Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Итоги ингушских протестов. Сможет ли самый маленький регион разрушить самую обширную страну

Вторник, 25 Декабря 2018, 14:00
Даже если планы Рамзана Кадырова создать под своим началом эмират на Северном Кавказе провалятся, попытки их реализации чреваты серьезными - в том числе и кровавыми - последствиями

Фото: Getty Images

Утихомирившуюся вроде Ингушетию некоторые наблюдатели уже успели записать в путинские успехи уходящего года, но, видимо, в самом Кремле считают, что праздновать пока рано. Иначе официальные СМИ, которые в последнее время работают по принципу "где победа, там и Путин" (более соответствующий реалиям перефраз известного высказывания бывшего идеолога путинизма Глеба Павловского "где Путин, там победа"), уже бы разразились торжественными репортажами о том, как "мудрый президент два народа помирил". Да еще и начали бы экстраполировать ситуацию на другие конфликтные территории - Украину, Сирию, из которой Трамп как раз собрался выводить американские войска, чем уже спровоцировал отставки министра обороны Джеймса Мэттиса и спецпредставителя США по вопросам борьбы с ИГИЛ Бретта Макгерка, и т. д. Но прогнозов о том, как "великий миротворец" воспользуется тем, что "американцы не будут уже путаться под ногами", пока не видать, а тему ингушских протестов московские официальные якобы журналисты продолжают замалчивать. Значит в Кремле понимают, что может возникнуть ситуация, когда придется объяснять, почему два якобы помирившиеся народа опять очутились на грани межэтнических столкновений.

В пользу этого говорят и случаи давления на ингушских активистов, - как явные, так и скрытые. К явным можно отнести приведенные в рассказе одного из лидеров протестов старейшины Ахмеда Барахоева о том, что происходило в столице Ингушетии Магасе в день, когда Конституционный суд РФ признал законным соглашение, по которому часть территории этой республики передается соседней Чечне: "Я был сегодня утром вызван в Центр "Э", где нас заставили расписаться в предостережении, что мы не будем делать митинги, не будем выступать против власти, от прокурора предостережение. Конечно, по пути мы увидели, что везде стояли машины, военные. Площадь в Магасе, где раньше митинг проходил, тоже была заполнена военными". К не столь явным - попытку ареста в торгово-офисном центре "Ковчег" активиста Муслима Хашагульгова, которая закончилась его и находившегося рядом продавца благовоний Илеза Ханиева гибелью от рук росгвардейцев (по официальной версии, они кинули гранату, ранившую двоих силовиков, и были убиты ответным огнем; по неофициальной - сначала была слышна стрельба, потом взрыв, потом опять выстрел).

К неявным способам давления на активистов относят и недавние не совсем логичные массовые аресты ингушских студентов в Москве: за то, что один из них якобы выстрелил из травматического пистолета в студента-таджика, было арестовано аж 36 человек (всех их потом отпустили, несмотря на официальную информацию об изъятии у них не только злополучного "травмата", но и марихуаны). По мнению ряда экспертов, таким образом потенциальным участникам акций протеста намекают: угомонитесь, ведь у нас в заложниках ваша молодежь, у представителей которой могут "найти" в следующий раз уже боевой пистолет вкупе с героином.

Напомним, что, как уже писала (и не единожды) "ДС", протесты в Ингушетии начались после того, как стало известно о подготовке к подписанию соглашения о границе с соседней Чечней, согласно которому ингуши уступали соседям значительно больше территории (к тому же нефтеносной), чем получали взамен. Несмотря на них, глава республики Юнус-Бек Евкуров договор подписал и "протащил" его через местный парламент (говорят, что с фальсификациями). Протест стал более массовым, а после того как часть местных силовиков помешала частям Росгвардии развернуться в центре республиканской столицы Магасе, еще и санкционированным. На митингах зазвучали резкие обвинения в адрес как местного начальства, так и руководства соседней Чечни, из-за которых два соседних, одинаково по-кавказски горячих народа оказались на грани межэтнического конфликта.

Началось все, видимо, с доклада Рамзану Кадырову о том, что участники "ингушского Майдана" не только не хотят отдавать ему территорию, но и высказали достаточно большое количество язвительных замечаний в его адрес. В результате чего сначала появилось наиболее скандальная видеозапись (предположительно от 16 октября) с главой Чечни, на которой он говорит: "Эта кучка, которая называет себя предводителями, если вы мужики - придите на мою территорию и сделайте там хотя бы один митинг. Если вы оттуда живыми уйдете - я тот, кем вы меня называете". И приблизительно в те же дни получил распространение и другой видеоролик, в котором бывший министр сельского хозяйства Ингушетии Даут Яндиев просит прощения у одетого в спортивный костюм Рамзана Кадырова в присутствии главы парламента Чечни Магомеда Даудова. Этот чиновник, также известный по прозвищу "Лорд", был одет в полувоенную форму и "вид весьма грозный", поэтому создавалось впечатление, что ранее назвавший чеченского лидера "недоумком" пожилой ингуш-инвалид (на втором ролике видно отсутствие у него пальцев на руке), фигурирующий на записи в костюме и белой рубашке, но без галстука (а может и без ремня и шнурков на ботинках, но на записи этого не видно, хотя сложенные за спиной руки и "сопровождение" во время его подхода к Кадырову навевают именно такие мысли), предстал перед "оскорбленной стороной" далеко не так добровольно, как об этом сообщалось в грозненских СМИ и акаунтах милостиво простившего его лидера Чечни.

Тогда же появилось сообщение и о том, что Кадыров получил извинения еще от одного ингушского активиста - Мухажира Нальгиева - который назвал главу Чечни "пастухом", а родственника-депутата, проголосовавшего за "земельное" соглашение с соседней республикой, изгнал из тейпа (название ингушского родового клана). Вот только в этой ситуации извинения уже были взаимными, о чем признался и сам Рамзан Кадыров. И произошло это судя по всему не только из уважения чеченского лидера к хозяину дома, к которому он лично приехал в Ингушетию для разговора "по душам". Но и потому, что общение происходило в обстоятельствах, подобных тем, которые сложились во время его последнего и самого известного на данный момент визита к лидерам "ингушского Майдана".

Как уже писала "ДС", глава Чечни вечером 26 октября приехал в соседнюю республику, чтобы встретится с бывшим министром внутренних дел Ингушетии Ахмедом Погоровым, заявившим в ответ на ряд высказываний Кадырова, что ингуши - не "кучка протестующих", а братский народ, первым пришедший на помощь соседям еще в начале 90-х и пытавшийся останавливать российские танки во время "первой чеченской", из-за чего понес жертвы. Видимой целью главы Чечни было требование извинений за резкие высказывания бывшего ингушского чиновника в свой адрес. Хотя формально Кадыров оскорбился из-за того, что Погоров забыл перед упоминанием его отца добавить "ходжи" - обязательная приставка к именам мусульман, посетивших Мекку (хотя ряд СМИ пишет о том, что она имеет свое очень уважительное значение и у вайнахов - этнической общности, к которой принадлежат и чеченцы, и ингуши). Для большей убедительности Кадыров прихватил с собой свиту, разместившуюся то ли в пятидесяти, то ли в семидесяти машинах, которыми попытались заблокировать улицы родного для Погоровых села Карабулак. Но случилось то же, что случилось в предыдущий день во время визита Магомеда Даудова ("Лорда") к еще одному активисту - вышеупомянутому старейшине Ахмеду Барахоеву с вызовом в Грозный на шариатский суд: в течении часа на место событий прибывало столько ингушей, что "гостям" становилось весьма некомфортно.

Успокаивать возмущенных ингушей пришлось сначала самому Погорову, а потом и Барахоеву, также приехавшему в Карабулак (ехать на шариатский суд в Грозный он отказался, заявив, посоветовавшись с имамом, что такое мероприятие вполне можно провести и на территории Ингушетии). Экс-министр внутренних дел Ингушетии выступил также перед собравшимися с объявлением, что после многочасового разговора стороны принесли взаимные извинения и простили друг друга, а также выпили чаю и вместе помолились. Однако для того чтобы успокоить собравшихся, а тем более заставить их разойтись, этого не хватило. В результате чего и появилось видео, на котором видно, как кортеж, в котором кроме Кадырова и Даудова были также депутат Госдумы Адам Делимханов, командир чеченского СОБРа Абузайд Висмурадов и муфтий Чечни Салах Межиев, с большим трудом покидает Карабулак сквозь толпу возмущенных ингушей.

Ситуация начала "утихомириваться", тем более что приблизительно в то же время ингуши приостановили свои акции в преддверии Всемирного конгресса ингушского народа, намеченного на 30 октября. О нем и о предшествующем ему заседании Конституционного суда Ингушетии "ДС" уже писала подробно. Напомним лишь, что оба они вынесли решения о неправомерности действий властей Ингушетии, передающих территории Чечне. После этих вердиктов активисты решили не возобновлять "ингушский Майдан" намереваясь перевести противостояния в "юридическую плоскость".

Но их опора на, казалось бы, "железобетонность" решения КС Ингушетии оказалась тщетной (украинцы в 2004-м - после решения Верховного Суда, признавшего результаты второго тура президентских выборов недействительными, - оказались предусмотрительнее и Майдан не оставили). Евкуров обратился уже в Конституционный суд РФ с просьбой рассмотреть его соглашение о передаче земли Чечне, и тот решение ингушского аналога разбил и даже высказался на предмет того, что КС Ингушетии "не имел права давать свою оценку соглашению". А само соглашение признал законным, так как, мол, речь идет не об изменении границ между субъектами РФ, а об их установлении. Тем самым признав договор о границе, заключенный первыми президентами частей только что разделившейся Чечено-Ингушской АССР Джохаром Дудаевым (убит российским ракетным ударом в 1996 году) и Русланом Аушевым (трижды избирался на пост президента Ингушетии, который занимал с 1993 до 2001 года) ничтожным.

Напомним, что в тот же день центр Магаса, где раньше проходили акции протеста, был блокирован росгвардейцами, чем было косвенно подтверждено формулу успеха всех украинских Майданов: стоять до конца, до выполнения всех требований, которой соответствовали все три наши Революции нынешнего времени: На Граните, Оранжевая и Достоинства (в отличие от них акция "Украина без Кучмы", которая хоть и собралась вновь после перерыва на "Йолки", о котором просила киевская городская власть, но все же потерпела поражение, в том числе и из-за того, что продолжалась на Крещатике, а не сакральном Майдане, предусмотрительно перекопанном Александром Омельченко с целью реконструкции, результатом которой стал нынешний вид главной площади страны).

8 декабря ингушские активисты собрали пресс-конференцию, на которой пригрозили бойкотом предателям, то есть фактическим объявлением их изгоями (мера действенная, но лет двести назад), обращением в международные структуры (наверное, в ЕСПЧ, решения которого РФ грозит не признавать, так как лишилась голоса в ПАСЕ из-за агрессии в Украине) и протестами, которые по словам подписавшего прокурорское предупреждение Ахмеда Барахоева, будут происходить строго в рамках закона. "Мы будем действовать в правовом поле, не собираемся учинять беспорядки", - добавил он.

Но Москва такого проявления законопослушности не приняла (видимо и не собиралась его принимать ни в каком виде) и ответила проверками "Ковчега", принадлежащего поддерживающему протесты бизнесмену Идрису Абадиеву и приютившему офисы противостоящих Евкурову общественных организаций и СМИ, благодаря чему получившему неофициальное название "Ковчег оппозиции". В результате одной из них и погиб Муслим Хашагульгов, родственник которого (бывший чиновник) не пустил впоследствии на его похороны ряд лидеров протестов, вместе с которыми погибший стоял в центре Магаса.

И вот тут уже стала более-менее понятна тактика Москвы и ее дальнейшие действия. Ведь всех удивляло ее бездействие после того, как Кремль изначально попытался решить вопрос почти силовым путем, введя в Магас Росгвардию. Вряд ли это был бы разгон митинга. Скорее "оттеснение" протестующих от административных зданий. После чего акции могли бы потихоньку сойти на нет из-за осознания их участниками невозможности повлиять на ситуацию. Приблизительно так российские силовики действовали в то же время против акций протеста во Владикавказе, начавшихся после пожара на и так токсичном местном заводе "Электроцинк". Но если в Северной Осетии власть (не только силовым путем, но и переговорным) добилась прекращения акции, то в Ингушетии все пошло угрожающе наоборот: продвижение Росгвардии в сторону митингующих было заблокировано местными полицейскими.

Теперь мы видим ответ на вопрос о том, почему после провала силовой попытки Кремль ничего не делал не только для того, чтобы попытаться разрешить конфликт, но и для того, чтобы не дать ему разгораться все сильнее. В том числе и из-за взаимных оскорблений и обвинений, которыми обменивались ингушские активисты и руководство Чечни.

Предполагали, что Москва настолько впала в прострацию из-за "измены" ингушских полицейских, что не смогла додуматься до мысли о необходимости послать в бунтующий регион посредников, которые, "сняв накал" путем челночных переговоров, могли бы создать совместную комиссию для разрешения конфликтной ситуации. В конце концов ингуши могли бы разрешить Кадырову и Сечину качать их нефть, так как их республика, в отличие от постоянно получающей огромные бюджетные дотации Чечни, не могла бы самостоятельно осваивать месторождения, "нахлестывающиеся" на спорные земли. Не бесплатно разрешили бы, конечно, но "за долю малую".

Но, как известно, "Путин на поводу у улицы не пойдет", поэтому Кремль не примет даже весьма разумное решение проблемы, если его потребуют на акции протеста. А будет всеми правдами и неправдами добиваться видимости, что "Путин всех нагнул". Чего он потихоньку и добивается очередной "многоходовочкой":

  1. "Убрать Майдан", то есть стимулировать людей очистить площади, чтобы их смогли блокировать силовики. Вполне возможно, что для этого заранее было распространено информацию, что Конституционный суд Ингушетии станет на сторону протестующих.
  2. Внести разлад в ряды руководителей акций протеста и перетянуть часть из них на свою сторону. Успехом в реализации данной тактики можно считать то, что на похороны Муслима Хашагульгова активистов не пускал его дядя Исса Хашагульгов, который в сентябре - после того как появились сведения о "земельной сделке" - подал в отставку с поста главы Сунженского района Ингушетии, наиболее урезаемого в пользу Чечни.
  3. Запугивание потенциальных участников акций протеста как путем "кошмаривания" их бизнеса в Ингушетии, так и путем угроз использования в качестве заложников этнических ингушей на всей территории РФ (и почему мировое сообщество не видит в России "государства-террориста" не только после истории с Олегом Сенцовым, но и после Скрипалей и "Новичка"?).

Вот только каким будет окончательный итог реализации этой "многоходовочки", говорить никто не берется, а российские СМИ, напомним, эту тему вообще просто замалчивают (на 31-й минуте ролика видно, как "старик Скабеев" - реальная фамилия мало интересна, так как его супруга более впечатляюща - пытается заглушить своими воплями гостя студии, упомянувшего об октябрьских протестах в республике). Многие сомневаются в том, что ингуши, поняв бесперспективность попыток базированной на решении местного конституционного суда борьбы в "юридическом поле", смогут выйти на новые акции протеста, когда потеплеет (напомним, что они прекратили сопротивление в октябре, в отличие от украинцев, только начинавших акции протеста в более холодном, чем Магас, Киеве в ноябре дважды, а в 2014-м переживших на Майдане трескучие морозы января-февраля). Но даже такая победа Кремля на "ингушским Майданом" в скором времени может оказаться "пирровой", и протест ингушей, особенно представителей тех родов, чьи святыни и кладбища окажутся на переданной Чечне территории, может быть и не таким мирным, как в уходящем году. И возродить воспоминание о том, что "истинно ингушскими" многие считают не только территории "уплывающие" в Чечню, но и Пригородный район Северной Осетии, из-за которого осенью 1992 года разразился уже довольно кровавый конфликт, унесший более полутысячи жизней.

Но даже если ингуши и смирятся с тем, что их республика, и так являющаяся самым маленьким субъектом РФ, стане еще меньше, спокойствие на Северном Кавказе может оказаться отнюдь не долговечным. Ведь в последнее время появляется все больше свидетельств, подтверждающих предположение, высказанное "ДС" в самой первой публикации об "ингушском Майдане": амбиции Рамзана Кадырова простираются дальше "отжатия" у соседней республики куска территории, пусть и богатого нефтью. И на ближайшем этапе предполагают создание под началом Грозного субъекта федерации, объединившего всех вайнахов, то есть чеченцев, ингушей и орстхоевцев (третья, самая малочисленная часть нахской этнической общности, чьи земли, кстати, как раз и передаются из Ингушетии в Чечню). А потом "воссоединеннная" Чечено-Ингушская автономия предъявит претензии и на "исконно вайнахские земли" соседних Северной Осетии (вышеупомянутый Пригородный район, до депортации 1944 г. населенный ингушами) и Дагестана.

Кремль следующий год явно намеревается посвятить украинским выборам, выборам в Европарламент и налаживанию отношений с Дональдом Трампом, веря в искренность заявлений Кадырова о том, что он является "пехотинцем Путина". Вот только свидетельств того, что заявления все чаще поглядывающего в сторону Эр-Рияда главы Чеченской республики не столь искренни, появляется все больше. И даже если его планы создания под своим началом эмирата (или халифата) на Северном Кавказе провалятся, попытки их реализации чреваты серьезными - в том числе и кровавыми - последствиями.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир