Мир

Европейцы беременеют крестовыми походами

Провал идеологии мультикультурализма приводит к тому, что даже уважаемые политики в поисках новых путей развития Европы неожиданно сходят с ума

На прошедшей неделе сразу два британских премьера дали повод для скандала на религиозной почве. Дэвид Кэмэрон в пасхальной статье для британского христианского издания назвал Англию "христианской страной". Это вызвало шквал насмешек и обвинений в "разжигании розни в стране разных исповеданий". Премьера отделали на все корки мусульмане, атеисты, активисты разнообразных организаций и просто уважаемые люди, в том числе парочка нобелевских лауреатов и писателей с всемирной славой. Этот скандал, впрочем, существенно поблек, когда эстафету "религиозного идиотизма" подхватил бывший коллега Кэмэрона - Тони Блэр. The Independent опубликовала тезисы обращения, которые бывший премьер заготовил для западных стран: не ссориться с Россией, а, наоборот, заключить с ней союз в борьбе с радикальным исламом. Публика, разогретая Кэмэроном обрушилась на идею новейшего "крестового похода". Насмешками на сей раз не ограничились - заподозрили, что Блэр повредился умом.

Впрочем, все это эмоции, если копнуть глубже, их мессиджи - просто неудачная попытка позаигрывать с протестным электоратом, представители которого все громче ратуют за идею "Британия для британцев". Вот очевидное тому доказательство: по данным британской социологической службы ComRes, на следующих выборах в Европарламент в мае 2014 г. 27% (на 4% больше правящей ныне в Британии Консервативной партии во главе с Кэмероном) наберет Партия независимости Великобритании (UKIP). Другой опрос, проведенный Survation, впервые в истории предсказал UKIP победу на выборах в палате общин от округа Истли: партии там отдали предпочтение 32% британцев. И это при том, что еще год назад рейтинги партии балансировали на уровне 8%. На последних по времени выборах в Европарламент в 2009 г UKIP выступала за создание рабочих мест в Великобритании непосредственно для британцев и ужесточение иммиграционной политики. Эти же тезисы привлекают сторонников партии и сейчас, как впрочем, и идея референдума о выходе из ЕС.

Тони Блэр - далеко не первый и не единственный западный политик, который муссирует идею "крестового похода" и хочет заручиться в этом холиваре поддержкой именно России. Так поступали многие, с разными целями - в попытке снять напряжение между Россией и Западом путем "назначения" общего врага, например, или в стремлении столкнуть лбами двух кровожадных медведей, чтобы они "нас не трогали", или что угодно еще.

Интересно другое - как часто с уст совершенно равнодушных к религии политиков и прочих общественных деятелей стало срываться что-нибудь "крестовое". И ладно бы это были только оговорки британских премьеров - а вспомните "тамплиера" Брейвика. Дело в том, что немало представителей "коренных народов" Западной Европы озабочены поиском новой идеологии, новой основы для самоидентификации и солидарности.

Этим можно объяснить то, что Россия вызывала до сих пор если не симпатию, то по крайней мере любопытство на Западе. Она была интересна в качестве гуманитарного проекта. Несмотря на две чеченские и грузинскую. Несмотря на то, что Россия совершенно очевидно провоцировала (если не финансировала) исламский терроризм, - то есть представить ее в качестве "союзника в священной войне" было бы торжеством абсурда. Но ведь не "борьба с радикализмом" на самом деле была в фокусе желаний западного наблюдателя. А "скрепы". Умение России создать почти из ничего "общность", "единство", "братство" - мечта для Европы, провалившей проект мультикультурализма и не придумавшей пока ничего взамен.

Но последнее время слишком очевидным стало то, что за "новой русской идентичностью" скрывается догматизм, построенный на совершенно чуждых Европе основаниях. Если европейская идентичность распадается под натиском мигрантов и размывается либеральной доктриной, то российская, дабы сохранить себя, сползает все глубже и глубже в фундаментализм, в пропаганду, вытравливание критического мышления и, в конце концов, в мракобесие.

То, что Россия остается "православной страной", хотя на рождественских и пасхальных богослужениях присутствует от двух до трех процентов населения страны, - свидетельство не "просвещенной религиозности", не пример успешной "скрепы", а примитивное доктринерство. То, что пророссийские активисты на востоке Украины выходят на митинг "за федерализацию, русский язык и против прививок" - смешная, но весьма симптоматичная черточка. Это те люди, которые видят "сатанинский знак" в ИНН, устраивают крестные ходы против "евросодома", не имеют загранпаспортов, не знают ни одного языка, включая родной. Причем это совсем не обязательно мужики с нечесаными бородами и тетки с иконами наперевес. Это и спортивные молодые люди с сомнительными татуировками и бритыми головами. И даже часть представителей "креативного" класса. Их роднит не возраст, не колорадская ленточка и не вера в "Единую Святую Соборную Апостольскую Церковь Московского патриархата". А неумение и отсутствие самой потребности мыслить критически. Это основа "русского единства" - и в Украине, и в России, и везде, куда Родина позовет. Эти люди совершенно искренни и бескорыстны. "За деньги" этим занимаются только кураторы.

Мракобесие - фундаментализм по-русски. Любой союз с фундаментализмом - особенно против другого фундаментализма - может окончиться либо плохо, либо очень плохо. Если Блэр действительно собирался предложить нечто подобное, остается только повторить за британскими коллегами: он просто сошел с ума. Кажется, теперь среди представителей власти безумие - модная болезнь.