Мир

Как Лукашенко Москву к дружбе принудил

Владимир Путин должен просыпаться с мыслью о том, что же еще можно сделать для Беларуси

Фото: nn.by

Главный бенефициар полуизоляции, в которой благодаря собственным действиям оказалась Россия — это, несомненно, Беларусь. Не успело утихнуть сдержанное возмущение российских «патриотов» по поводу отгружаемого Минску очередного кредита, как Лукашенко начал требовать скидку на газ в $25 на тысячу кубометров — это притом что, как считается, Беларусь и без того получает от России самую низкую экспортную цену газа. Но сначала о кредите. Его официальный оператор — Евразийский фонд стабилизации и развития, хотя на самом деле, конечно, это российская казна. Сумма — $2 млрд. Посол РФ в Беларуси Суриков еще 26 февраля заявил, что «решение достигнуто бесповоротно». Дополнительно Минск ведет переговоры о получении кредита с МВФ (речь идет о выделении $3 млрд под 2,28% на десять лет).

Этот кредит от Москвы, жизненно необходимый Беларуси, чьи золотовалютные резервы продолжают уменьшаться, являлся одним из основных пунктов текущей повестки двусторонних отношений. Но в минфине РФ до сих пор пытаются сопротивляться, поскольку, как известно, и сама российская казна находится в тяжелом положении. Лукашенко, видимо, понял, что настало время ковать железо, не отходя от кассы — уже 28 февраля вице-премьер страны Владимир Семашко заявил о том, что Минск рассчитывает в марте договориться с Москвой о снижении стоимости российского природного газа. Любопытна аргументация Семашко: по его словам, энергоносители для предприятий Беларуси иногда в разы дороже, чем для российских предприятий, притом что в рамках законодательной базы ЕАЭС и других соглашений, такая ситуация является неприемлемой.

Неудивительно, что в глазах той части русских националистов, которые не причисляют белорусов к «единому народу» и либералов (в том числе системных, засевших в ведомствах экономического блока правительства и некоторых государственных корпорациях) Беларусь предстает трутовым грибом на кривом стволе погибающей российской березы. При этом привлекает внимание и довольно сервильное поведение московских дипломатов и чиновников. Так, например, посол Суриков сообщил, что экспертам двух стран поручено проработать вопрос о цене на российский газ для Беларуси. Более того, посол рассказал о том, что во всем мире газ дешевеет, и цену для Беларуси в $144 за тысячу кубометров надо снижать. А ведь еще недавно Россия бульдозерами давила реэкспорт продовольствия из Беларуси. С чем же связан этот тихий прогиб Москвы?

Даже если отставить на время в сторону роль личности в истории — способность Александра Лукашенко возбуждать и гасить нервные центры Путина евразийскими фантазиями и внезапными уколами в незащищенные места, окажется, что и с объективной точки зрения поле для маневра Россией на белорусском направлении утеряно

Как известно, за последние месяцы во внешнеэкономической плоскости событий вокруг Москвы произошел ряд пренеприятнейших событий, спровоцированных ею же самой. Так, Украина с ноября прошлого года прекратила импорт российского газа, подняла ставку оплаты транзита и требует взыскания с расшатанной и кратно съежившейся в аспекте капитализации российской монополии уплаты огромных штрафных санкций. Москвой потерян рынок из тройки крупнейших, а за просчеты и угрозы «Газпрому» так или иначе придется расплатиться. Но Кремль умудрился ухудшить свое положение, причем вовлекая немногочисленных сообщников из стран ЕС в иллюзорные проекты новых «южных потоков», изобретая самые фантастические маршруты. На днях на этих планах как-нибудь реанимировать похороненный проект (кстати, его операционный контур и сам увяз в долгах — так, итальянские монтажники требуют неустойку более чем в $1 млрд) была поставлена точка. 3 марта Еврокомиссия одобрила соглашение между властями Греции и компанией TAP AG, которая будет заниматься строительством газопровода TAP, а в дальнейшем станет его оператором.

Первоначальная мощность TAP составит 10 млрд кубометров газа в год. По трубопроводу планируется транспортировать голубое топливо в Европу с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз-2». Как ожидается, первый газ должен начать поступать в 2020 г. ТАР будет проходить от греческой границы через Албанию в Италию, по дну Адриатического моря, говорится в сообщении Еврокомиссии. TAP AG инвестирует в проект 5,6 млрд евро в течение пяти лет, из которых 2,3 млрд — в Греции. Вполне возможно, что к этому газопроводу позже подключатся ветки из Ирана и Туркменистана, то есть он будет расширяться.

Казалось бы, проблем хватает, но в Москве параллельно решили довести до белого каления второй из упоминавшейся тройки рынков — Турцию. Турецкая компания Enerco 1 марта заявила, что «Газпром» в одностороннем порядке решил поднять цены на газ, поставляемый турецким импортерам, и без официального объяснения сократил объемы поставок, пишет Hürriyet Daily News. Местные импортеры газа стали готовиться к возможному обращению в арбитражный суд вследствие резкого сокращения поставок из России — пока что они хотят решить этот вопрос в соответствии с контрактом, заключенным с «Газпромом», и, по возможности, в максимально позитивном ключе.

Дальше, как водится, международный арбитраж. Иски будут подаваться отдельными компаниями и о коллективном иске речь не идет, но общим ответчиком станет «Газпром экспорт». Впрочем, уже понятно, что если «Газпром» не опомнится, то просто потеряет турецкий рынок, а еще  придется искать средства на неустойку. Учитывая признание министра финансов РФ Силуанова о том, что свободных средств в резервных фондах осталось не более чем на 2 трлн руб. (примерно $25 млрд), судорожные попытки «Газпрома» занять все те же 2 млрд в Китае и растущую дыру ликвидности в российской банковской системе, с практической точки зрения подобный разрыв с Турцией — совсем не выход. Но поскольку газ с устаревшей за несколько лет точки зрения Путина является не товаром, а оружием, то турки, конечно же, «помидорами не отделаются». Так что в сумеречной логике официальной Москвы все верно.

Правда, это в разы усиливает влияние условно-досрочно освобождаемого из-под санкций Лукашенко на российскую внутреннюю и внешнюю политику — в особенности, если учесть, что еще в ноябре прошлого года европейские лидеры (в том числе и словацкий премьер Роберт Фицо, вынужденный принести в жертву выгоде от реэкспорта газа в Украину свои пророссийские симпатии) резко высказались против строительства второй ветки «Северного потока», а ЕС отказался участвовать в нем финансово или предоставлять необходимые разрешения. Между тем 2 марта посол Израиля в Азербайджане Дан Став сообщил, что Тель-Авив тщательно изучит возможность присоединения к проекту Южный газовый коридор (ЮГК), по которому планируется доставлять азербайджанский газ в Европу. Такое заявление израильского дипломата само собой связано с подготовкой страны к долгожданному началу эксплуатации шельфового месторождения Левиафан в Средиземном море — власти страны рассматривают возможность участия в строящемся Трансанатолийском трубопроводе. Еще в сентябре 2014 г. был подписан контракт на поставку в Иорданию природного газа на сумму $15 млрд. Это крупнейшая сделка Израиля с Иорданией на сегодняшний день. К тому же Израиль уже добывает природный газ на море для собственных нужд.  Все это означает, что «энергетической сверхдержаве» со столицей в Москве пришел конец, и России приходится цепляться за Беларусь, выполняя все капризы ее переменчивого лидера.

Но есть и другие причины — эмансипация Западом Беларуси привела к тому, что российские фирмы начали рассматривать эту страну как комфортную отдушину из «русского мира», развитие которого, как свидетельствует жуткий террористический акт в Москве, набирает скорость. В феврале дочерние отделения российских банков в Беларуси отметили заметный рост активности вкладчиков из России, размещающих там вклады в долларах и евро. Зафиксирован прирост валютных депозитов почти в два раза. Причина интереса россиян к белорусским финучреждениям — более высокие ставки по валютным вкладам по сравнению с российскими. Дополнительным стимулом для размещения вкладов россиянами в «дочках» знакомых российских банков в Беларуси является местная система гарантированного возмещения вкладов: у нее отсутствуют ограничения размера страховки, а выплата компенсации происходит в валюте вклада. В России же есть ограничение (до 1,4 млн руб.) и принудительная конвертация в рубли по курсу на дату отзыва у банка лицензии. Таким образом Беларусь, разумеется, в нынешних российских условиях, предполагающих идентификацию личности при попытке купить $200, превращается и в привлекательное инвестиционное направление для занервничавших подданных Путина. А если учесть постоянные неприятности с транзитом товаров и трубопроводную блокаду, то подобно Ельцину в украинском случае, Путин должен каждый день просыпаться с мыслью, что же еще можно сделать для Беларуси.

Конечно, в этой финансово-энергетической мелодраме есть риск. Провалы на всех внешнеполитических направлениях — продление американских санкций, несмотря на все «мирные» усилия России в пригородах Алеппо, — могут стимулировать Путина просто захватить Беларусь силами своей армии, отчасти и так присутствующей в республике

Готов ли к такому повороту Лукашенко? В феврале он провел сбор, посвященный территориальной обороне, и много выступал на тему модернизации и повышения мобильности белорусских военных. Конечно, официально Минск готовит изменения в Военную доктрину Союзного государства (хотя многие уже и забыли, что это такое), в которой вместе с Путиным Лукашенко намерен грудью встретить железный клин натовской «свиньи». Но белорусский правитель постоянно облекает свои идеи в обтекаемые формулировки таким образом, чтобы в определенный момент можно было интерпретировать по-новому даже само «союзное государство». Мало ли с кем оно союзное.