Мир

Итальянский опыт насилия

Чтобы отказаться от террора с политическим подтекстом, стране пришлось пройти тяжелый кровавый путь

Фото: jiornalettismo.com

В июле 1970 г. в городе Реджио-ди-Калабрия, административном центре провинции Калабрия, вспыхнуло восстание. Поводом к нему послужили планы переноса столицы в Катандзаро, однако подоплекой был конфликт между местной и центральной властью. Городской бунт стремительно мутировал в антиправительственный мятеж, возглавляемый ультраправыми радикалами, которые отказывались признавать результаты первых региональных выборов, принесших победу левым, и добивались ограничения прав Рима "влазить в дела региона". Попытки компромисса последовательно срывались, и спустя полгода все закончилось военно-полицейской операцией, вызывающей множество ассоциаций с сегодняшней Украиной. Впрочем, это было лишь начало одного из наиболее напряженных периодов в итальянской истории. Следом за правым террором пришел террор красный.

Утром 16 марта 1978 г. был похищен экс-премьер-министр страны лидер христианских демократов Альдо Моро. Боевики прокоммунистической группировки "Красные бригады" заблокировали его кортеж, расстреляли пятерых телохранителей и похитили самого политика. Моро получил известность в качестве реформатора, в том числе установившего стандарты жизни для беднейших слоев населения, а также основателя политической доктрины Compro-messo storico (исторического компромисса), призванной примирить различные течения левых. Возможно, именно поэтому тогдашний Папа Римский Павел VI предлагал в заложники себя вместо Моро.

"Красные бригады" потребовали выпустить из тюрем 16 своих боевиков в обмен на Моро. В ответ итальянские власти начали масштабную поисковую операцию. Премьера искали 35 тыс. карабинеров и солдат, но безуспешно.
9 мая 1978 г. в Риме в багажнике красного "рено" был обнаружен его труп.
То есть вышло так, что "Красные бригады" убили популярного и влиятельного левого политика без какой-либо выгоды для собственной организации, которая вследствие массированных рейдов полиции и армии понесла заметные потери в людях и ресурсах.

А спустя два года на вокзале в Болонье взорвалась бомба, состоявшая из смеси тротила и гексогена. Погибли 85 человек, более 200 были ранены. Поначалу расследование шло ни шатко ни валко - первой версией стал взрыв котла в самом здании вокзала. Но когда были найдены следы взрывчатки, полиция переключилась на "Красные бригады". Далее под давлением родственников погибших внимание было сосредоточено на ультраправых. После нескольких попыток полиции убедить общественность в том, что взрыв организовали то ли уже убитые, то ли сбежавшие за рубеж нацисты, разгорелся грандиозный скандал. В результате пожизненное заключение получили исполнители теракта, а представители спецслужб, близкие к масонской ложе Р-2, которые затягивали следствие, были уволены и получили небольшие сроки.

Таким образом, как ультралевые, так и ультраправые итальянские политики, попробовав использовать насилие для достижения своих целей, убедились в бесперспективности подобного метода. Он навсегда отдалил умеренных левых от "Красных бригад" и умеренных националистов - от "Революционных вооруженных ячеек", боевики которых исполнили теракт в Болонье. Общество и политики сумели прийти к консенсусу о недопустимости политического насилия. В итоге демократические институты страны значительно усилились. Украине только предстоит пройти этот путь.