Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Референдум Трампа. Как американцам промежуточные выборы выдали за президентские

Четверг, 8 Ноября 2018, 14:15
Позиционирование промежуточных выборов в качестве референдума за/против политики Трампа стало едва ли не ключевой предвыборной технологией и манипуляцией

Президент Дональд Трамп выступает перед сторонниками накануне промежуточных выборов 5 ноября 2018. Фото: EPA/UPG

Минувшие промежуточные выборы были нетипичными для США. Прежде всего, из-за необычно высокой явки. Американский избиратель, чтобы отдать свой голос, был готов сидеть на детских стульчиках, заказывать пиццу, поскольку выстаивал в огромных очередях, причем порой даже под дождем. До популярности президентских midterm недотянули, конечно, но все же... Избиратель был в тонусе. Как результат, на промежуточных выборах досрочно проголосовали в 1,5 раза больше избирателей, нежели четырьмя годами ранее. А на утро 6 ноября свой голос отдали уже 36 млн человек.

И краеугольным камнем такого явления стало фактическое сращивание промежуточных выборов с президентскими - как с прошедшими, так и будущими. По словам профессора из Университета Флориды Майкла Макдональда, отслеживающего ход выборов, "это не обычные выборы". В интервью Politico он назвал их "гибридом промежуточных и президентских выборов". По сути же они стали референдумом относительно политики Дональда Трампа. Что признавали и активно продвигали обе партии, дабы подтолкнуть избирателей прийти и проголосовать. Получается участники предвыборной гонки согласились сыграть в раскол и персонализацию. Чего, между прочим, долгое время добивался со скандалом покинувший Белый дом Стив Бэннон. Несмотря на якобы побитые с Трампом горшки, он продолжал помогать президенту, влияя на его электоральное ядро. И среди прочего продвигал тезис, адресованный республиканцам, о том, что им следует сплотиться вокруг Трампа, если желают "выжить".

Хозяин Овального кабинета катался по стране якобы в поддержку республиканцев. Но очень часто в его риторике проводилась параллель между выборами 2018 г. и 2016 г., когда он триумфально поверг Хиллари Клинтон. По сути, помощи однопартийцам как таковой не было. Была помощь своим амбициям на следующих президентских, под которые "слоны" должны подстраиваться. Трамп как бы говорил: "Республиканская партия - это я. Без меня им ничего не светит, но они полезны - если хотите видеть меня президентом до 2024 года, голосуйте за республиканцев".

Позиционирование промежуточных выборов в качестве референдума за/против политики Трампа стало едва ли не ключевой предвыборной технологией и манипуляцией. Но не только ею обошлись участники избирательного ралли. Среди основополагающих, масштабных политтехнологических тем можно выделить референдум, ксенофобию и вмешательство РФ.

С учетом ажиотажа, технологий было больше, и далеко не все они были прозрачными, порой даже откровенно грязными. Помимо спекуляций с референдумом, тот же Дональд Трамп и его команда максимально выжали все сперва из темы с гражданством по месту рождения, а затем и из караванов мигрантов из стран Центральной Америки с целью мобилизовать свой электорат - американцев с ультраконсервативными взглядами.

Ксенофобия на марше

Сам Трамп держал страну в напряжении своей воинственностью - то он грозил, что мигрантов на границе с Мексикой встретят военные, то после обещал, что стрелять по ним никто не будет. Шефу Пентагона Джеймсу Мэттису это явно не нравилось, но его заставили дать добро на отправку нескольких тысяч военнослужащих. А заставили проверенным способом - в СМИ в очередной раз появилась информация о том, что президент готов отправить министра в отставку.

Трамп играл с ксенофобией на грани фола. Его предвыборный ролик, в котором мигранты сравнивались с убийцей копов в Сакраменто Луисом Бракамонтесом, отказались транслировать не только CNN и NBC, но и консервативный Fox News. Мало того, политический обозреватель республиканцев Ана Наварро даже назвала президента в прямом эфире CNN "расистской свиньей".

В любом случае своей цели Трамп и Ко добились - это факт. Да так, что против него ополчились однопартийцы, что, в свою очередь, позволило обозначить "круг предателей" в своих рядах. Фронтменом же оказался спикер Палаты представителей Пол Район, которого, по данным прессы, Трамп назначил главным виновником провала "слонов" на выборах.

Помимо того, Трамп во время многочисленных турне по всей стране в поддержку "слонов" рассказы о потоках "насильников и преступников" в США смешал с агрессивной демонизацией демократов. Он стращал сторонников радикальными демократами, которые, мол, хотят строить социализм и открыть границы для всех. Даже нарисовал мрачное будущее при демократах - Соединенные Штаты превратятся в Венесуэлу с ее сумасшедшей инфляцией, стремительным обнищанием населения и повсеместным бесправием.

Примечательно, что такая риторика Трампа сыграла в обе стороны, и в некоторых случаях против него. Да, республиканцы, его в этом поддерживающие, собрали сливки с радикализированных консерваторов. А есть республиканцы, ориентирующиеся на локальную специфику, а потому не поддерживающие антимигрантскую риторику. К примеру, в 23-м избирательном округе Техаса - округе, проголосовавшем за Клинтон в 2016 г., - Уилл Херд одержал верх над достаточно популярной и яркой демократкой Джиной Джонс. И победил он, поскольку не поддержал выпады Трампа в адрес испаноязычных избирателей, которых в округе 55%.

Ксенофобия и ядерный консерватизм Трампа помогли и Демпартии. Так, Рашида Тлаиб (Мичиган) и Ильхан Омар (Миннесота) стали первыми мусульманками, избранными в Палату представителей.

В пику шовинизму

Именно мужской шовинизм Трампа стал предпосылкой для еще одной мощной технологии - женское "нет" взглядам президента. Оно выразилось, во-первых, в голосовании: 59% женщин проголосовали за демократов, а за республиканцев - 40%. Мужчины же, напротив, предпочли консерваторов - 51%, и 47% - проголосовали за "ослов".

Во-вторых, зафиксировано рекордное количество женщин, прошедших в Конгресс, - 103 конгрессвумен, по большей части из Демпартии. Фактически это антитрампизм и конечная форма "Маршей женщин против Трампа".

Используя скрепы

Да, те самые, которые наблюдаются и в России, да и в Украине. А именно: речь идет о крайней форме гомофобии, продуцируемой ультраконсервативными политиками и избирателями в США. Как и в случае с женщинами, последовало противление такому явлению в виде рекордного числа кандидатов-ЛГБТ - 244 человека. И опять-таки в большинстве своем это демократы. Что любопытно, США также получили еще и своего первого губернатора - открытого гея, им стал Джаред Полис из Колорадо, между прочим, американец украинского происхождения.

Тень вмешательства

Еще одна из списка мощных предвыборных технологий - угроза нового вмешательства России в американские выборы. В первую очередь, посредством социальных сетей и прочих медиаресурсов. Они имели место, но не столь грубые. Кибератак из той же РФ не последовало. По крайней мере в этом заверил замминистра внутренней безопасности Крис Кребс: "Не было вмешательств, связанных с иностранными государствами". Но россияне все же не пропустили такого события, как промежуточные выборы. По словам главы ведомства Кирстен Нилсен, они "давили с помощью всех возможных средств и способов".

Правоохранители сообщили, что Facebook и Twitter удалили "миллионы постов и закрыли аккаунты, связанные с операцией по усилению влияния РФ, Ирана и других стран во время выборов". Так, FB отчиталась о блокировании 115 аккаунтов - 30 в самой соцсети и 85 в Instagram. Twitter удалила с конца сентября и до начала октября более 10 тыс. аккаунтов, содержащих призывы якобы от демократов не голосовать.

В темноте и в обиде

Теперь переходим к технологиям и манипуляциям "помельче". Они в основном базируются не на идеологии, политических и культурных противоречиях, а имеют ярко выраженный технический характер. Например, неработающие машины для голосования, прочие неисправности, перебои с энергоснабжением.

По словам президента Lawyers' Committee on Civil Rights Under Law Кристен Кларки, к восьми вечера на горячую линию их правозащитной организации поступили почти 30 тыс. звонков, касающихся защиты выборов. Что намного больше, чем для обычных промежуточных выборов. Кроме того, говорит Кларки, большинство жалоб касались неисправности оборудования, неверных данных в документах и огромных очередей.

Оборудование, в частности, не работало на некоторых предвыборных участках в Нью-Йорке, Калифорнии, Аризоне. Занятно, потому как первые два - это вотчина демократов, а третья преподнесла республиканцам неприятный сюрприз. Да, губернаторство отошло "слонам", но из девяти новых конгрессменов и конгрессвумен пять - демократы. На работу машин для голосования также жаловались в Пенсильвании, Северной Каролине, Техасе и Иллинойсе.

К тому же во многих штатах, особенно в республиканской Северной Дакоте, наблюдалась острая нехватка бюллетеней. Плюс ко всем в этом же штате не смогли проголосовать многие коренные американцы. Как пишет Mother Jones, 70 тыс. человек, включая 5 тыс. коренных американцев, остались без ID после спорного изменения названий некоторых улиц. Они попросту не успели получить новые документы.

А в округе Марикопа (Аризона) и вовсе приключился подозрительный казус с одним из участков - когда туда прибыли социологи, оказалось, что на здании висит замок и уведомление о выкупе. Помимо того, в округе не работали электронные машины для голосования.

В некоторых штатах участки погрузились во тьму. Например, вроде как сильный ветер стал причиной отключения света на 21 участке в округе Трамбалл на северо-востоке Огайо. Избиратели заполняли бюллетени, подсвечивая фонариками, пока не восстановили электроснабжение. Света также не было в восьми участках Нокса, штат Теннесси.

Но одним из самых проблемных штатов оказалась Джорджия. Там развернулась нешуточная битва между республиканцем - секретарем штата Брайаном Кемпом - и демократом Стейси Абрамс, которой не хватило 3% голосов, чтобы стать первой черной женщиной на посту губернатора. Правозащитники даже подали в суд на штат, обвиняя Кемпа в злоупотреблении служебными полномочиями с целью улучшить свои и партийные позиции на выборах, одновременно нанося ущерб оппонентам. При этом отмечается, что чиновник мешал волеизъявлению меньшинства. На фоне этих обвинений приобретают дополнительные смыслы и технические проблемы. Так, в даунтауне Атланты 3 тыс. зарегистрированным избирателям пришлось ждать открытия участка три часа, и, как оказалось, там работали лишь три машины для голосования. А в округе Гуиннетт они простояли под участком четыре часа, чтобы в итоге узнать, что эти самые машины и вовсе в нерабочем состоянии. Примечательно, что в обоих округах большинство избирателей - афроамериканцы, голосующие за Абрамс.

Стоит отметить, что многие правозащитники не ограничились местным уровнем, а напрямую обвинили Трампа в создании препятствий для голосования молодых избирателей и меньшинств, которые, как известно, зачастую поддерживают демократов.

И напоследок нельзя не обратить внимания на еще две очевидные технологии. У них даже есть свои лица - это экс-президент и бывшая первая леди Барак и Мишель Обамы, аккурат под выборы заявившие о своем намерении снять то ли фильм, то ли сериал по книге Майкла Льюиса о хаосе, творимом командой Трампа в правительстве. Это и бывшая госсекретарь и экс-соперница Трампа в 2016 г. Хиллари Клинтон, допустившая свое выдвижение в 2020 г. И это Сезар Сайок - 56-летний житель Флориды, получивший прозвище "почтового террориста", поскольку отправил 16 самодельных бомб видным демократам, включая Обам и Клинтон. Суд над ним в Манхэттене вообще начался в день выборов. Заседание было кратким, но запоминающимся - ему лишь зачитали обвинения, и через 10 минут Сайок без наручников покинул зал. При этом еще и пообнимался с назначенным адвокатом Джейн Баумгартел. Все три эпизода обострили межпартийное противостояние, также мобилизовав электорат.

В целом же, повторимся, эти выборы были очень необычными и стали генрепетицией президентских 2020 г. И кандидаты в Палату представителей, Сенат и на губернаторство прибегли к немалому спектру технологий.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир