Мир

Нейтралитет по-беларусски. Может ли Лукашенко пустить "зеленых человечков" в Украину?

Фиктивный нейтралитет делает республику опасным соседом и ненадежным партнером для Украины

Последние несколько недель принесли нам сразу несколько новостей, заставляющих наблюдателей задуматься о том, кем для Украины является соседняя Беларусь, занимает она нейтральную позицию в российско-украинском противостоянии или же, в качестве союзника РФ, представляет для нашей страны потенциальную угрозу. Здесь и вчерашняя попытка сорвать принятие резолюций по Крыму в 3 Комитете Генассамблеи ООН, и интенсивные российско-беларусские учения, и усиление российского военного присутствия в республике. А не так давно состоялась Международная конференция "25 лет украинско-белорусского диалога: перспективы двусторонних отношений во времена глобальных вызовов". В ходе нее Глава комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко заявила о возможности нападения России на Украину с территории Беларуси.

Ранее, 26 октября, по заявлению представителя ГУР ВС Украины Вадима Скибицкого, в ходе совместных учений ПВО стран СНГ ВКС РФ, используя союзнические обязательства Беларуси, отработали в ее воздушном пространстве условное нанесение массированных ракетных ударов по стратегическим объектам на территории Украины.

Кроме того, как рассказал "ДС" редактор белорусской службы международного разведывательного сообщества InformNapalm Денис Ивашин, территорию РБ РФ уже использовала ранее для агрессии против Украины, а потому нет оснований полагать, что "не могут повторить". 

"Истребительное авиационное звено российских Су-27 было передислоцировано с авиабазы Бесовец (Петрозаводск) для боевого дежурства в Барановичи из-за обострения ситуации в Украине еще 8 декабря 2013 года. В марте 2014 года, в связи с началом российской военной агрессии против Украины, на территорию военного аэродрома в Бобруйске с авиабазы Бесовец были переброшены 3 военно-транспортных самолета и 6 истребителей Су-27 с авиационно-техническим персоналом и штатным вооружением.

К этой группировке присоединился также самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) А-50, который, предположительно, осуществлял радиолокационную разведку воздушного пространства Украины. Использование этого самолета значительно расширило возможности наведения истребительной авиации ВКС РФ, а также управление дежурными силами ПВО. Большая часть российской авиационной группировки покинула территорию Беларуси и вернулась в пункт постоянной дислокации в Бесовец только 7 сентября 2014 года, спустя 2 дня после подписания первых Минских соглашений о прекращении огня".

В связи с этим Ивашин напоминает о развертывании мотострелковой бригады в Клинцах Брянской области в 45 километров от российско-белоруской границы, а также мотострелковой дивизии в Ельне в 100 км от границы с Беларусью. "Это свидетельствует о возможных планах военного командования РФ, в случае необходимости, перебросить эти силы непосредственно на территорию Беларуси, в том числе, и для проведения войсковых операций против Украины".
Положение, в котором оказалась союзная (Союзное государство РБ и РФ, ОДКБ, Таможенный союз) России Беларусь, между тем, вызывает тревогу и у самих ее граждан, задумавшихся о том, возможна ли на практике реализация конституционного положения о нейтральности их страны.

В частности, на днях было презентовано исследование частной некоммерческой организации "Центр Острогорского" "Элементы нейтралитета в белорусской внешней политике и политике национальной безопасности". Более того, вариант стать участником конфликта, по словам опрошенных нами экспертов, "не улыбается" и белорусскому руководству. Другое дело, что вариантов для маневров у Александра Лукашенко и Ко немного.

"Беларусь связана политическими и военными обязательствами с Россией (например, членство в ОДКБ), в то время как тесных военных отношений со странами НАТО и Евросоюза у Минска нет". Поэтому говорить о нейтралитете Беларуси можно с большой долей условности", - говорит журналист Юрий Дубина. 

При этом он отмечает, что в последние годы Минск старался не принимать сторону России в ее агрессивной политике на постсоветском пространстве и на Ближнем Востоке, развивал отношения с оппонентами России и выступал против перекраивания границ бывших стран СССР. Одновременно с этим белорусское правительство пересматривало политику национальной безопасности страны, ограничивало военное присутствие России и увеличивало автономность белорусских вооруженных сил и силовых структур. Эксперты считают, что руководству Беларуси необходимо обеспечить признание белорусского нейтралитета со стороны иностранных партнеров, в первую очередь -  России. 

"Это значит, что нейтралитет Беларуси должен быть приемлемым для Москвы. Фактически эксперты поднимают проблему "финляндизации Беларуси". Видит ли Кремль в Беларуси нейтральную страну? Сомневаюсь: не ради нейтралитета создаются совместные силы ПВО, например...", - считает Дубина.

В свою очередь Ивашин детализирует, почему с военной точки зрения Россия никогда не сможет "отпустить" Беларусь в разряд нейтральных: "Хотя в статье 18 основного закона Беларуси и прописана цель о стремлении государства к нейтральному статусу, на самом деле это всего лишь благие намерения, которые разбиваются о союзнические обязательства; российские военные базы на территории страны: 43-й узел связи ВМФ РФ "Вилейка", обеспечивающий связь с атомными подводными ракетоносцами, радиолокационная станция предупреждения о ракетном нападении "Волга" Космических войск ВКС РФ; а также беспрецедентное количество - более 40 в этом году - совместных учений российских и белорусских Вооруженных Сил.

Нахождение Беларуси на линии геополитического разлома, значительная милитаризация региона, потенциальное использование территории страны в качестве военного плацдарма прежде всего со стороны России, исключают возможность нейтрального статуса и в будущем".

Публицист, писатель Виктор Мартинович, отмечая желательность нейтралитета, также смотрит в будущее со скепсисом:"Нейтральный статус - единственное условие полной независимости и суверенитета. В случае с такими приграничными небольшими государствами как Беларусь любое косвенное вовлечение может закончиться очень плохо".

К сожалению, НАТО и Россия понимают наш нейтралитет по-своему - Россия, например, была бы рада, если бы это был нейтралитет с российскими истребителями в воздухе. К сожалению, у меня нет никакой уверенности, что даже после того, как эра Лукашенко закончится, любой другой политик сможет также балансировать на интересах Запада и Востока, как это делают нынешние элиты. Любой перегиб приведет тут к обострению отношений со второй стороной и нарастающей конфронтации.

При этом нужно отметить, что армейские элиты в Беларуси имеют самосознание близкое к тому, каковым было самосознание украинской армии в Крыму. То есть, национальному правительству приходится иметь дело с советской по факту армией", - добавляет Мартинович.

"Как сферический конь в вакууме, нейтралитет Беларуси, конечно, возможен, но в сегодняшних политических условиях - нет", - соглашается военный корреспондент Дмитрий Галко.

"Когда мы ещё могли думать, что Будапештский меморандум работает, а конфликты России с бывшими "братскими республиками" носят случайный характер - ну, там, не сошлись характерами горячие парни Володя и Мишико, бывает - тогда можно было думать о нейтралитете.

Сейчас мы точно знаем, что меморандум не стоил бумаги, на которой он написан. А Россия встала с колен не для того, чтобы разбить огородик и посеять на нём ленок с редисочкой, она встала и пошла "собирать земли" с упорством зомби. Такая в неё заложена программа. И уж кого-кого, а Беларусь она точно рассматривает как свой задний двор. Мы для них такая себе витрина "русского мира", где диктатура и лес нетронутых лениных, но при этом всё будто бы "как в Европе". Чистенько, аккуратненько, покрашено всё, распахано. Смотрите, мол, можно сохранять наши "исконно русские ценности", то есть диктатуру и прочее непотребство, а жизнь обустроить не хуже, чем у них там!", - резюмирует Галко.

В то же время политический аналитик Вадим Казначеев акцентирует внимание на двойственности позиции нынешнего руководства Беларуси: "Не представляю ситуацию, при которой белорусский диктатор вышел бы из ОДКБ (если только распад РФ застанет его в кресле главы государства - но тут уж расклады непредсказуемы).Но это если говорить о нейтралитете как таковом. Другое дело, что Александр Лукашенко неоднократно заявлял, что "военная доктрина Беларуси исключительно оборонительная", что "Беларусь никогда не будет воевать на чужой территории", и, в частности, "Беларусь не позволит втянуть себя в международные конфликты, в том числе в Сирии и Украине".

Он этой позиции действительно придерживается, и, полагаю, будет придерживаться и далее; без каких-то форс-мажорных обстоятельств, во всяком случае, от неё не отойдёт".

"Что же касается более отдалённых перспектив, т.е. после смены власти в Беларуси, то нейтралитет также маловероятен. Я разделяю позицию, что Беларуси следует сперва сотрудничать с НАТО, а затем вступать в этот блок: так в любом случае безопаснее. Однако при теперешнем режиме об этом не может быть и речи, то бишь это вопрос никак не сегодняшнего и не завтрашнего дня", - полагает Казначеев. 

С ним согласен и военный эксперт Андрей Поротников, подчеркивая, что для достижения полного нейтралитета у Беларуси нет не только воли руководства, экономических возможностей, но и желания большинства жителей государства: "Многие любят поразмышлять про нейтралитет, не понимая сути этого статуса. Во-первых, не бывает нейтральных государств, участвующих в военно-политических союзах. Даже оборонительных. Во-вторых, нейтралитет - это международно признаваемый статус. В-третьих, нейтралитет подразумевает серьезное финансового напряжения государства, которое в случае внешней агрессии может рассчитывать только на себя", - констатирует он. 

"Для достижения нейтрального статуса Беларуси потребуются годы, а скорее всего, десятилетия, серьезный политический (как минимум) конфликт с Россией и отказ от российских же финансовых преференций, наращивание военных расходов минимум до 3% ВВП, т.е. в 2,5 раза и увеличение численности армии в 2 раза. К чему из перечисленного сегодня готовы белорусские власти и социум? Ответ: ни к чему. Между тем это тот выбор, который требует серьезных усилий. А необходимость в таких усилиях для наших людей неочевидна", - резюмирует Андрей Поротников.