Мир

Как кремлевские райтеры Путина подставили

Незнание истории не предохраняет от конфуза

Фото: patrioty.org.ua

ТАСС по обыкновению раздул сенсацию, нарезав на цитаты статью Владимира Путина в издании Kathimerini накануне его визита в Грецию. Наши СМИ ему в этом по обыкновению помогли. Так что публика по ту сторону поребрика получила возможность отвлечься от унижения обменом грушников на Савченко. Гражданам же по эту сторону представился очередной повод поупражняться в остроумии по поводу неадекватности мордорского вождя. Не буду вдаваться в подробности, желающие могут все это прочесть сами. Но помилуйте, партнерский диалог, зона сотрудничества от Атлантики до Тихого океана, Южный поток и прочее "ребята, давайте жить дружно, мы вам нужны" - сейчас это действительно трудно воспринимать без сарказма. Нам. Но не грекам.

Тем более на фоне заботливо подложенных им духовных скреп вроде "нерушимого фундамента общих цивилизационных ценностей, православной культуры и искренней взаимной симпатии", а также упоминаний о тысячелетии российского монашества на Афоне - "знакового события" этого года. Уличить Москву в обмане по любому из этих пунктов несложно, хотя исторические экскурсы могут порядком утомить. Но путинские райтеры любезно упростили задачу, предложив в качестве примера близости российского и греческого народов Иоанна Каподистрию (Иоанниса Каподистриаса), "который был российским министром иностранных дел в ХІХ веке, а позднее стал главой греческого государства".

Пример, должен сказать, феерически прекрасен. Нет, по факту все правильно: графу действительно довелось возглавлять имперский дипкорпус при Александре І и стать первым в истории президентом Греции (хотя официально он именовался все же правителем). Однако эта фигура одна может опровергнуть как минимум пассаж об общих цивилизационных ценностях. Да и о близости, впрочем, тоже.

Начать с того, что на российской службе Каподистрия оказался скорее по воле случая, чем по собственной, и то, как это произошло, не прибавляет убедительности сказкам о братстве и дружбе, столь любимым Москвой. Зато неплохо иллюстрирует российскую привычку использовать, а также кидать и сливать братьев-друзей, как только того потребуют обстоятельства. То есть, при первом же удобном случае.

Пролог к этой истории написал в октябре 1797 года Наполеон Бонапарт, тогда еще генерал революционной Франции. Росчерк его пера под договором Кампо-Формио завизировал капитуляцию Австрии и ее италийских союзников, а также - среди многого прочего - переход под французскую юрисдикцию Ионических островов (Керкира/Корфу, Паксос, Лефкас, Кефалиния, Итака, Закинф и Китира), которые дотоле несколько сот лет принадлежали Венецианской республике. Но уже три года спустя извечные враги Россия и Турция совместными усилиями их "освободили" - и провозгласили под своим протекторатом (формально - Стамбула, фактически - Петербурга) аристократическую Республику Семи Островов по образу и подобию Венецианской.

Впрочем, это был первый проект греческой государственности со времен разгрома Византии - хоть и далеко не суверенной. На пост секретаря Госсовета командующий российской средиземноморской эскадрой адмирал Ушаков предложил (читай: назначил)... главврача ее госпиталя, расположенного на Корфу. Как нетрудно догадаться - Иоанна Каподистрию, которому тогда шел 25-й год.

Несмотря на юный возраст, это был "мальчик из хорошей семьи" - его отец также получил пост в правительстве - и с хорошим же образованием (медицина, философия, юриспруденция), полученным в Падуанском университете. Впрочем, молодой человек быстро добился признания своим умением договариваться, благодаря которому республика избежала гражданской войны. Вскоре Сенат единогласно проголосовал за назначение его госминистром - "и тут Остапа понесло".

Прототип Минздрава, образовательная реформа, прогрессивная конституция, определенно составленная под впечатлением от французской... Но эта песня была недолгой. Ломанувшись "освободить" Европу от "узурпатора", и будучи вдребезги разбит под Фридландом, Александр І рванул в Тильзит мириться.

Слил он тогда много - и Республика Семи Островов была на общем фоне сущей безделицей. И в том же 1807-м она прекратила существование, войдя в состав Иллирийских провинций Франции.

Для Каподистрии на том бы все и заглохло, если бы земляк и тоже "коллаборант" граф Моцениго, российский посол в Италии, не замолвил за него словечко. Каподистрия сделал для империи много чего полезного, но хвалят его преимущественно за нейтралитет Швейцарии в войнах с Наполеоном и чудеса дипломатии, проявленные в ходе Венского конгресса, который перепилил Европу по их завершении. Все это привело графа на пост министра иностранных дел. Точнее - со-министра: слишком уж либеральным оказался грек для России. В тандем к нему был определен консерватор граф Нессельроде - первым номером.

Отношение к либералам в России - практически константа, а уж если их усилия Россией не ограничиваются... И это был именно тот случай. Швейцарцам Каподистрия написал проект конституции и заручился для них гарантиями дальнейшего уважения нейтралитета от Великих Держав. Пытался ограничивать вмешательство последних в неаполитанский кризис, фактически ставший прелюдией к объединению Италии. Не допустил раздела Франции. Старался сдерживать увлечение Александра забавой "жандарм Европы". Да и вообще ратовал за новый европейский порядок - хоть и другими методами, фактически продолжая работу Наполеона.

Но проиграл. Интриги австрийской агентуры при дворе и совершенная косность имперской вертикали не оставили Каподистрии выбора. Последней каплей стало очередное предательство Александром Греции: император отказался поддерживать вспыхнувшее в 1821 году восстание против турецкого владычества и предпочел повыражать озабоченность "восточным вопросом" в ходе Венского конгресса - точь-в-точь как это зачастую делается сейчас в СБ ООН. Граф оказался перед трудным выбором. Негласно он помогал повстанцам, тем более что и сам приложился к созданию подпольной организации. Официально же был вынужден слать им ноты, обязывающие прекратить сопротивление.

Иоанн Каподистрия

В конце концов, Каподистрия ушел в отставку, обосновавшись в Женеве, которая пожаловала ему почетное гражданство. То, что он там делал, у нас сегодня назвали бы волонтерством - собирал деньги, обеспечивал логистику, искал помощи у тогдашних десижн-мейкеров и "международного сообщества". И надо сказать, не без успеха. Впрочем, несколько лет спустя Россия из части проблемы превратилась в решение: новый царь Николай Александрович, несмотря на понятную идиосинкразию к восстаниям в вверенной ему стране, за греков таки вступился. Потеряв флот при Наварине, Стамбул пошел на перемирие.

Народное собрание в Трезене, между тем, избрало Каподистрию правителем Греции на семь лет. По тогдашним европейским порядкам должность была временной - пока не будет согласована августейшая кандидатура на вновь учрежденную корону.  Каподистрия же опять поплыл против течения, призывая заинтересованные стороны при подборе греческого короля поинтересоваться мнением народа. Впрочем, безуспешно: на смотринах обошлись без референдума.

Получив мандат, граф развил бурную деятельность.  "Минздрав", система карантина против инфекционных болезней, собственная греческая монета - впервые в новой истории, первые же посадки картофеля, женские школы, пединституты... А вот это звучит прям как повестка дня для украинского правительства: реформа госаппарата, наступление на коррупцию, чистка таможен, борьба с олигархами - вплоть до посадок. И даже война с самыми "нарванными" из них - с вполне сепаратистскими коннотациями, к слову. Только у Каподистрии это получалось. Жаль, что тогда соцопросов не изобрели: падение рейтинга у него, надо думать, было колоссальным. Как бы то ни было, до конца каденции он не дожил: его закололи на ступенях церкви братья одного из сидельцев. Которые, впрочем, ненадолго пережили свою жертву - но это уже совсем другая история.

Так вот, мне интересно, путинских райтеров, часом, не правосекожыдобендеровцы завербовали? Ведь худшую иллюстрацию единства цивилизационного выбора, общности ценностей, близости политических приоритетов, сходства государственных интересов (и чего там еще нафантазировали в Кремле для незакаленных Первым каналом мозгов) найти трудно. По крайней мере, в случае с Грецией.