Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Игра в поддавки. Зачем Путин согласился расширить полномочия миротворцев ООН на Донбассе

Вторник, 12 Сентября 2017, 14:00
Путин меняет не позицию, а тактику. Его цель остается неизменной: паралич Украины

Фото: 24tv.ua

Вчера Ангела Меркель звонила Владимиру Путину. Голосование в Совбезе ООН о новых санкциях против КНДР, состоявшееся несколько часов спустя, очевидно, стало удобным предлогом для звонка. На сайте Кремля эта часть беседы передана исключительно через страдательный залог, так что совершенно невозможно разобрать, где была чья реплика. В то же время это, с большой долей вероятности, указывает на следующее: канцлер ФРГ звонила из опасения, что Москва наложит вето на резолюцию даже после того, как ее значительно смягчили, учтя интересы РФ и КНР. В смысле, позволили им и дальше гонять схему "рабы в обмен на нефть".

В общем, фрау канцлер, по всей видимости, звонила с намерением предостеречь г-на президента от саботажа международного давления на режим Кима. Почему для нее это так важно, ведь Германия не является даже временным членом Совбеза? А потому, что накануне, в воскресенье, газета Frankfurter Allgemeine выпустила примечательное интервью. В котором Ангела Меркель обозначила новое направление своей внешней политики, как обычно, в форме ответа на вопрос. "Если бы нас пригласили подключиться к переговорам (по проблеме северокорейской ракетно-ядерной программы), я бы согласилась немедленно". Здесь стоит отметить, что 24 сентября в Германии состоятся федеральные выборы, и Меркель, которая в четвертый раз баллотируется на пост канцлера, явно вбрасывает новый тезис, непосредственно касающийся роли страны на международной арене и внешнеполитических амбиций Берлина. Делается это как минимум для того, чтобы оживить избирательную кампанию, которая в историю войдет с уже привычной характеристикой "сонная".

Иными словами, звонок в Кремль был продиктован прежде всего  имиджевыми соображениями. Дескать, "бабушка Ангела выступает за мир во всем мире. И у нее есть возможности его добиваться". С таким целеполаганием более выгодного адресанта звонка, нежели Владимир Путин, в нынешних обстоятельствах попросту нет. Потому что, во-первых, рука Москвы есть во всех конфликтных зонах планеты, а во-вторых, учитывая уровень российско-германских связей, Кремлю все же приходится сохранять минимальные рамки приличий.

Учитывая все вышесказанное, плавный переход от КНДР к Украине (которых, к слову, разделяет всего одна страна), от статуса замирителя потенциального к статусу замирителя действительного был неизбежен. И просчитать этот нюанс Москве не составляло особого труда. Как, собственно, и тему, которая особенно интересна Берлину в данный момент. Ведь ответ на сямэньский пробный шар Путина (идея размещения миротворцев ООН на Донбассе на линии разграничения для обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ) пришел незамедлительно. Сначала глава МИДа Германии Зигмар Габриэль помахал Путину пряником: дескать, смена позиции Кремля вполне может оказаться первым шагом к снятию санкций. А затем заместитель спикера правительства Германии Ульрике Деммер назвала условия (совпадающие, надо отметить, с украинскими): миротворцев размещать по всей территории ОРДЛО, и никакого права голоса для российских миньонов.

Так что я бы не стал праздновать удивительно легкое согласие допускать "голубые каски" на всю глубину оккупированных территорий, которое Путин дал Меркель. Потому что, во-первых, он тем самым оказал ей услугу. Столь демонстративный прогиб (к слову, нарочито незамаскированный даже на сайте Кремля) - ничто иное, как подыгрывание накануне выборов. Ведь что видит обыватель? А видит он нехитрую цепочку: никому не удавалось наклонить Путина, но тут позвонила Ангела...

В то же время тезис о том, что функция миротворцев будет сводиться к охране миссии ОБСЕ, никуда не делся. Так что восторг главы организации Себастьяна Курца, с одной стороны, понятен, а с другой - несколько настораживает: если во главу угла ставится исключительно безопасность персонала, что помешает миссии избегать нежелательных районов вместе с охраной? И потом, почему бы просто не вооружить наблюдателей для самозащиты? Это и дешевле, и проще чисто технически.

Между тем стоит отметить частичную правоту Габриэля: трансформация налицо. Но Путин меняет не позицию, а тактику. Демонстративные и очень вовремя для Берлина сделанные уступки, с одной стороны, европейцы для собственного удобства будут толковать как признак договороспособности. С другой стороны, Москва сейчас сыграла в пас, и что будет в этой ситуации делать Киев? Ну кроме того, что вбросит в массы тезис об очередной коллективной победе, заставившей Кремль уступить? Потому что заслуга собственно Киева в этой победе минимальна. Чем теперь ответит наша дипломатия? Согласием (мы ведь этого добивались)? Требованием развернуть полноценную миротворческую миссию? Уточняющими инициативами? Реагировать необходимо срочно, лучше - вчера.

И еще один момент, тоже о тактике. Поскольку все стороны минский формат одновременно и считают мертвым, и называют безальтернативным, коррекция планов Кремля может заключаться в доведении до аналогичного состояния и других инициатив - притом что технология уже давно отработана. Сначала пойти на попятный, выработать компромиссное решение и принять устраивающий всех план его выполнения. А в ходе его реализации месяцами спорить за каждую запятую. То есть, предположим, соглашение о миротворцах ООН на Донбассе таки будет достигнуто. Что помешает российской стороне методично работать над их регламентом, их количественным и качественным составом и т. д.? Кстати, в полном соответствии с пособием по саботажу, выпущенным Управлением стратегических служб - предшественником ЦРУ - в 1944 г. В этой методичке, к слову, содержались бесценные для подобной ситуации советы. Вот лишь некоторые из них:

• Настаивайте на том, чтобы все происходило через обусловленные каналы. Не идите напрямик, мешайте принятию быстрых решений.

• Если это возможно, решайте вопросы при участии комитетов, отправляйте проблемы на дальнейшее изучение и рассмотрение. Попытайтесть включить в комитет как можно больше людей.

• Требуйте наиболее точных формулировок во время разговора, в протоколах и резолюциях.

• Настаивайте на повторном рассмотрении вопроса, возвращайтесь к уже решенному на предыдущем совещании.

• Призывайте других быть разумными, осторожными и избегайте поспешности.

• Поднимайте неуместные вопросы как можно чаще.

В результате мы вновь рискуем оказаться там, откуда начали: вроде бы и переговорный процесс продвигается, и Россия вроде бы сотрудничает, так что и усиливать санкции не за что. Но решение при этом не становится ближе. Каков будет наш план Б? Самое время подумать.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир