Мир

Как Путин помогает аятоллам

Российские солдаты в Сирии служат интересам Ирана

Фото: warwall.ru

Сирийскую войну часто определяют как очередной этап международного противостояния суннитов и шиитов, причем к последним "для простоты" относят Башара Асада и его сторонников из числа алавитов.

Надо сказать, что история и доктрина алавитов сама по себе весьма запутана. В частности, мусульманские богословы считают теологию алавитов мешаниной из ислама шиитского толка, доисламских языческих верований и даже христианских элементов. Например, в эпоху ближневосточных походов Бонапарта, алавиты оказались среди его союзников против мамелюков и османов, за что впоследствии подверглись репрессиям. Тем не менее, в ХХ веке алавиты все теснее сближались с шиитами, и на данный момент, в понятиях христианского канонического права пребывают с ними в "общении".

Плодом этого "общения", к слову, стала созданная в свое время Сирией и Ираном ливанская террористическая организация "Хизболла" (она контролирует часть территории Ливана), которая активно выступает на стороне Дамаска в нынешнем конфликте. Правда, после летнего наступления коалиции "Армия Ислама", пиком которой стал захват Идлиба, силы "Хизболлы" были настолько потрепаны, что руководство организации приняло решение об отходе с передовой (на ней остались лишь войска армии Асада). Из чисто военно-стратегических соображений, именно это обстоятельство рассматривается как спусковой крючок для прямого российского вмешательства в сирийский конфликт - Путин маниакально верит в то, что свержение сирийского диктатора станет прологом для переноса внимания злоумышляющего коллективного Запада на положение дел в самой России. Но - и здесь - очевидный бонус для Ирана - ввиду этого религиозного фактора она рискует всерьез рассориться с суннитским миром - причем не только с внешним, включая таких серьезных игроков как Турция, Саудовская Аравия и Катар, но и внутренним: большинство российских мусульман - из тех, кто себя вообще идентифицирует с каким либо течением - являются суннитами. Таким образом, поддержка, которую РФ добровольно оказывала Ирану в его противостоянии с Западом, может превратиться в вынужденный альянс.

Конечно, необходимо подчеркнуть, что политическая и информационная подоплека российского вторжения - совсем иная, Москва старается заретушировать свое военное поражение на Донбассе и смягчить общественное восприятие экономического кризиса. Любопытно, что на фоне деградации российской экономики именно Иран опять-таки выглядит более выигрышно, поскольку практически безукоризненно следует правилам переходного периода, утвержденным для Тегерана Западом.

Забавно, что в провозглашенном Москвой альянсе между Россией, Ираном, шиитским правительством в Багдаде и режимом в Дамаске именно Иран выглядит наиболее пассионарным членом коалиции. Ни Багдад - находящийся, после развала иракской армии, под охраной своего рода "гибридных" иранских частей, ни Дамаск - находящийся в тождественном положении - не могут являться полноценными участниками союза. Россия, в свою очередь - агонизирующая империя, цепляющаяся за огрызок своего влияния на Ближнем Востоке. Опять-таки, заметим, что коалиция состоит из России, двух шиитских правительств и одного про-шиитского режима.

Брутальные бомбардировки россиянами сирийских городов неизбежно радикализируют всю исламистскую оппозицию к Асаду. И вынудят ее объединиться под флагом ИГИЛ (несмотря на все текущие противоречия между джихадистами Сирии и Ирака)

Необходимо подчеркнуть, что это не умаляет ее силовой потенциал, даже несмотря на два отягчающих обстоятельства. Первое - это российская логистика, замкнутая на воздушный маршрут Каспий-Иран-Ирак-Сирия, и довольно ограниченные возможности морского маршрута через Босфор, находящегося, так или иначе, под контролем стран НАТО. Тем не менее, нельзя не констатировать, что американское влияние на Багдад можно считать утраченным, что касается Ирана, то несмотря на фантазии Белого дома, в американского союзника эта страна отнюдь не превратилась. Модель смягчения санкций по женевскому сценарию - не удержало Тегеран от участия во внешнеполитических авантюрах. Второе отягчающее обстоятельство состоит в том, что такой альянс действует против большинства мусульман в Сирии и Ираке. Не лишним будет вспомнить, что российское военное командование не исключает нанесения бомбовых ударов и по территории Ирака, а согласно решению Совета Федерации (его не поддержал единственный порядочный сенатор Добрынин, тут же ушедший в отставку) Москва, по сути, может использовать свою авиацию (как минимум) где угодно. Тем не менее, все указанные страны (кроме России) граничат между собой и вполне способны координировать военные операции. В то время как пресловутая "огромная" коалиция во главе с Америкой существует в основном на бумаге - к ее эффективным членам можно отнести лишь Францию (а она, скорее, ее инициатор) и Саудовскую Аравию, та же Турция пока действует максимально в рамках собственных интересов. При этом столь осторожные США не озаботились, разумеется, снабжением своих суннитских союзников системами противовоздушной обороны.

Вероятно, если воспринимать всерьез недавние тревожные заявления ключевых суннитских государств (и присоединившихся к ним США и Франции), такие комплексы вскоре попадут в Сирию из того же саудовского королевства и, возможно, из ОАЭ. Однако, на данный момент, восходящий тренд влияния в регионе - это Иран. Тегеран не только получил индульгенцию от "дряхлеющего", если применять терминологию противников Америки, Запада, но и реально контролирует "легитимные" правительства в Дамаске и Багдаде, а также, с помощью своих клиентов из "Хизболлы" защищает Асада, не дает покоя Ливану и Израилю. Более того, Иран смог втравить в свою игру Россию (это было не так сложно), которая тщится любым способом вернуться на международную арену (как ранее сам Иран).

Показательно, что Иран вернулся в глобальную политику именно так, как сегодня это пытается сделать Россия - предлагая свои услуги по "ближневосточному урегулированию". Не следует считать, что все происходящее неизбежно приведет к разрушению амбиций Ирана и России - жалкая роль, которую играет Белый дом, вяло реагируя на нарастающую угрозу не просто своим союзникам на сирийской земле и Восточной Европе, но и самому Западу (а в итоге - США) в краткосрочной перспективе предопределяет тактические успехи этой коалиции. По крайней мере, в том смысле, что Иран (о происходящем в Йемене даже излишне говорить) создаст вокруг себя пояс безопасности, своеобразные бастионы под своим руководством. Длинная стратегия Тегерана состояла и состоит, разумеется, в уничтожении Израиля и маргинализации Саудовской Аравии - фактически, только Саудовская Аравия и Франция могут на данный момент дестабилизировать эти планы. И, как ни странно, "Халифат". Брутальные бомбардировки россиянами сирийских городов неизбежно радикализируют всю исламистскую оппозицию к Асаду. И вынудят ее объединиться под флагом ИГИЛ (несмотря на все текущие противоречия между джихадистами Сирии и Ирака). Кроме того, следует помнить, что пресловутый ИГИЛ на самом деле является исламистским интернационалом, присутствующим и в развитых государствах, и просто в христианских странах.

Фото: europa.comНельзя не признать, что Россия крупно подставила весь христианский мир, а в первую очередь - православную его часть: кадры освящения православным иерархом ракетных систем обошли весь мир. Однако, на данный момент сунниты пребывают в явном замешательстве (скоро оно трансформируется в гнев по адресу Запада), а Иран капитализирует. Несложно увидеть, что Вашингтон совершенно не реагирует на любые иранские провокации, продолжая педалировать успех Женевского соглашения. Это вынуждает суннитские государства региона рассматривать США либо как союзника Ирана, либо как слабеющий полюс силы, что может пустить события на Большом Ближнем Востоке под откос. Речь Обамы в ООН, посвященная его непоколебимой вере в международное право и дипломатию, вероятно, означает что позиция Америки, состоящая в уклонении от конфликта - за оставшееся время его правления не изменится. Эта речь послужила разительным контрастом к реальной глобальной ситуации, и в особенности ситуации на Ближнем Востоке, где у всех вовлеченных сторон "руки чешутся повоевать". Из этого следует сделать вывод, что пока Обама продолжит находиться в Белом доме, акции Ирана, и опосредствованно, России - продолжат возрастать. Соответственно, военно-политические планирование фактических и номинальных союзников Америки в частности, и Запада в целом - переходит в динамический режим.

В перспективе, так или иначе, реализация множества самых разных интересов перетечет во фронтальную религиозную войну на огромной территории. По разным причинам, но ее виновников следует искать в Вашингтоне, Тегеране и Москве.