Мир

Как США пытаются выбить почву из-под ног Китая

Соединенные Штаты используют глобальные экономические структуры, чтобы одним махом остановить Китай, ударить по РФ и вернуть Европу

Вашингтон закладывает долгосрочные основы стратегии сдерживания Китайской Народной Республики не только в западной части Тихого океана, но и в глобальных масштабах. Очередным кирпичиком стратегии США стало подписание официального соглашения о создании международной торгово-экономической организации "Транстихоокеанское партнерство". Пекин пока воздержался от каких-либо комментариев, заявив, что изучает 6000-страничный документ.

Мероприятие состоялось в Окленде (Новая Зеландия) в четверг, 4 февраля. Президент США после церемонии заявил, что ТТП позволит США и другим государствам - "не таким, как Китай" диктовать правила игры в XXI веке. Восторг Барака Обамы понять можно - это одно из его крупнейших достижений в качестве президента. И ему удалось реализовать его до окончания срока в этом году, по крайней мере, на официальном уровне, т.к. еще предстоит ратификация соглашения парламентами двенадцати стран. И трудности могут возникнуть в первую очередь в Соединенных Штатах, где сейчас президентская гонка в самом разгаре, а ее участники на полную катушку могут использовать декларируемую многими специалистами угрозу потери рабочих мест.

Что же касается соглашения, то оно предусматривает создание самой масштабной зоны свободной торговли между странами Америки, Азии и Океании: США, Канадой, Мексикой, Перу, Чили, Японией, Сингапуром, Вьетнамом, Брунеем, Малайзией, Новой Зеландией и Австралией. Совокупный ВВП этих двенадцати стран составляет 36% от мирового. Джон Ки, премьер-министр Новой Зеландии - одной из учредительниц ТТП - заявил на церемонии, что соглашение обеспечит лучший доступ к товарам и услугам для 800 с лишним миллионам человек в вышеуказанных двенадцати странах. К этому соглашению страны ТТП шли долгое время, и им пришлось решиться на ряд уступок. К примеру, японцы обязались ослабить торговые барьеры на импорт чипсов и масла; Малайзия - ликвидировать акцизы на весь импортируемый алкоголь и принять пакет реформ для противостояния торговле людьми, а Вьетнам - создать независимые профсоюзы. При этом все государства также должны отменить субсидии для рыболовства, препятствовать принудительному труду и принять приемлемые условия для рабочих.

По мнению же американского экономиста, лауреата Нобелевской премии Джозефа Стиглица, Транстихоокеанское партнерство "может оказаться худшим торговым соглашением за последние десятилетия". Бытует мнение, что, во-первых, как уже мы писали выше, ТТП может негативно повлиять на рынок труда, а во-вторых, нанести ущерб суверенитету тихоокеанских государств. Однако вероятность того, что Вашингтону удастся посредством ТТП существенно замедлить рост КНР, предельно высока. США надеются с помощью этой организации сплотить южноазиатский регион, который уже давно из-за своих внутренних разногласий является головной болью администрации Обамы.

Вашингтон прилагает максимум усилий, чтобы снизить влияние Китая в регионе, вовлекая в свою орбиту государства западного Тихого океана. Потому-то (помимо, собственно, военно-стратегических соображений) столь серьезный интерес США проявляют к главному торговому партнеру Китая - непризнанному Тайваню. До последнего времени главная политическая сила на острове, Гоминьдан, пыталась усидеть на двух стульях - собирала сливки от сотрудничества и с Пекином, и с Вашингтоном, но планомерно продвигалась к сближению с первым. Президентские выборы, на которых одержала победу кандидат от Демократической прогрессивной партии (ДПП) Цай Инвэнь, вполне могут помешать этому сближению. Дело в том, что ДПП, как и Инвэнь - являются сторонниками независимости Тайваня. И, соответственно, противниками концепции "две страны - один народ", которая объединяет и тайваньских националистов, и коммунистов на материке. Справедливости ради стоит заметить, что нового президента считают умеренным политиком, поэтому горшки с Пекином Тайбэй бить не будет, но и форсировать сближение не станет. Еще одной страной, в сотрудничестве с которой заинтересованы США, является Вьетнам, где власть удержал убежденный коммунист старой школы Нгуен Фу Чонг. Ханой же, будучи давним соперником Пекина, по отношению к двум мировым гигантам, проводит политику, во многом аналогичную тайваньской.

Вашингтон прилагает максимум усилий, чтобы снизить влияние Китая в регионе, вовлекая в свою орбиту государства западного Тихого океана. Потому-то столь серьезный интерес США проявляют к главному торговому партнеру Китая - непризнанному Тайваню

Привязать к себе регион США пытаются и через альтернативную ТТП организацию - ASEAN, в состав которой входят Филиппины, Малайзия, Индонезия, Сингапур, Таиланд, Бруней, Вьетнам, Лаос, Мьянма и Камбоджа. ASEAN, по задумке ее членов, должна быть мощным фактором сдерживания Китая, но испытывает ряд трудностей, т.к. дипломаты КНР успешно используют внутренние противоречия и вносят сумятицу в работу этого антикитайского фронта. Поэтому 15-16 февраля на калифорнийском ранчо Саннилэндс Обама решил собрать представителей всех стран ASEAN, чтобы попытаться добиться единства в организации. Одной из целей, которые преследует Вашингтон, собирая этот беспрецедентный саммит, видится попытка если не сорвать, то хотя бы существенно замедлить становление морского господства Поднебесной и не допустить превращения Южно-Китайского моря в собственно китайское озеро.

Использование Штатами двух глобальных структур объясняется, конечно, не только стремление Обамы оставить след в истории и завершить каденцию на позитивной ноте. Нынешний период выбран неслучайно, т.к. именно сейчас Китай пребывает в фазе крайне трудного перехода от индустриальной экономики к потребительской, что обусловило обвал цен на ключевые сырьевые товары; а также глобального реформирования армии. Китайское чудо сейчас уже таковым не является, т.к. экономика демонстрирует спад. Издание The Washington Post ранее верно подметило, что экономический рост в Китае, а также Южной Америке, происходивший последнюю четверть века, привел к резкому снижению числа бедных слоев населения, однако нынешнее положение дел в Китае может иметь обратный эффект. По мнению аналитиков банка Royal Bank of Scotland, высокая закредитованность и риск дефляции являются ключевыми угрозами для китайской экономики. К тому же, британские эксперты считают, что показатели прироста экономики КНР, которые показывали власти последние четыре года, очень подозрительно близки к планам правительства. Реальный же прирост ВВП, по их мнению, в два раза ниже официальных данных и составляет примерно 3-4% в год.

Крупный бизнес уже реагирует на тенденции в китайской экономике. Так, по данным Института международных финансов (ИМФ), отток капитала из Китая в прошлом году составил 676 млрд долларов. Агентство Bloomberg также констатировало катастрофическое сокращение золотовалютных резервов Китая в 2015 году - казна потеряла 512 млрд долларов, а Народный банк Китая 6 января ослабил курс юаня до пятилетнего минимума, чтобы поддержать экономику. Пекин осознает необходимость более активного присутствия в других странах, что позволит оздоровить экономику, заполучить жизненно важные ресурсы и современные технологии, которые позволят ускорить модернизацию экономики до стадии потребительской и высокотехнологичной по образцу западных стран. Именно поэтому Китай вливает огромные суммы в страны Африки (ресурсы), а также интенсифицирует связи с нефтяными державами Ближнего Востока - теми же Ираном и Саудовской Аравией. Что касается технологий, то их источники Китай ищет везде. В частности, в Европе, откуда не так давно с новыми выгодными сделками прибыл президент КНР Си Цзиньпинь. Увеличивает также Китай свое присутствие в американском и европейском бизнесе. Буквально за несколько недель 2016 года китайские компании провели несколько многомиллиардных покупок.

Иными словами, сейчас наблюдается разнонаправленное движение США и Китая. Американцы "идут" в Азию, чтобы ударить по Пекину в его вотчине, а китайцы по новому "Шелковому пути" - в Европу, что не может не беспокоить Вашингтон. К слову, по мнению европейских экспертов, Транстихоокеанское партнерство, которое является вызовом для Китая, может ускорить переговоры ЕС и США по созданию торгового союза. Немецкий бизнес, например, уже настаивает на этом. "Мы не можем позволить себе оставаться в стороне и только наблюдать за тем, как другие прописывают правила для мировой экономки завтрашнего дня", - цитирует Deutsche Welle президента Федерального объединения немецкой промышленности (BDI) Ульриха Грилло, который настаивает скорейшей разработке соглашения о создании Трансатлантической зоны свободной торговли.

Вполне вероятно, что бизнес, почуяв новые выгоды после создания ТТП, смоделирует другой вектор внешней политики для Европейского союза, некоторые страны которого сегодня демонстрируют желание "простить" Москву и возродить экономическое сотрудничество с РФ. Помимо корреляции политики ЕС ТТП непосредственно может серьезно навредить российской промышленности. Эксперты Центра международной торговли (ЦМТ) считают, что может пострадать экспорт российских удобрений, металлов, древесины и мороженых крабов в США, Малайзию, Сингапур, Японию и Мексику. По данным же американского Института мировой экономики имени Петерсона (PIIE), переориентация торговых потоков может стоить ВВП РФ потерей 2 млрд долларов к 2025 году, а экспорту - 4,4 млрд долларов. Россию отодвинут Австралия, Новая Зеландия, Малайзия, Канада и Чили. Очевидно, что созданием Транстихоокеанского партнерства Вашингтон убьет сразу трех зайцев: помешает развитию китайской экономики, нанесет ущерб потрепанной российской и поспособствует возвращению Европы под свое крыло.