Мир

Граф Манафорте

Глава избирательного штаба Дональда Трампа делает услугу команде Клинтон,  — тянет на дно своего клиента. Впервые в истории американских выборов Украина значит так много

Фото: qz.com

Пол Джон Манафорт, очевидно, не имея на то ни малейшего желания, сумел сковать в единое целое "пресловутый" для большой американской политики "украинский вопрос" и судьбу президентства в Соединенных Штатах. В данном случае американскому истеблишменту пришлось столкнуться с рядом обстоятельств, откровенно вторгшихся извне в еще полгода назад казавшееся более или менее привычным двухпартийное противоборство.

Профи уходит тихо

Атаки иностранных хакеров на избирательные штабы кандидатов, более чем сомнительные с точки зрения целостности внешней политики США заявления республиканского выдвиженца и многое другое - все это растревожило политическую Америку до степени осознания своей непосредственной связи с тем миром, на который она, по мнению квазисоциалистов из сотен развивающихся стран, якобы оказывает чуть ли не ежедневное прямое влияние. И немалую роль тут сыграл уроженец Новой Англии Паоло Джованни Манафорт, бо­лее из­вест­ный в узких кругах как "скользкий Пол". Впрочем, в любом случае следует сделать два уточнения.

Первое: российско-украинский конфликт все же занимает Вашингтон ровно в той степени, в которой аффилированные с Кремлем сетевые команды способны добывать конфиденциальную или секретную информацию из хранилищ, ранее считавшихся защищенными государством или коммерческими подрядчиками правительства.
Второе: роль Пола Манафорта в нынешнем эпизоде американской внутренней политики после его более чем корректной отставки. Не будь он классическим политическим профессионалом из 80-х, закатил бы инфантильный скандал, чтобы на несколько месяцев стать звездой таблоидов. А без этого все формально сводится к спекуляциям вокруг вероятных нарушений им FARA, закона о лоббизме в пользу иностранных государств. В частности, Украины в годы премьерств и президентства Виктора Януковича, а также на протяжении некоторого периода после его свержения в интересах одной из украинских партий.

Скорее всего, посадить или разорить "скользкого Пола" за все эти дела будет очень непросто. В любом случае при наличии желающих (частных лиц или государства) такое преследование растянется на годы. Ведь маленькая империя политического посредничества Манафорта, вооруженная дюжиной юридических контор, способна долго держать удар. В конце концов схему, которую на новом этапе развития социально-правовых технологий Манафорт использовал в отношениях с Януковичем и его невольными наследниками, он в свое время прокрутил и с экс-президентом Филиппин Фердинандом Маркосом. Тогда его заказчиком была частная компания, которую оказалось очень трудно связать с государственными интересами архипелага в Тихом океане.

Ясное дело, что в законе FARA есть дыры, которые, возможно, не затягиваются именно благодаря интересам международных лоббистов,  - нарушение фиксируется только тогда, когда можно доказать работу "агента" в интересах именно иностранного государства. Станут ли американские следователи копаться в деле Манафорта, доказывая взаимосвязь фирм и общественных "экспертных" центров с режимом Януковича либо тех или иных политических партий, отчасти зависит от результатов президентских выборов в США, а отчасти - от целеустремленности либерального фланга политизированных журналистов и правозащитников в Америке. Как раз это обстоятельство заставляет пристальнее взглянуть на Пола Манафорта.

Я знаю пароль

Было бы некорректно умолчать о том, что Манафорт эффективно работал в кампании Рональда Рейгана, по сути, приведя под знамена этого знакового кандидата чуть ли не весь традиционный Юг США. Пол, следует отдать ему должное,  - талантливый управленец и прекрасный организатор с тысячами полезных контактов. Но в 90-х, когда доминировали демократы, он остался "слегка не у дел". А вот в 2000-х, во второй их половине, и именно в Украине, сюжет несколько поменялся.

Потерпев поражение в ходе Оранжевой революции, украинский окологосударственный (в этом и состоит смысл "олигархии") бизнес начал искать тех американских профессионалов, чей опыт можно было бы противопоставить якобы примененным против него "западным технологиям". И нашел Манафорта, чьим последним проектом во внутренней политике США был изначально приговоренный в 1996 г. к поражению против шедшего на второй срок президента Билла Клинтона Боб Доул. Но важным преимуществом Манафорта была политическая нейтральность по отношению к клиенту.

Ему (и его сотрудникам) в самом деле удалось сделать из посткучмовского варева, которое представляла собой Партия регионов в 2005-2006 гг., более-менее эффективную политическую машину. Кроме того, американской команде с блеском удалось заменить российских аферистов: хваленые московские политтехнологи, как известно, эффективны лишь в условиях центрально-азиатских выборов, в которых народ организованно голосует за многолетнего любимого президента, не выходя при этом из дому. Поэтому на протяжении десятка лет Украина была свое-
образным малинником Манафорта, его друзей, коллег и даже дальних знакомых.

Фамилия Манафорт превратилась здесь в некий пароль. По словам Пола, он работал в Украине не только ради избирательных кампаний, но и для того, чтобы построить эффективную демократию и привести страну в Европу. А после трудной победы Виктора Януковича на президентских выборах контора Манафорта в значительной степени начала вести его дела в Вашингтоне. Вместе с новыми украинскими друзьями, такими как недавно проигравший апелляцию в Вене Дмитрий Фирташ, Манафорт интересовался крупной недвижимостью на Манхэттене.

И пока украинский левый демократ-прагматик (так его подавали в американской столице) Янукович вел Манафорта к оливковому дереву из золота ценой с девятью нулями, Пол открывал для украинского президента ключевые офисы округа Колумбия, деловые небоскребы Нью-Йорка и преисполненные тихой, но понятной некоторым выходцам из украинского Донецка роскоши поместья на побережье штата Флорида... В конце концов Янукович был не хуже вышеупомянутого Маркоса, диктатора из Конго Мобуту или багамского борца за независимость Линдена Пиндлинга, шесть раз выигрывавшего парламентские выборы не без помощи электоральной магии Манафорта и посвященного в рыцари британской королевой.

Но тут, внезапно для многих, в начале 2014 г. режим Виктора Януковича скончался. Для фирмы Манафорта и Ко настало тревожное безвременье. Между тем завистники из трехбуквенной конторы в здании Эдварда Гувера не могли простить талантливому итальянскому парню его успехов. Начались судебные процессы: в суды на Каймановых островах и в Вирджинии были поданы иски в связи с инвестфондом Pericles Emerging Markets, который управлялся Манафортом.

Зависть небес

Паоло Джованни взмыл до уровня руководителя штаба Дональда Трампа, кандидата в президенты от Республиканской партии, только потому, что этот конкретный кандидат рассорился со своей партией. И знакомый Трампа, политтехнолог Роджер Стоун, посоветовал миллиардеру нанять Манафорта для работы с делегатами, поскольку тот отлично проявил себя на республиканском партсъезде 1976 г., когда за выдвижение в президенты боролись Джеральд Форд и Рональд Рейган. Тогда Манафорт работал у Форда и имел задание удерживать его делегатов от перехода на сторону Рейгана - не ушел ни один. После того как Тед Круз и Джон Кейсик выбыли из нынешней гонки, потребность в обработке делегатов отпала, но Манафорт занял в окружении Трампа сильные позиции, которые со временем только укреплялись. Оставалось выжить неопытного менеджера Кори Левандовски, что и было сделано. После того как кампания Трампа попала в сильные руки Графа, разрыв между экстравагантным шоуменом и Клинтон начал сокращаться.
Но, видимо, на этот раз Манафорту позавидовали сами небеса.

После разразившегося скандала с гроссбухом украинской Партии регионов Манафорта могут даже посадить, хотя, скорее всего, оштрафуют на огромную сумму за находящее все больше подтверждений нарушение FARA - закона об иностранных лоббистах. Причем в случае победы Клинтон ему лучше вообще бежать из страны: оказывается, он делился жирной украинской дичью (со вшами российского разведывательного влияния, разумеется) с фирмой Тони Подесты, брата Джона Подесты, руководителя кампании Клинтон.

 Вряд ли новому потенциальному главе администрации понравится смакование прессой историй о сомнительных операциях, в которых одиозные украинские политики служили богатыми марионетками для вашингтонских политических дельцов, перебрасывавших их друг другу клюшками для гольфа.

Впрочем, следует отдать должное Манафорту: Paul makes shit done (двойное возвращение Вик­тора Януковича из политического небытия - яркое тому доказательство). На его место уже назначили совершенно неопытных людей, единственное достоинство которых - восторженное отношение к Дональду. Кампания Трампа вновь идет под откос. Если уволятся еще и другие люди Манафорта - Рик Гейтс, Даг Дэйвенпорт, Джим Мерфи и Тони Фабрицио, которые говорят Трампу правду, то кампанию можно досрочно завершать: за этой командой шли деньги спонсоров, она показывала, что Трамп - немного экзотический, но все же стандартный кандидат от Рес­публиканской партии. А теперь он попал в один ряд с Ионасом Савимби, Фердинандом Маркосом и Виктором Януковичем.
Но это еще не все. Манафорт вполне способен подать иск о не-
устойке против своего нанимателя. Да и случалось ему уже "разводить" одиозных олигархов. На этот случай Трампу следует спросить совета у других друзей российского бизнеса в своей команде: Картера Пейджа, Майкла Флинна, или московских застройщиков, таких как Арас Агаларов, в чьих проектах Трамп участвует с 2013 г. Впрочем, финансовые вопросы лишь подчеркнут политические последствия этого совершенно эпического падения Пола Манафорта с еще 10 лет назад непредставимой высоты. Падения, в котором друг и партнер свергнутого украинского диктатора окончательно разрушил привычные контуры американских президентских кампаний.

Дерипаска в разводе

Манафорт и несколько партнеров создали фонд Pericles Emerging Markets в 2007 г., а его основным покровителем был российский магнат Олег Дерипаска, которому Госдеп США отказывался давать визу, по-видимому, из-за утверждений, что он связан с российской организованной преступностью (сам миллиардер отрицает эти утверждения). Дерипаска согласился вверить Pericles до $100 млн, чтобы фонд мог купить активы в Украине и других странах Восточной Европы, в том числе компанию Black Sea Cable.

Ее активы, вероятно, контролировались меняющимся набором офшорных фирм, который выводил на сеть Януковича. В 2014 г. наивный Дерипаска подал в суд Каймановых островов иск, намереваясь вернуть себе вложения в Pericles, которого больше не существует. Он также сказал, что за два года выплатил фонду около $7,3 млн в качестве платы за ме­неджмент. Адвокаты Манафорта оспорили версию сделки с Black Sea Cable, которая изложена в иске Дерипаски. Переживающий далеко не лучшие времена российский олигарх остался с носом - его объегорили более ловкие проходимцы из США и бывшей украинской правящей партии. А ведь именно он в 2004 г. привел Манафорта к Ринату Ахметову, отчаянно пытавшемуся спасти кампанию Виктора Януковича, пока супруга премьера вещала о валенках и наколотых американцами апельсинах.

Несостоявшийся прототип

Чисто стилистически Пол Манафорт является типичным представителем поколения 80-х годов прошлого века: несомненные пластические операции на его лице свидетельствуют о стремлении соответствовать образцам личного успеха времен Рейгана и Буша-старшего. Собственно, это не удивляет: именно тогда выпускник престижного Джорджстаунского университета и стал звездой в той сфере, которую в США все еще величают "организацией" и "стратегией", а на постсоветском пространстве уже привыкли называть "политическими технологиями".

Забавно, что, с точки зрения голливудского кинематографиста, провод-
ник нескольких небезызвестных диктаторов в коридоры вашингтонской политики является совершенно стереотипным персонажем: его отец иммигрировал в США из послевоенной Италии, создал строительную компанию и даже стал мэром города. Так что человек, нареченный родителями Паоло Джованни Манафорте, мог бы стать (чем черт не шутит?) прототипом для разработчиков тех эпических видеоигр последних десяти лет, которые посвящались героике американской организованной преступности. Однако, вне всякого сомнения, ныне существующий Пол Манафорт на может иметь к ней никакого отношения. Ничем, кроме честного лоббистского бизнеса (о котором в похожем смысле как-то высказался некий Александр Капоне), он никогда не занимался.

Ведь, в конце концов, Пол не виноват в том, что США превратились в сверхдержаву, и поэтому нащупать полезные связи в округе Колумбия стремились тысячи деловых людей из разных стран мира. Для вашингтонского юриста, которым стал юный Пол Манафорт примерно 40 лет назад, все они были "клиентами", независимо от того, что вытворяли в своих странах. Ничего личного - только бизнес.

Это сегодня мы смотрим на Мобуту, Фердинанда Маркоса или Ионаса Савимби как на одиозных палачей и коррупционеров. Но если вы просмотрите кадры из американской политической документалистики из 1970-1980-х годов, то увидите лишь широкоплечих улыбающихся мужчин с бульдожьими челюстями в темно-синих костюмах и солнечных очках. Возможно, играющих в гольф - в 80-х миллион долларов в кармане лоббиста соответствует сотне миллионов сегодня.

Даже еще в 90-х разницы между черным, белым и просто пиаром практически не существовало. По большому счету так называемые "политтехнологии" родились на постсоветском пространстве при лишь косвенном участии американских специалистов, которых всегда приглашали разве что для "плезиру". Вернее, так их приглашали вначале.