Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Иран: ставки растут. Чьи интересы сошлись сегодня в Ормузском проливе

Среда, 19 Июня 2019, 10:00
Удастся ли Вашингтону и Тегерану провести переговоры на полях G-20, одержав на них обоюдную победу?

Танкер Front Altair, атакованный в Оманском заливе. Фото: EPA/UPG

Президент Ирана Хасан Рухани, комментируя решение США об отправке на  Ближний Восток дополнительного контингента военнослужащих в тысячу человек заявил, что его страна "не будет вести войну против какой-либо нации". Об этом сообщает The Guardian.

Рухани также подчеркнул, что попытки США "разорвать связи Ирана со всем миром и сохранить его изоляцию" оказались безуспешными. Спорное утверждение, но пусть так.

Решение об отправке дополнительного контингента  было принято США после атаки на танкеры в Оманском заливе в минувший четверг. Вашингтон обвинил в них Иран, к обвинениям присоединились также Саудовская Аравия и Великобритания, причем последняя сформулировала их несколько уже. По мнению британцев, атака была организована руководством Корпуса стражей Исламской революции (КСИР).

В свою очередь иранская сторона отрицает причастность к нападению, сообщает об эвакуации ее спасателями части экипажей двух пострадавших танкеров и называет "крайне подозрительным" тот факт, что инцидент совпал по времени с визитом в Иран премьер-министра Японии Синдзо Абэ, причем нападение на японский танкер было совершено в момент встречи Абэ с  руководителем Ирана аятоллой Сейидом Али Хаменеи.

Надо также признать, что прямых доказательств причастности Ирана к нападению на танкеры, как и в прошлые разы, не было выявлено. Идентифицировать попавший на видео катер, атакующий японский танкер, именно как иранский нет никаких оснований. Катер может быть чей угодно - и даже если нападающих однажды удастся изловить и допросить, то и тогда на них, скорее всего, ниточка оборвется. 

О чем мы знаем наверняка, - что кто-то сильно накаляет обстановку в Оманском заливе, через который проходит 20% мирового объема нефти. Но фактов, указывающих на кого-то конкретно, нет совсем, а потенциальных подозреваемых слишком уж много. При этом иранцам - если говорить о высшем руководстве Исламской республики - вроде бы ни к чему сейчас идти на сильное обострение. Иранцы готовятся к саммиту G20, который пройдет в Осаке 28-29 июня. Им необходимо показать скорее твердость в обороне в сочетании с миролюбием, чем наступательную агрессивность.

Заявление Ирана, что в ответ на выход США из договора СВПД, ограничивающего его ядерную программу, он увеличит свой запас обогащенного урана вчетверо, а также поднимет степень его обогащения до 20% против оговоренных в СВДП 3,67%, вполне укладывается в логику такого твердо-миролюбивого ответа. Иран на шаг приближается к изготовлению собственного ядерного устройства, но лишь на шаг, поскольку для него необходим уран, обогащенный хотя бы до 90%, плюс еще целый ряд весьма непростых и не слишком доступных комплектующих. То есть Иран демонстрирует, что он не хочет войны, но всегда готов (не переходя при этом черту, за которой война уже неизбежна) дать жесткий ответ на внешнее давление.

Но можно ли считать Иран монолитным? В этом есть большие сомнения. Как и во всякой диктатуре, верховный правитель Хаменеи не свободен в своих действиях. Он вынужден считаться с разными группировками в своем окружении, к тому же эти группировки могут действовать и самостоятельно. Иными словами, руководство КСИР вполне может играть на обострение даже через голову официального Тегерана. А для верхушки Корпуса обострение и даже военные действия, которые заведомо будут носить ограниченный характер, - это и дополнительное политическое влияние, и дополнительное финансирование.  

Такая версия представляется наиболее вероятной, хотя и она чисто умозрительна. Нет прямых фактов, способных ее подкрепить, а играть на обострение могут и соседи Ирана, и повстанцы-хуситы, и Хезболла, и какая-то из групп нефтяного лобби, и даже совсем никому не известная пока группировка, которых в арабском мире множество, причем они находятся в динамичном броуновском движении: одни возникают, другие исчезают. Играть на обострение, конечно, может и само иранское руководство, что тоже не исключено. Но версия верхушки КСИР, начавшей собственную игру или навязавшей ее руководству, выглядит вполне логичной.

Что обращает на себя внимание в последний событиях? Тот, кто играет на обострение, стремится подвести ситуацию к опасной черте, не переходя за нее. Атаки на танкеры нанесли только материальный ущерб, но обошлись без человеческих жертв, да и ущерб относительно невелик. Обстрелы американских баз Балад и Таджи в соседнем Ираке: снова неизвестно кем, и снова жертв нет, а ущерб незначителен. Очень похоже на то, что организаторы этих акций просто подталкивают США к решению о вводе дополнительного контингента, - а тысяча человек, учитывая техническую оснащенность американских сухопутных войск, это очень много, - но воевать с этим контингентом не хотят. К тому же те, кто играет в раскачку ситуации, понимают, что и США ни к чему сейчас еще одна затяжная война на Ближнем Востоке, а быстрой кампании там явно не получится.

С другой стороны, угроза США нанести удар "только по одной цели в глубине иранской территории" - угрозой пока и остается. При этом в Вашингтоне уж очень легко назначили виновным за атаки именно Иран, не особо заботясь о поиске доказательств и не представив их, если они есть. Почему?

Думается, потому что именно Иран, обозначенный как угроза, позволяет достичь значительных результатов на переговорах с ним в ходе встречи G20. Ну а дополнительная тысяча американских морпехов, повторимся, хороший повод для дополнительного финансирования КСИР.

Все это укладывается в схему, о которой мы уже писали: и Иран, и США готовят почву для сделки в ходе G20, по результатам которой обе стороны могли бы объявить себя победителями. Кроме того, США хотят частично сложить с себя ответственность за ситуацию вокруг Ирана, переложив ее на Японию и на европейских союзников. Те, в свою очередь, хотят торговать с Ираном в обход санкций США. Иран желает выйти из-под санкций хотя бы частично. КСИР, представляющий государство в государстве, - получить дополнительное финансирование. Зримым результатом того, что все получили желаемые призы, станет прекращение, ко всеобщему удовлетворению, атак на танкеры в Оманском заливе и Ормузском проливе.

Так это или нет, мы узнаем уже после 29 июня. А пока напряженность будет нарастать - и, вероятно, непосредственно перед началом G20 в том же месте случится еще одна серия нападений на танкеры.

Но и это еще не все. Хотя организаторы нападений явно не хотят большой войны, они, повышая ставки, что называется, ходят по краю. Одно неловкое движение, одна единственная катастрофа с тяжелыми последствиями и человеческими жертвами способна кардинально изменить весь ход событий. И что еще более неприятно, в этот ход вполне может вмешаться третья сила, которая как раз и будет заинтересована в военном конфликте в Оманском заливе. Эти обстоятельства, вне всякого сомнения, являются самой страшной головной болью тех, кто решил сыграть на повышение ставок, атакуя нефтеперевозчиков.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...