Мир

ФСБ намерена защитить Россию от своих зомби

Тендер на строительство трехкилометрового забора на границе с оккупированными районами Донбасса - признак кризиса стратегии Кремля даже в отношении ближайшего будущего

Фото: 24daily.net

Сообщения о том, что Россия укрепляет границу с дестабилизированными по ее вине районами Донецкой и Луганской областей - с завидной очередностью появляются на протяжении всего периода военных действий. Особенный резонанс подобная информация получает в самом так называемом "ОРДиЛОСОСе" ("отдельные районы Донецкой и Луганской областей с особым статусом") как прозвали захваченные криминалом и российской армией территории в среде русской националистической и ультралевой оппозиции. Такие действия российских государственных структур - как и довольно безжалостное отношение бюрократии к беженцам и "новым крымчанам" - рассматриваются как подрывные, поскольку разрушают пропагандистский миф о "Москве, которая не бросает своих". Однако следует иметь в виду и фактор случайного совпадения российской чиновничьей рутины, так или иначе заключающейся в "освоении бюджетных средств", с теми или иными политическими резонами - не стоит подозревать российских чиновников в излишнем интеллектуализме.

Собственно, речь идет о том, что в конце августа на сайте госзакупок было размещено объявление о том, что управление ФСБ России по Ростовской области планирует построить пограничные укрепления протяженностью в три километра. Ведомство указало, что намерено заказать выполнение работ по строительству "оградительного забора из сварных заборных секций с V-образными наконечниками, спиральным барьером безопасности из АКЛ (армированной колючей ленты) из материалов подрядчика на сумму в 10 млн рублей" (около $143,000). Указанное место доставки материалов для возведения забора - город Донецк Ростовской области. Любопытно, что участок границы в этом районе проходит не только между территорией РФ и "ОРДиЛОСОС", но также между самой по себе Россией и территориями под контролем украинской армии.

Между тем, участки оградительного забора уже стали появляться в приграничной полосе. У этого явления, вероятно, наличествует несколько слоев интерпретации - и, прежде всего, не стоит его воспринимать отдельно от магистральных тенденций российско-украинского конфликта. Во-первых, нельзя не заметить, что Кремль не представляет собой единого целого по отношению к сложившейся внешнеполитической и внешнеэкономической ситуации. К примеру, недавнее посещение Владиславом Сурковым Донецка - которое изначально планировалось оставить в тайне - подало смешанные сигналы группировкам в лагере террористов (а вскрытая переписка Дениса Пушилина демонстрирует, насколько глубоки внутренние противоречия в этом лагере и с какой иронией его главари относятся к своей "независимости") и группам внутри российской элиты. Речь, в частности, идет о том, что одной рукой Москва склоняет террористов к участию во внутриукраинской политике на условиях "приближенных к Минским", а другой пытается мобилизовать их на отражение предполагаемого наступления ВСУ, параллельно накачивая регион вооружениями и "военными советниками".

Наиболее скептичные "новороссийские" комментаторы высказываются в том смысле, что когда и если украинская армия погонит оккупантов в сторону российской границы, военные РФ расстреляют их безо всяких сантиментов на камеры федеральных каналов

Подобная "политическая шизофрения" отражает кризис стратегии российской верхушки в отношении даже самого близкого будущего, но соответствует стилю Путина. А этот стиль состоит в том, чтобы "подвесить" ситуацию и выжидать - это, собственно и есть верх интеллектуальных возможностей подполковника контрразведки. Во-вторых, после разного рода криминальных инцидентов в Ростове и Москве, российские власти прекрасно осознают, чем чревато проникновение банд вооруженных отморозков на подконтрольную Кремлю территорию. Последствия "прорывов" давно очевидны и самим жителям оккупированных территорий - в них стреляют не разбирая, а на КПП требуют украинский паспорт, и даже если паспорт российский, могут возникнуть сложности в связи с использованием миграционного законодательства в целях вымогательства.

Наиболее скептичные "новороссийские" комментаторы высказываются в том смысле, что когда и если украинская армия погонит оккупантов в сторону российской границы, военные РФ расстреляют их безо всяких сантиментов на камеры федеральных каналов, подавая такие действия как приграничные бои с интервентами из "Правого сектора". В-третьих, и в этом смысле примечателен ряд заявлений российских чиновников - с формально юридической точки зрения, Москва рассматривает ОРДиЛОСОС как часть Украины и действует согласно сложившейся рутине - это касается даже торговли, к примеру завоз российских товаров вне формата "гуманитарных конвоев", легализируется исключительно через украинские границы.

Фото: politnavigator.netБезусловно, все вышесказанное оказывает деморализующее воздействие на местное население, только недавно обнаружившее, что обещания раздачи российских паспортов или проведения очередного референдума о присоединении к РФ оказались не более чем политтехнологическими конструкциями. Более того, главари террористов давно и не без причины опасаются друг друга, обвиняя "коллег" то в "сурковщине", то в работе на интересы Киева или структур Ахметова. К примеру, Александр Захарченко даже ради лечения своей изуродованной украинским снайпером в Дебальцево ноги боится выезжать в Россию, в то же время прагматичный атаман "Востока" Ходаковский раз за разом выдает заявления и даже публикации крипто-проукраинского характера и ждет удобного момента, чтобы подсидеть Захарченко.

Многие атаманы с меньшим весом - как тот же оттесненный на периферию принятия решений Пушилин - откровенно занимаются "серым бизнесом", понимая, что момент, когда придется "драть когти" с Донбасса, неумолимо приближается. При этом информационные бригады, кормившиеся из кармана Владислава Суркова и вице-президента "Роснефти" Михаила Леонтьева, "заскучали": их работников даже стали вынуждать приезжать в ОРДиЛОСОС ради создания фотоотчетов, поскольку за полтора года на их деятельность были потрачены внушительные средства - так, еще недавно один "блогер" обходился спонсорам в тысячу-полторы "зеленых". Возросшая компетентность СБУ, позволяющая теперь весьма оперативно подавлять точки входа деструктивных информационных технологий, что проявляется в резком спаде террористической деятельности агентов российских спецслужб, заставила Москву переносить такую активность в прифронтовую зону и вынуждает Россию отсекать от подобной деятельности разномастных любителей, еще полгода назад обещавших Путину создание какой-никакой "Новороссии".

Симптоматично, что сворачивание разного рода наступательных информационных технологий совпадает с усилением репрессий и государственного террора на территории самой России - это и провокации разнообразных "надзоров", и рост случаев вандализма против памятников культуры, и все новые аресты, и цензурные ограничения. В этом смысле строительство стены с российской стороны, неумышленно предсказанное Владимиром Сорокиным в "Дне опричника", вполне вписывается в драму, развернутую на российско-украинской границе.

Тем не менее, вряд ли стоит слишком фокусироваться на этих часто карикатурных эпизодах - продолжение обвала российской экономики указывает на то, что следующего обострения следует ждать в преддверии или во время поездки хозяина Кремля на сессию Генассамблеи ООН в Нью-Йорк. И - параллельно с началом создания структур международного трибунала, который, по всей видимости охватит значительно более широкую проблематику преступлений режима Путина против человечества, нежели дело о сбитом российским "Буком" рейсе МН17.

В то же время, рутинные работы по размежеванию сделавшей европейский выбор Украины и скатывающейся в мракобесие и смуту (а как еще можно объяснить отсутствие минимальных усилий по тушению огромной территории вокруг озера Байкал?) России - с украинской стороны продолжаются в штатном режиме. Так, еще в середине августа в нашей Госпогранслужбе отчитывались о ходе укрепления украинско-российской границы. В рамках реализации проекта "Европейский вал" было оборудовано 180 км противотанковых рвов, а также сооружены 546 км фортификационных препятствий, 39 км заграждений из колючей проволоки, 175 блиндажей, 897 окопов, установлено 6 новых наблюдательных вышек. Учитывая, что протяженность сухопутной границы двух стран - около 2 тыс. км, сделанное - даже не необходимый минимум. Впрочем, присутствие флотских боевых единиц стран-членов НАТО в Черном море пока что является относительной гарантией недопущения воздушных бомбардировок украинских городов авиацией выпавшей за пределы международного права бывшей РСФСР. И на данный момент, это, пожалуй - самое главное.