Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Это не игрушки. Куда заведет Путина тоталитарная секта методологов
Четверг, 8 Декабря 2016, 20:00
В сегодняшних российских реалиях методологи на коне благодаря эффективным манипуляциям с личными комплексами и имперским тщеславием Владимира Путина

Фото: EPA/UPG,"ДС"

Что объединяет, к примеру, первого замглавы администрации президента России Сергея Кириенко и многолетнего путинского узника по делу ЮКОСа, а ныне пламенного оппозиционера Михаила Ходорковского? Или помощника Путина Владислава Суркова, с которым ведет прямые переговоры Госдеп США по вопросам оккупированных Россией Крыма и Донбасса, и сенаторшу-ханжу Елену Мизулину, чьи инициативы всегда отличаются запредельной одиозностью? Или миллиардера, «бронзового» призера президентских выборов-2012 Михаила Прохорова и звезду российской пропаганды Дмитрия Киселева? На первый взгляд, их всех роднит общее либеральное прошлое, затерявшееся в уже далеких 1990-х. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле все они — члены некой «Восточной ложи», представляющей собой закрытый клуб адептов философии Георгия Щедровицкого.

Ее смысл — в глобальном программировании общества в интересах определенной «элиты», которая как раз и сконцентрирована в секте-пирамиде тоталитарного толка, именующей себя гордым словом «методологи». И хоть Щедровицкий умер еще в 1994 г., но дело его по-настоящему начало жить только спустя два десятилетия. А последователи-щедровитяне, зашедшие в российский политикум именно из псевдолиберального крыла, хорошо помнят программные установки своего гуру. А именно: члены новой «Восточной ложи» должны проникать во все властные структуры, вступать в партии, становиться незаменимыми полезными секретарями при должностных лицах всех уровней, их советниками, заместителями, идти в выборные органы, но никогда не забывать, кто они и какова их высокая миссия.

Игры Щедровицкого с партхозактивом

Философско-управленческое течение методологов зародилось в хрущевскую оттепель, когда в 1958 г. выпускниками философского факультета МГУ был основан Московский методологический кружок (ММК). В его состав, помимо Георгия Щедровицкого, первоначально входили ныне покойные Александр Зиновьев (в 1978-м был выслан из СССР в ФРГ, где особо прославился своим философским романом Homo Sovieticus), Мераб Мамардашвили (его лекции-беседы не печатались по «идеологическим мотивам» и практически до смерти в 1990-м выглядели как своеобразные «квартирники», записанные на бобины) и Борис Грушин (всю жизнь занимался «тихими» социологическими исследователями, а в конце 1980-х выступил одним из организаторов Всесоюзного центра изучения общественного мнения ВЦИОМ).

На первых порах диссидентствовал и сам Щедровицкий — в 1968 г. даже был исключен из КПСС за свою подпись в защиту самиздатовцев Александра Гинсбурга и Юрия Галанскова. Но вскорости Г.П. (как уважительно называли еще при жизни Георгия Петровича Щедровицкого его ученики) решил не просто приспособиться к существующей в СССР системе, но и в какой-то степени ее возглавить путем внедрения практики организационно-деятельностных игр (ОДИ), получивших огромный спрос в среде партхозактива.

Георгий Щедровицкий. Фото: kondratio.livejournal.com

Уже к середине 1980-х, когда страна только входила в горбачевскую перестройку, через ОДИ прошли десятки тысяч не обычных, советских граждан, а директоров предприятий, начальников цехов, райкомовских, горкомовских и обкомовских работников, судей, преподавателей вузов, министерских чиновников всех советских республик. Неохваченными методологическим движением были только армия, а также органы КГБ и МВД.

Участникам ОДИ обычно предлагалось сформулировать произвольную проблему, а потом решить ее на основе изобретенной Щедровицким так называемой СМД-методологии (Системо-Мысле-Деятельность) в виде наглядных схем, блоков, фигурок и функциональных связей между ними с помощью стрелок. Все игроки погружались в стрессовую ситуацию, должны были постоянно преодолевать себя и решать искусственные кризисы различной степени тяжести. Результатом игры в идеале становилась схема решения целого спектра проблем, а игровой опыт участников ОДИ распространялся на их жизненную практику.

Между прочим, по воспоминаниям некоторых вовлеченных в методологическое движение, зачастую игра, продолжающаяся несколько дней кряду и даже в ночное время, превращалась в настоящее подобие религиозного фанатизма. Некоторые игроки приходили в себя по нескольку недель, и все мечтали снова попасть на игру. Случались также отдельные тяжелые случаи, когда обычный советский главбух или завмаг превращался в настоящего маньяка и ездил по всему Союзу на любую игру за свой счет, даже оплачивая участие в ней.

Илллюстрация: ttolk.ru

Причем все происходило совершенно официально — как курсы либо семинары по повышению квалификации. Игры заказывались руководством министерств, областей либо заводов с утверждением решений на соответствующих парткомах, а бухгалтерия выделяла немалые средства. Ведь нужно было оплатить приезд команды игротехников из 15–20 человек, всех разместить в хороших гостиницах и выплатить огромные по тем временам гонорары (с одной игры каждый задействованный игротехник привозил до 1 тыс. руб., как какая-то звезда эстрады).

Впрочем, главным был не заработок, а реализация сверхзадачи. Как признавался отдельным своим соратникам сам Щедровицкий, его цель — пропустить через игры с манипулированием людским сознанием сотни тысяч и создать массовый класс своих сторонников. И с их помощью осуществить «интеллектуальный переворот» и взять всю власть в свои руки.

Щупальца методологической династии

При всей своей проницательности распад СССР, похоже, застал Г.П. врасплох. Но к 1991 г. Щедровицкий уже имел в своем распоряжении четко структурированное «тайное общество» из тысяч людей, прошедших через программирование безобидными с виду организационно-деятельностными играми, которые позже продолжили свое развитие в новых форматах организационно-мыслительных (ОМИ) и инновационных игр.

Георгий Щедровицкий ведет игру. Фото: artlebedev.ru

Немаловажная деталь: среди методологов иерархия определяется по дате вступления в секту. То есть такие чиновники высшего ранга, как вышеупомянутые Киселев, Мизулина или Сурков, которые примкнули к «Восточной ложе» во время методологических тренингов в 1990-х, могут иметь своими наставниками каких-то ведущих научных сотрудников из невзрачных НИИ. Эти серые кардиналы неизвестны широкой общественности, но обладают внутренним высоким статусом среди методологов еще с 1970-1980-х благодаря совместному участию в ОДИ с самим Г.П. Следовательно, имеют все права определять всю «системомыследеятельность» своих подшефных в секте.

Формально после смерти Щедровицкого Московский методологический кружок прекратил свое существование, а его ученики и последователи создали самостоятельные организации, продолжающие традиции интеллектуальной работы ММК и собираются вместе лишь на ежегодных «Чтениях памяти Г.П. Щедровицкого». Но практически все методологические разработки в России в областях культурологии, теории права, теории социокультурных систем, в методологии образования и науки, а также общественных изменений координируются из одного центра — фонда «Институт развития им. Г.П. Щедровицкого», многолетним президентом которого является сын Г.П. — Петр Щедровицкий.

Ему же удалось создать своеобразный мозговой центр методологов на сугубо государственном финансировании при госкорпорации «Росатом» (ее как раз до недавнего перехода на работу в Кремль возглавлял экс-премьер РФ Сергей Кириенко). С нынешним первым зампредом АП Путина Щедровицкого-младшего связывает практически два десятилетия общего прошлого. Когда в 1999 г. Кириенко на выборах в Госдуму был лидером списка «Союза правых сил», всю успешную кампанию СПС вели Петр Щедровицкий и его ближайший соратник-методолог Ефим Островский. Во время пребывания Кириенко в 2000–2005 гг. на посту Полномочного представителя президента РФ в Приволжском федеральном округе, Щедровицкий был бессменным его советником по вопросам стратегического развития.

Сергей Кириенко (в центре) назначает Владимир Путина главой ФСБ, 1998 г.

А когда формальный патрон (кто кому патрон — тот еще вопрос) возглавил «Росатом», Петр Георгиевич вообще стал членом правления этой госкорпорации и главным куратором всего «росатомовского» научно-технического комплекса, а также представителем России в Центре ионных и антипротонных исследований в Европе (FAIR) и в проекте Международного экспериментального термоядерного реактора (ITER). При этом Щедровицкий-младший не гнушается параллельной работы в кресле замдиректора в институте философии Российской академии наук.
Теперь пришло время для сына Г.П. проявить все свои знания и умения уже непосредственно в Кремле. Тем более что под влиянием философии щедровитян-игротехников пребывает не только Кириенко, но и, судя по всему, его непосредственный шеф, глава путинской администрации Антон Вайно (четыре месяца назад скоропостижно сменил Сергея Иванова — старого друга Путина еще по временам неохваченной организационно-деятельностными играми КГБ). По крайней мере, все псевдонаучные работы Вайно и рисуемые им «нооскопные» схемы до боли напоминают графику в стиле СМД-методологии Щедровицкого.

А помогать в сектантском покорении Кремля будет, безусловно, помощник президента РФ Владислав Сурков, являющийся адептом «Восточной ложи» еще со времен его работы телохранителем Михаила Ходорковского. К слову, в свое время ЮКОС даже привлекал методологов для создания корпоративных детских лагерей, в подобном же духе любит работать с молодежью и сам Сурков. Кстати, практически все молодые неофиты из «Единой России», «Наших», «Идущих вместе», «Молодой гвардии» и тому подобных организаций прошли через лагеря «Школы молодых лидеров» Сергея Попова — еще одного знакового игротехника и чуть ли не любимого ученика самого Г.П.

Методологи Кремля Вячеслав Володин, Сергей Кириенко и Владислав Сурков. Фото: PhotoXPress

Секта «русского мира» и ее следы в Украине

Ответ на вопрос, почему в сегодняшних российских реалиях методологи оказались на самом верху властной вертикали, довольно очевиден — они эффективно манипулируют личными комплексами и имперским тщеславием Путина. Между прочим идея концепции «русского мира» также родилась в «Восточной ложе». Еще в 1995-м Щедровицкий-младший составлял «Хрестоматию нового российского самосознания» вместе с ныне одиозным имперским пропагандистом Сергеем Кургиняном и другими «молодыми интеллектуалами», похоже, также входившими в игротехническое «тайное общество». В 1999-м Щедровицкий и Островский уже агитировали за «бархатный реванш после поражения в Третьей мировой холодной войне», а в 2002-м, на «Первой международной конференции «Русский мир — проблемы и перспективы», ведущими методологами были заложены основы нынешних духовных скрепов путинского режима.
На этой конференции был провозглашен старт реализации «русского проекта» — антикризисного цивилизационного проекта Российской Федерации. Слова «империя» либо «неоимперия» в итоговую резолюцию не попали, зато многократно произносились словосочетания «русские диаспоры» и «российская метрополия». Наконец, русские признавались разделенным народом, а в целях формирования у него «позитивного мироощущения» особая «целительная» роль отводилась электронным СМИ. Именно в такой парадигме сегодня мыслит Путин, которого также подкупает в методологах их тоталитарная сущность беспрекословного следования за лидером, которым российский президент видит, конечно, исключительно себя любимого.

Само собой, щедровитяне-игротехники пробовали свои силы и в Украине и даже участвовали во множестве избирательных кампаний в качестве официальных политтехнологов. Дуэт Щедровицкого-Островского впервые успешно стартовал в этом амплуа в 1998 г., обеспечив избрание в Верховную Раду Валерия Хорошковского по мажоритарному округу №9 с центром в крымском Красноперекопске. Но в 2002-м ни их дорогостоящая кампания, ни сопутствующий админресурс так и не помогли провести в украинский парламент «Команду озимого поколения» во главе с тем же Хорошковским. Больше их в наших широтах никто не видел, хотя в 2012-м ходили слухи об их намерении помочь штабу провального проекта Натальи Королевской «Вперед, Украина!».

Тимофей Сергейцев. Фото: ria.ru

Дольше продержался на украинском политтехнологическом рынке другой публичный представитель российского методологического движения Тимофей Сергейцев. После удачной мажоритарной кампании Виктора Пинчука в Днепропетровске в 1998-м, зять Леонида Кучмы пристроил его в один из штабов своего тестя на президентских выборах-1999. В следующей президентской гонке, в 2004 г., Сергейцев уже на службе у Виктора Януковича (поговаривают, что именно он придумал для «Зоряного» идею разделить Украину на три сорта), а в 2009-м стал одним из руководителей избирательной кампании Арсения Яценюка, где явно переборщил с эксплуатацией заказчиком насмешившего всех стиля милитари.

Кстати, после такой неудачи Сергейцев, поработав на «бронзу» Михаила Прохорова во время российских президентских выборов-2012, погрузился в киноискусство, где в понимании украинцев опять напортачил — именно по его сценарию был снят нашумевший украинофобский фильм «Матч». Хотя, как показала история последних трех лет, это была вовсе не досадная оплошность. А действия исключительно во имя торжества тоталитарной секты «Русского мира», долго и таинственно прятавшейся под вроде как безобидными организационно-деятельностными, организационно-мыслительными и инновационными играми и причудливой «системомыследеятельностью».

Больше новостей о событиях в ближнем зарубежье читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Loading...