Мир

Какую новую войну будет вести Путин в Донбассе

Агрессия против Украины вступает в новую фазу — политического терроризма

Фото: protv.ru

Очередной, уже 13 по счету путинский "разговор со страной" в смысле мифологизации реальности откровенно не заладился. Как показал опрос фонда "Общественное мнение" по итогам этого четырехчасового марафона, 46% россиян заявили, что им не о чем спросить Путина и что "прямая линия" - показуха, которая никоим образом не повлияет на их жизнь. Впрочем, если рассматривать путинский разговор со страной как сеанс массовой психотерапии, тогда многое становится на свои места. Путин - это Кашпировский и Чумак в одном флаконе, только круче. Его "установка на добро" не менялась на протяжении многих лет: У вас проблемы? - Это не проблемы, это трудности. У всей страны трудности. Временные. Но все под контролем. Моим личным контролем.

Собственно, демонстрацией этого контроля и является "прямая линия". Путин разбирается во всем. Он дискутирует с "системным оппозиционером" Алексеем Кудриным о макроэкономике и походя возлагает на него ответственность за снижение показателей, дескать, тот был в числе авторов "Стратегии-2020". Очевидно, в сценарии программы экс-министру финансов была отведена именно такая роль.

Фермерам Путин рассказывает о молоке и надоях, предпринимателям - о бизнесе, ветеранам обещает квартиры, строителям космодрома - зарплаты, погорельцам - помощь. ВВП всеведущ и вездесущ. Он самодержец, вполне сопоставимый с Петром І, который "и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник". Что характерно, проблема у него та же: в стране совершенно отсутствует система государственного управления. Без ока государева не работает ровным счетом ничего. Так что демократический вроде бы формат общения с народом - не что иное, как прием челобитных от подданных, до которых самодержцу, в общем-то, нет никакого дела, покуда не бунтуют. У него иные заботы: как и подобает монарху, ВВП увлечен "большой игрой". И маленькой войной как ее неотъемлемой частью. Но дела на этом поприще идут неважно. Косвенным признанием тому стало "размазывание" внешнеполитического блока по всему эфиру. "Украинский вопрос", правда, компактно уместился в третью четверть разговора, но ему уделили чуть больше получаса. То есть столько же, сколько и главной, судя по режиссуре, проблеме российской экономики - низкому росту надоев. Но втрое больше, чем пожарам в Хакасии и Забайкалье, хотя за время программы успели сгореть несколько сел.

О буферных зонах Путин в прямом эфире умолчал. И эта фигура умолчания красноречива: их возвращение для него - мегапроект того же порядка, что ядерная программа для товарищей Кимов

Главные тезисы путинского внешнеполитического мифа не изменились. Украина не имеет отношения к санкциям - это вопрос сдерживания России. Российских солдат в Донбассе нет. К слову, Путин признался, что Петр Порошенко не предлагал его забрать. Тем не менее "киевская власть" держит регион в блокаде и не выполняет условий минских соглашений.

Между тем ряд признаков указывает на заморозку "новороссийского" проекта и слив (цитирую) "этих территорий, которые называются ЛНР, ДНР" как бесперспективных. Хотя это, конечно, не исключает возможности их последующего переформатирования. Пока же, как позволяет предположить доклад миссии ОБСЕ, главным modus operandi Кремля на востоке останутся срывы договоров о прекращении огня с помощью провокаций "неустановленных лиц".

Разумеется, война против Украины на этом не завершается. Прямая линия лишь ознаменовала начало ее новой фазы. Фазы политического терроризма. Отсутствие каких бы то ни было эмоций на лице ВВП от известия об убийстве Олега Бузины можно списать на ботокс. Но образу фашиствующего Киева, который старательно лепит российская пропаганда, катастрофически не хватает идеологических жертв режима. Ведь хунта всегда избавляется от инакомыслящих. И в этом "киевской власти" явно необходима помощь. С одной стороны, есть надежда, что это если и не вызовет гражданскую войну на "большой земле", то хотя бы раскачает ситуацию. И серьезно подмочит репутацию Украины в глазах западных партнеров. С другой - снимет ответственность с российского режима за расправу с собственными оппонентами. О чем, кстати, Путин прямо заявил. Любопытно, что эту тему в контексте убийства Бориса Немцова и российского военного присутствия в Украине подняла Ирина Хакамада. Которая, очевидно, играет ту же роль системного несогласного на ставке, что и Кудрин (кстати, на прошлогодней "прямой линии" она называла Путина победителем).

Впрочем, разногласия в рядах российского истеблишмента по обе стороны кремлевских стен вызывают средства, но не цели российской внешней политики - здесь он вполне солидарен с президентом. Этой темы в обычной манере воздержания от прямых ответов Путин коснулся: "У нас нет цели возрождения империи". О буферных зонах он умолчал. И эта фигура умолчания красноречива: их возвращение для ВВП - мегапроект того же порядка, что ядерная программа для товарищей Кимов. Ради ее осуществления обитатель Кремля готов жертвовать всем и всеми.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 19 апреля 2015 г. (№16/726)