Мир

Как накажет Россию ее «подбрюшье»: В Астане растет усталость от Москвы

Стратегические интересы Казахстана все реже совпадают с кремлевским представлением о развитии региона

Фото: Getty Images/Fotobank.com

Мягким подбрюшьем Рос-сии российские политики и эксперты зачастую называют азиатские страны СНГ. И добавляют, дабы блеснуть эрудицией, что это по аналогии с Балканами, которые Черчилль якобы назвал мягким подбрюшьем Европы. Уже в этом сравнении кроется подлость. Балканы - неотъемлемая часть Европы, но азиатские страны СНГ - никак не часть России.

Шовинизм и расизм - это, конечно, не единственное, за что народы южных окраин бывшего СССР, имеющие собственную древнюю историю, хотели бы наказать московитян. Все эти народы после развала "союза нерушимого" не раз чувствовали на себе кремлевское коварство и становились жертвами, прямыми или косвенными, путинских авантюр.

Кстати, гибридная война России с Украиной серьезно ударила по азиатским странам СНГ тоже. На всех них негативно повлияли экономический спад в России и девальвация рубля. По данным Всемирного банка, до недавнего времени денежные переводы трудовых мигрантов составляли 47,5% ВВП Таджи-кистана, 31,5% - Киргизии, 21% - Армении. Большин-ство этих мигрантов трудились в России, но в 2014 г. их заработки резко обесценились, да и возможность работать стала исчезать. Также из-за девальвации рубля у всех постсоветских стран сократился экспорт в Россию, а с ним и приток долларов. У стран, обладающих собственной нефтегазодобычей и потому наименее зависящих от России экономически, проблемы возникли из-за падения цен на нефть, а следом и на газ. Всем понятно, что столь резкое падение было бы невозможным, если бы Россия не сунулась в Украину.

И вот результат. С начала 2014 г. курс доллара США по отношению к киргизскому сому вырос на 21,6%, казахстанскому тенге - на 19%, таджикскому сомони - на 13,7%, узбекскому суму - на 11,7%. Армянский драм падает последние семь месяцев, за это время доллар поднялся на 18%. Туркменский манат пе­ре­жил девальвацию 1 января 2015 г. - доллар подорожал на 22,8%. Азер­бай­джан­ский манат держался до середины февраля нынешнего года, но затем за неделю доллар подскочил на 33,9%.
Разумеется, эти страны знают, из-за кого они страдают. Поэтому не стоит вопрос о том, хотят ли они наказать Россию. Вопрос в другом - как это сделать, не спровоцировав войну за "русский мир" на своей территории?

В Астане растет усталость от Москвы

На прошлой неделе Нурсултан Назарбаев подписал указ о проведении досрочных президентских выборов (назначены на 26 апреля), объяснив свое решение интересами народа страны. А 14 февраля члены совета Ассамблеи народа Казахстана заявили о том, что в связи с тяжелой обстановкой в мире Назарбаеву "необходимо дать новый мандат общенационального доверия". И это - в условиях и без того официально пожизненного правления, право на которое признано за Нурсултаном Абишевичем. Досрочные "перевыборы Назарбаева" не являются новинкой в политической жизни республики, но выбор момента определенно продиктован растущим беспокойством в связи с имперскими амбициями, которые Кремль даже не считает нужным скрывать.

Казахстан, несмотря на то что идея Евразийского союза - детище Назарбаева, никогда не рвался к полной реализации интеграционных проектов под эгидой Москвы. От переноса столицы, отчасти обусловленного чрезмерной русификацией Алматы, и до фактического паралича ЕврАзЭС из-за отказа поддерживать российские "антисанкции" против европейских товаров, - во всех действиях казахского руководства читалось стремление сохранить достаточную свободу маневра.

Досрочные "перевыборы Назарбаева" не являются новинкой в политической жизни республики, но выбор момента определенно продиктован растущим беспокойством из-за имперских амбиций, которые Кремль даже не считает нужным скрывать

В то же время выполнение Казахстаном функции буферного государства вполне соответствовало интересам Москвы. Однако два фактора могут радикально изменить этот статус. Во-первых, так и не появившийся механизм ротации элит, включая легитимацию преемственности власти. Разногласия в политикуме чреваты гражданским конфликтом, а консенсус сопряжен с риском смены вектора развития страны новым руководством. Второй фактор - Китай, экономической экспансии которого Россия мало что может противопоставить. К слову, тесное сотрудничество Астаны и Пекина в области добычи и транспортировки энергоносителей отчасти объясняет слабый интерес КНР к предложениям "Газпрома", что бьет не только по престижу, но и по прибылям последнего. Достаточно вспомнить эпопею с газопроводом "Сила Сибири", который в конечном счете будет строиться за деньги российских налогоплательщиков - если вообще будет.

В мозгах российских стратегов сочетание двух названных факторов делает Казахстан потенциально не менее опасным, чем Украина. Сокращение буферной зоны - вполне приемлемая альтернатива ее полной потере, так что сценарий "Павлодарская Народная Республика" как минимум возможен. Не случайно вдохновитель Движения против нелегальной иммиграции Александр Белов-Поткин предпринимал то ли независимые, то ли зондирующие действия в плане организации подобных образований на якобы "исторически русском" севере Казахстана. К слову, в своей валдайской речи, в которой Путин объявил войну Западу, российский лидер упомянул Казахс­тан только один раз и исключительно в рамках строительства своей "евразийской империи".

Инфографика "ДС"

В общем, недаром казахстанский лидер внезапно заговорил об угрозе терроризма применительно к территории собственного государства на Совбезе РК 24 февраля. Текущее политическое оживление как внутри, так и вокруг республики не может не вызывать интерес в контексте нарастания изоляции России и эволюции проблем безопасности в регионе. Здесь в первую очередь следует обратить внимание на то, что Евразийский союз окончательно прекратил функционировать: страны-члены перешли к конкурентным девальвациям своих валют, причем больше всех страдает от этой политики именно Казахстан, поскольку его правительство стоит на монетаристских позициях. В итоге тенге ощутимо укрепился по отношению к рублю, и республика пала жертвой массовой миграции потребителей в пограничные провинции России. В то же время именно Астана, по мнению делового сообщества, имеет наилучшие шансы сохранить социально-экономическую стабильность в условиях ускоряющегося распространения кризисных явлений с территории погрузившейся в депрессию России. Однако ресурс стабильности Казахстана не распространяется на сферу национальной безопасности, которой Назарбаев в последнее время уделяет повышенное внимание. Однако ключевые угрозы для Астаны исходят вовсе не изнутри казахстанского общества, которое живет в условиях относительно успешно проведенного рыночного реформирования "сверху" и распределения нефтяной ренты, а извне.

Очевидно, что заметного проникновения в регион посланцев ИГИЛ можно избежать лишь в тесном взаи­модействии с Вашингтоном и Анкарой. Поскольку трудно ожидать от Пекина настолько резкой перемены роли в мировой политике, что в случае организованных "халифатом" мятежей либо разворачивания Москвой гибридной войны против "казахских угнетателей русского населения" Китай введет в страны региона стабилизирующие контингенты. Именно поэтому стратегия баланса, ориентации на мировые и региональные центры силы, которую десятилетиями ис­по­ведовал Назарбаев, начинает давать сбой. Поэтому следует, по-видимому, ожидать ускорения дрейфа Астаны из мутных вод "русского мира" в сторону Турции и США, способных на определенных условиях прийти на помощь сообществу добывающих транснациональных корпораций, сыгравших главную роль в перестройке казахстанской экономики и организации социальной стабильности в этой стране.

Фото: defensemedianetwork.com

Неоправданный риск Бишкека

Кыргызстан традиционно выделяется в Центральной Азии наличием настоящей, пусть и не безукоризненной, политической конкуренции. Первый демократически избранный президент Аскар Акаев не только начинал как интеллектуал и либерал-рыночник, но и смирился с собственным свержением в апреле 2005 г. Хотя ожесточенное соперничество региональных элит, близость к очагам глобальной нестабильности и перманентный экономический кризис в республике многие годы не дают ей перспектив стабилизации. В действиях нынешней власти (Алмазбек Атанбаев руководит страной уже четвертый год) заметен сильный крен в сторону Москвы. С 1 января Кыргызстан присоединился к Таможенному союзу, рассчитывая облегчить условия пребывания в России своих трудовых мигрантов, а также в течение двух лет получить доступ к $500 млн, которые РФ обязалась вложить в некий общий фонд развития.

С другой стороны, осуществленный под давлением Москвы вывод американской базы "Манас" с территории Кыргызстана не только лишил республику гарантий безопасности в случае масштабной дестабилизации в Центральной Азии, но и надежного притока средств в резервной валюте ($60 млн в год). Импорт кризисных явлений из России и легкомысленные маневры в сфере безопасности в условиях удаленности от военно-политических интересов Китая и отсутствия у Москвы потенциала для защиты очередного протектората могут сыграть с нынешним руководством в Бишкеке очень злую шутку.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 2 марта 2015 (№9/719)