться "российской моделью" и потребовать хранения данных своих граждан на серверах, физически расположенных на их территории, что станет и бюрократическим кошмаром, и серьезным потрясением для всей трансатлантической системы хостинга и рынка соответствующих услуг. В-третьих, не исключено, что ряд компаний сочтет возможные расходы неоправданными и закроет свои филиалы в некоторых странах, скажем, во Франции, Испании или Греции, где очень велики корпоративные налоги. И где, кстати, высок уровень безработицы среди молодежи (а ведь именно она составляет основу рабочей силы в IT-секторе).

Еще одна потенциальная неприятность состоит в вероятном повышении уровня террористических угроз как в США, так и в самом ЕС: оперативная передача полученной АНБ информации европейцам действительно позволила предотвратить ряд терактов. Этот шпионский фактор, кстати, уже стал яблоком раздора в самой Европе: Минюст Германии приветствует решение суда, помянув историю с прослушкой Ангелы Меркель. Британцы же сокрушаются по поводу ослабления защиты. Такой раскол может оказаться серьезным препятствием для выработки единой позиции ЕС в отношении нового соглашения с США - так называемого Safe Harbor-2. Более того, некоторые страны могут зарезервировать право на "особое мнение" и воспользоваться им, в частности, при согласовании договора о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) подобно тому, как это делала Франция, требуя исключения для своей культурной продукции.