Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Пушечное мясо политиков. Что общего у добробатов в Украине и США

Четверг, 25 Апреля 2019, 09:00
Как White Power и "Эмигрантская мечта" сошлись в схватке за Белый дом

Фото: elpasotimes.com

69-летний Ларри Хопкинс, лидер волонтеров, помогавших пограничной полиции в штате Нью-Мексико, арестованный в минувшие выходные по обвинению в незаконном хранении и использовании оружия и боеприпасов, предстал в понедельник перед судом для избрания меры пресечения. Группа "Объединенные конституционные патриоты" (United Constitutional Patriots, UCP), которую он создал и возглавил, задерживала незаконных мигрантов из Мексики. Весь улов немедленно сдавался властям. Расположившись лагерем неподалеку от официального КПП в районе Санленд-Парка (Нью-Мексико), группа активно работала два последних месяца. Причем, по словам ее представителя Джона Бенви, заступила на свою вахту в связи с рекордным притоком мигрантов из Центральной Америки, пытающихся проникнуть в США целыми семьями, видя, что пограничники США просто не справляются с этой лавиной.

Члены UCP, многие из которых служили в спецназе, по очереди проживали в лагере и патрулировали пятимильный участок границы, большая часть которого не огорожена. Однако никаких формальных обвинений в связи с этой деятельностью ни UCP в целом, ни лично Ларри Хопкинсу предъявлено не было.

Формальной причиной ареста Хопкинса стало нарушение запрета на владение оружием, который был ему вынесен после ареста в 2006-м. Тогда Хопкинса арестовали за то, что он, одетый в униформу полицейского стиля, со значком с надписью "Специальный агент", показывал оружие подросткам на стоянке заправочной станции, выдавая себя за офицера полиции. Ранее, в 1996-м, Хопкинс уже приговаривался к 16 месяцам тюрьмы за незаконное хранение оружия в Мичигане.

Кроме того, суду, вынесшему в итоге решение об помещении Хопкинса под арест на время следствия, был предоставлен в качестве аргумента и доклад ФБР, которое следило за UCP с 2017 г., после получения сигналов о ее "предполагаемой экстремистской деятельности", в частности о подготовке группой убийств Барака Обамы, Хиллари Клинтон и Джорджа Сороса. Можно лишь догадываться, от кого исходили эти сообщения, но подробности в них приводились красочные. Так, сообщалось, что в офисе UCP постоянно находятся не менее 20 боевиков, вооруженных АК-47. Однако, судя по тому, что никаких действий против UCP со стороны ФБР по итогам слежки не последовало, все эти факты не подтвердились. Ни о какой реальной подготовке к покушениям речь также не шла. О том же, что члены группы недолюбливают перечисленных лиц и могли бы, к примеру, выражать свое отношение к ним, тренируясь в стрельбе по их портретам, можно было догадаться и так.

В рамках предъявленного обвинения Хопкинсу грозит до 10 лет тюрьмы. Его адвокат отверг обвинения в разработке UCP планов убийств, усомнившись в причинах ареста.

Ларри Хопкинс. Фото: thedailybeast.com

С мотивами ФБР, арестовавшего Хопкинса именно сейчас, действительно все непросто. Непосредственным поводом, привлекшим внимание к нему и его группе, стала публикация на YouTube нескольких видео, на которых члены UCP в камуфляжной форме патрулируют местность, задерживают мигрантов и передают их пограничному патрулю. Эти действия вызвали споры о том, не являлись ли они похищением людей. Сами члены UCP утверждают, что на волонтерской основе охраняли уязвимый участок границы и проводили гражданские аресты лиц, вызвавших у них подозрение.

Кроме того, они заявляют, что хотя и были вооружены, но не направляли оружие на мигрантов и действовали в основном силой убеждения. Тем не менее Американский союз защиты гражданских свобод (American Civil Liberties Union, ACLU) заявил, что они — "фашистская милиция", члены которой незаконно задерживают и похищают мигрантов, выдавая себя за правоохранительные органы. Была запущена обычная в таких случаях риторика о "наследии Ку-клукс-клана" и "задержании женщин и детей под дулом пистолета". 

Пограничная служба, не желая оказаться втянутой в конфликт, дистанцировалась от UCP, заявив, что хотя контактирует с ней, но не работает по общему плану. "Когда дело доходит до защиты границы и проведения арестов, это полномочия пограничного патруля, таможни и пограничной охраны", — заявил официальный представитель погранслужбы США.

Но и с этим не все так просто. С точки зрения законов США, позиция UCP абсолютно неуязвима, поскольку понятие гражданского ареста, то есть ареста простыми, не имеющими специальных полномочий гражданами лиц, чье поведение вызывает явные подозрения в незаконности их действий, с целью немедленной передачи законным представителям власти присутствует в законах всех штатов. При этом гражданский арест де-юре арестом не является. О похищении людей можно было бы вести речь только в том случае, если бы UCP не передавала задержанных властям так быстро, как это только возможно, а какое-то время, сверх минимально необходимого, удерживала бы их сама. Собственно говоря, на этом ФБР и попыталось построить свои обвинения, но они рассыпались.

Тогда-то в бюро и вспомнили, что, получив сигналы о подготовке покушений в октябре 2017-го, агенты установили за Хопкинсом слежку. Не выжав из нее ничего, они пришли в трейлерный парк во Флора-Виста, где он в то время жил. Не имея ордера на обыск, а значит, и оснований для его получения, агенты попросили у Хопкинса добровольного разрешения осмотреть его трейлер и получили его. Они обнаружили девять единиц огнестрельного оружия, но Хопкинс под присягой заявил, что все они принадлежат Фэй Сандерс Мерфи, которую он назвал своей гражданской женой. И хотя у агентов были некоторые сомнения в том, кому оружие принадлежит в действительности, копать дальше они тогда не стали. Дело зависло в неопределенном состоянии и было возвращено к жизни только два года спустя, когда понадобился повод для ареста Хопкинса.

Эти странности и заставили адвоката О'Коннелла предположить, что реальной причиной ареста Хопкинса стало давление со стороны видных демократов в Нью-Мексико, которое побудило ФБР реанимировать дело. Что же до мотивов UCP, то, по мнению О'Коннелла,"они верят, что помогают обеспечить соблюдение законов Америки об иммиграции".

Хотя никаких официальных обвинений против UCP не выдвинуто, а представитель группировки Джим Бенви заявил, что она продолжит свою законную деятельность до тех пор, пока граница не будет взята под надежную охрану, упомянув в своем выступлении о строительстве стены на участке, охраняемом группой, давление на волонтеров растет со всех сторон. PayPal и GoFundMe заблокировали учетные записи UCP, что затруднило сбор пожертвований на содержание лагеря. Железнодорожная компания Union Pacific вдруг заметила, что UCP разбила лагерь на земле, прилегающей к ее собственности, а члены группы проходят по принадлежащей компании территории, чтобы в него попасть. Словом, началась травля.

При ближайшем рассмотрении тех, кто громче всех кричит "ату их!", предвыборный характер травли становится очевидным. Охота на UCP и Хопкинса — элемент президентской кампании 2020 г. И демократы, и республиканцы окучивают таким образом свой электорат: за демократов голосуют 40% латиноамериканцев и мигрантов, за республиканцев — 40% белых, опасающихся напора латиноамериканцев и мигрантов. Это еще не борьба за спорные и колеблющиеся 20%, которые в итоге все и решат, а лишь мобилизация своих.

Впрочем, в сложных округах, где "колеблющиеся 20%" составляют большинство, маневры политиков выглядят сложнее. Так, республиканец из Нью-Мексико Гэвин Кларксон, бывший чиновник администрации Трампа, встречался в марте с членами UCP и высоко оценил их усилия. Но в субботу, за день до ареста Хопкинса, Кларксон осудил в "Твиттере" действия UCP, придравшись к тому, что они выходят на патрулирование в масках — вполне разумная мера предосторожности, учитывая, что члены группы вступают в конфликт не столько с мигрантами, сколько с профессиональными проводниками их через границу. Тем не менее Кларксон написал, что "ополченцы в масках являются полной противоположностью тому, как выглядит свободная республика". Такая перемена позиции объяснима тем, что, подсчитав потери от одобрения деятельности UCP, Кларксон обнаружил, что они перевесили возможные приобретения.

Здесь надо отметить еще и то, что ситуация вокруг UCP и Хопкинса подогревалась в СМИ в течение примерно двух недель, шаг за шагом доводясь до точки кипения. Выступая со своим твитом, Кларксон, скорее всего, уже знал, или по меньшей, мере догадывался о том, что харизматичного лидера группы — а чтобы ее организовать были нужны и харизма, и выдающиеся лидерские качества — готовятся отправить под арест. С большой долей вероятности к аресту был внутренне готов и сам Хопкинс, который, к слову, не участвовал в рейдах UCP в силу возраста и состояния здоровья и не носил оружия, соблюдая судебный запрет. Находясь в лагере, он занимался хозяйственными работами и, вероятно, поддерживал своим авторитетом общее руководство.

Трудно сейчас сказать, как будет развиваться конфликт и какова в итоге окажется судьба Хопкинса, оказавшегося разменной монетой в политических играх. Но противостояние вокруг UCP носит не только предвыборный, но и концептуальный характер. Милиционные формирования сыграли ключевую роль в истории США. Право на их создание — одна из важнейших гражданских свобод и часть фундамента всей американской культуры. Попытка оспорить это право, обменяв его на голоса мигрантов и меньшинств, выходит за пределы отдельных выборов и является заявкой на ревизию основ идеологии Соединенных Штатов: на окончательную замену демократии, нередко и прямого действия, бюрократическим диктатом.

Рассказывая о работе UCP, Джим Бенви в числе прочего сообщил, что члены группы, общаясь с задержанными в ожидании пограничников, всегда старались узнать, кто из них  проводник, в то время как погранслужба с ее куда большими возможностями не проявляла к этому видимого интереса. Это многое объясняет в отношении власти к UCP.

Вероятно, всегда и везде, во всех странах волонтеры, вставшие на защиту своей страны без каких-либо оговорок и условий, крайне неудобны бюрократам, прячущим за патриотическими вывесками менее почтенные подробности. Это ставит историю UCP в один ряд с историями украинских добробатов,  рано или поздно начинавшими раздражать власть, а также "международное сообщество", включая те же США, и тут же становившимися объектами травли и уголовного преследования.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир