Мир

Как заставить европейцев разлюбить Путина

Можно ли оградить от разрушительной лжи Кремля отчасти наивных зрителей и слушателей ЕС, нередко принимающих российские новости за чистую монету? Можно. Для этого необходимо помечать их так же, как и взрослый контент, или соответствующим сообщением в титрах

Фото: "ВД"

Вызов, состоящий в создании и организации инфраструктуры эффективной пропаганды или, скорее, контрпропаганды, возник перед Европейским Союзом впервые с момента его образования. В отличие от США, игравших в эпоху холодной войны роль лидера демократического мира и отчасти вынужденно возвращающихся к этой роли сегодня, объединенной Европе в прошлом никогда не приходилось доказывать, что она является "объективным позитивом". Можно сказать, что до момента, когда европейская экспансия на Восток встретилась с печальными стенами седого "Мордора" (так недавно аттестовал свою страну министр культуры РФ Владимир Мединский, объясняя, почему фильм Child 44 нельзя допустить в российский прокат), у Брюсселя не было необходимости защищать свои ценности от атаки извне. Но с тех пор, как во внешнеполитический дискурс вернулась так называемая "геополитика", а накапливание приближенными Владимира Путина части сверхприбылей от нефтегазового бума сформировало структуру российского внешнего влияния, оказалось, что Западу необходимо как минимум защищаться.

Многочисленные PR-службы Евросоюза нельзя обвинить в излишней наивности. Просто их задача на союзном уровне состояла в формировании поддержки инициатив европейских институтов на уровне национальных групп политического и общественного влияния. Иными словами, европейцы были совершенно не готовы к атакам извне с некоей якобы альтернативной позиции. В конце 2014 - начале 2015 гг. союзные, государственные, коммерческие и общественные европейские организации столкнулись с необходимостью дать хоть какой-то отпор безудержной российской лжи.

ЕС и впрямь начал зондировать почву и даже создавать подобные структуры, которые должны работать на базе посольств союзных делегаций. Изучение рекомендаций и инструкций этих новообразованных инициатив вряд ли может вызвать какое-то чувство, кроме печальной иронии. Европейцы лишь недавно начали ощущать российскую агрессию в информационном пространстве. За ними нет, да и не могло быть опыта USIA (Информационного агентства Соединенных Штатов, отдаленного аналога ТАСС). А у этой - ныне реанимируемой, кстати говоря, - службы не было опыта трансляции откровенной злонамеренной лжи. В эпоху холодной войны ее задачей было как раз разоблачение лживых сигналов и посылов советской пропаганды и донесение этих разоблачений сквозь глушилки до некоего сегмента советской аудитории.

Сегодня информационная война выглядит совершенно иначе. По крайней мере, со стороны Москвы: теперь она генерирует постоянный диффамационный поток, не трудясь "бороться за правду", как это случалось во времена СССР. Поток этот корректируется, адаптируется, переводится на европейские языки и транслируется в европейский эфир и кабель за "большие миллионы евро". Тождественная часть этих миллионов разворовывается менеджерами антизападной пропаганды. За них они покупают себе имения на Лазурном берегу, смеясь как над российскими, так и над европейскими "полезными идиотами".

Сексуальная притягательность отполированного пиар-фирмами и графическими дизайнерами "бунтаря" возбуждает невзрачных и наскучивших самим себе европейских обывателей. Ранее точно так же подобных бедняг возбуждали Ясир Арафат и даже Усама бен Ладен

Таков, например, Константин Рыков - молодой российский медиамагнат, создавший свой начальный капитал на торговле порнографией, а теперь контролирующий все так называемые российские "аналитические" СМИ со своей виллы в Антибе. Такова Маргарита Симоньян, заявившая, что ради Путина отказывается от своих армянских корней. Сегодня именно она руководит каналом Russia Today, чью деятельность уже ограничили в ряде западных стран.

Будем откровенны: и для ряда европейских интеллектуалов, и для некоторых представителей истеблишмента, и для немалого числа обычных граждан культ российского мачо, генератора зла, московского повелителя вовсе не отвратителен. Ведь по историческим меркам Западная Европа не так давно рассталась с поклонением "сильной личности". Увы, сексуальная притягательность отполированного PR-фирмами и графическими дизайнерами "бунтаря" - пусть и с капиталом в $250 млрд - возбуждает невзрачных и наскучивших самим себе европейских обывателей. К несчастью, это правда: ранее точно так же подобных бедняг возбуждали Ясир Арафат и даже Усама бен Ладен. Существует, к сожалению, такой себе вполне фрейдистский эффект. Зарегулированная, преимущественно и бюргерская, в своем фундаменте Европа с конца холодной войны ждет появления каких-то "сильных личностей", которые избавят ее от обыденности.

Очевидно, впрочем, что появление каких-либо "сильных личностей" изнутри объединенной Европы маловероятно в силу более чем сложного союзного европейского законодательства. Тот же комик-блогер-политик Беппе Грилло, контролируя крупную фракцию в итальянском парламенте, так и не осмелился лично взять депутатский мандат. Мода на правый и в меньшей степени левый популизм ныне управляет электоральными настроениями Южной и отчасти Западной Европы. Вероятно, это долгосрочный тренд, который к тому же может щедро финансироваться из Москвы.

Фото: n-tv.de

Тем не менее европейцы - какие бы финансовые ресурсы на это ни выделялись и какие бы талантливые программы под эти ресурсы ни разрабатывались - вряд ли способны наладить некую альтернативную систему пропаганды. Потому что им просто незачем врать (как это делали Владимир Познер и Стивен Коэн во время канадских Munk Debates). Логично, что европейский проект противостояния российской пропаганде предполагает найм сотрудников, владеющих русским языком и знакомых со спецификой страны. Однако это тоже не слишком помогает, когда речь идет о современной России, где ложь превратилась в своеобразную государственную религию. Иными словами, послание правды не сможет переубедить людей с измененным состоянием сознания (и совести). Уместный вопрос: а на что тогда тратить деньги? Думается, на укрепление рубежей - на работу со СМИ приграничных стран и социальные сети, в которых работа агентов влияния не остается незамеченной. Нынешняя Россия не жалеет средств для того, чтобы доказать, к примеру, что "Боинг" "Малайзийских авиалиний" был сбит не ее военными, а если вдруг и ими, то случайно, и в таком случае россиян надо просто "понять и простить". В ответ продолжается демонстрация европейского образа жизни, состоящего, в частности, в театрализации городского планирования. Безусловно, это похоже на общение неолита с эрой космических полетов.

Можно ли оградить от разрушительной лжи Кремля отчасти наивных европейцев, нередко принимающих российские новости за чистую монету? Можно. Для этого необходимо помечать их так же, как и взрослый контент, или соответствующим сообщением в титрах. Конечно, юристы и лоббисты закатят истерику в европейских судах, крича о дискриминации. Процесс долгий. Но в его конце российские телеканалы, к примеру, возможно, сами захотят уйти - стоит заметить, что с подобными проблемами не сталкивалось вещающее на западные страны китайское и арабское телевидение. С интернетом, конечно, другая история. Тысячи провокаторов разного уровня, получающие зарплату испанского дворника или итальянского развозчика пиццы, заражают информационное поле Европы, пробивая по самым больным точкам: кризисе расширения и углубления интеграции, евро и иммиграции. Сеть как раз и является пространством для организованной работы ассенизаторов - так можно с толком израсходовать бюджет на борьбу с российской пропагандой.

Несколько большую проблему представляют собой носители тоталитарного менталитета, проникшие в ту же Германию благодаря радушию ее иммиграционной политики в 1990-е и 2000-е годы. Но это, скорее, вопрос не пропаганды и контрпропаганды, а полиции и спецслужб, хотя и здесь важен именно образовательный элемент. К примеру, принудительная программа ознакомления с процессами и результатами злодеяний Сталина и Путина как часть миграционной ориентации. Это, кстати, и столь нужные сегодня рабочие места. Объединенная Европа обладает потенциалом для творческого подхода к проблеме ограничения деструктивного псевдоинформационного потока с Востока - самое главное, что наличие проблемы уже признано и осознано.

Опубликовано в ежемесячнике "Власть денег" за май 2015 г. (№5/430)