Мир

Как ЕС оставил без защиты путинского шпиона

Европарламент лишил иммунитета венгерского депутата, оправдывавшего крымский "референдум"

Фото: motel-darsan.com.ua

На закрытом заседании правовой комитет Европарламента принял решение о лишении неприкосновенности представителя венгерской ультраправой партии Йоббик Белы Ковача, обвиняемого в шпионаже в пользу России. Решение еще должно быть сегодня одобрено на пленарном заседании ЕП, но в таком исходе сомневаться вряд ли приходится. Дальше за дело возьмутся венгерские следователи - правда, и после этого Ковач останется евродепутатом, причем до приговора суда его не смогут ни взять под арест, ни ограничить свободу перемещения.

И все же полуторалетняя эпопея, похоже, подходит к завершению: венгерская генпрокуратура еще в мае минувшего года обратилась с официальным письмом к президенту ЕП Мартину Шульцу, обосновывая необходимость лишить Ковача иммунитета. С тех пор дело шло ни шатко ни валко, и уже в июле этого года генпрокурор Петер Полт лично объяснял комитету, что имеющиеся улики слишком серьезны, но расследование не может двигаться дальше, поскольку допрашивать Ковача запрещено. Комитет давал слово и самому депутату, но тот, разумеется, все отрицал. Между тем, доказательства, представленные ведомством Полта, по всей видимости, были достаточно весомыми. Хотя их суть по очевидным причинам не афишируется, но кое-какие слухи просачивались: Ковач регулярно встречался с российскими дипломатами, причем эти встречи обставлялись так, чтобы не привлекать излишнего внимания, а кроме того в какой-то период он едва ли не ежемесячно летал в Москву. Из-за этих слухов коллеги прозвали Ковача КГБела.

Вообще-то, все начиналось как внутривенгерский скандал. Ковач был третьим номером в списке Йоббика на выборах в ЕП, то есть человеком известным. Сама партия по итогам парламентских выборов 2010 года также показала третий результат, а в 2014-м ей прочили уже второе место после правящей ФИДЕС. И это вполне могло произойти, но тут, среди прочего, очень вовремя разоткровенничалась контрразведка. Можно предположить, не без ведома партии Виктора Орбана, которой совсем ни к чему было такое усиление маргинального (программно, но не численно) союзника. В общем, Йоббик оказалась на все той же третьей позиции.

Сам по себе факт снятия с депутата неприкосновенности за (пусть и недоказанный) шпионаж в пользу РФ выводит проблему на общеевропейский уровень. До сих пор подобных прецедентов не было

Ковач входит в состав делегации ЕП в комитете по парламентскому сотрудничеству с РФ, а также делегаций в аналогичных комитетах с Казахстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном. Кроме того, состоит в комитетах, отвечающих за отношения с Таджикистаном, Туркменистаном и Монголией. В общем, российская разведка вполне могла быть заинтересована в услугах такого кадра. Кстати, здесь нельзя не вспомнить, о том, что принесло Ковачу известность в Украине. Он был одним из нескольких членов Европарламента, которые ездили наблюдателями на крымский "референдум" в марте прошлого года. Тогда он отстаивал легитимность такого "волеизъявления" - при том, что и ООН, и ЕС его осудили.

А вот не менее любопытная деталь: Ковач - казначей ультраправого Альянса европейских национальных движений (Alliance of European National Movements (AENM)). Это движение было основано в 2009 году и получило статус европейской политической партии. В эту группу входят представитель французского Национального Фронта (НФ) Бруно Голлниш, Ник Гриффин из Британской национальной партии, итальянец Валерио Чигнетти из Трехцветного пламени, а также болгарин Димитар Стоянов, состоявший в АТАКА. Таким образом, наделение Ковача статусом подследственного подольет масла в огонь скандалов вокруг связей европейских правых с Москвой. А если он расколется, то к признаниям Марин ле Пен в том, что Кремль кредитовал НФ, могут добавиться куда более захватывающие истории - в том числе и о родном ковачевом Йоббике.

Впрочем, уже сам по себе факт снятия с депутата неприкосновенности за (пусть и недоказанный) шпионаж в пользу РФ выводит проблему на общеевропейский уровень. До сих пор подобных прецедентов не было, хотя экспертное сообщество давно говорит о том, что уровень инфильтрации европейских структур агентами российского влияния и просто российскими агентами зашкаливает. Так что прецедент Ковача может положить начало серьезным чисткам в рядах европейской бюрократии, хотя этот процесс обещает быть трудным. Да и ход следствия в отношении Ковача может оказаться весьма далеким от заявленной повестки дня: учитывая более чем теплые и благожелательные отношения правительства Виктора Орбана с Кремлем, в Будапеште найдется немало людей, для которых слишком глубокое дознание может оказаться нежелательным. И на выходе венгры получат свою версию "пленок Мельниченко" - столь же долгоиграющую и лишенную каких-либо перспектив ясного завершения.

Тем более что наказать (и тем самым вычеркнуть из политики) Ковача - и только его - могут за дела, с шпионажем не связанные. Olaf, европейское агентство по борьбе с мошенничеством, подозревает его в махинациях с финансами, которые выделяются евродепутатам для найма их офисного персонала.