Мир

Почему Киев может забыть о долгах перед Москвой

На языке среды, из которой вышел президент РФ, соглашение Киева с кредиторами делает Россию международным терпилой

Фото: zn.ua

Украине удалось договориться с кредиторами о списании 20% ($3,8 млрд) от суммы внешнего государственного долга (в ближайшие год-два нам предстояло выплатить около $20 млрд, или 15-30 % ВВП). Здесь неожиданно уместно сказать и о том, что договоренность о переносе выплат по остальной сумме на 2019-2027 гг - это серьезный прорыв в аспекте борьбы с кризисом, навязанным нашей стране хищническим правлением серии дореволюционных правительств (объективно говоря, спурт заимствований начался с 2007-2009 гг) и военной агрессией со стороны России.

Конечно, сегодня озвучивается немало скептических оценок соглашения, мол, к Украине могли бы отнестись по-другому, к примеру, так как к Греции. Но анализ таких оценок показывает: они основываются на wishful thinking, или выдаче желаемого за действительное. Разумеется, мы, как общество, не виноваты в том, что руководители украинского государства создали такую макабрическую задолженность. Правительство, пришедшее к власти после Революции Достоинства, ответственно, в лучшем случае, за одну пятую, шестую или седьмую общей суммы задолженности. Более того, эти средства наша действующая власть получала исключительно в рамках программ стабилизации.

Однако, все же, при всей информационной доступности, необходимо видеть и разницу. К примеру, та же Греция, которой списали более 50% долга, является членом ЕС и зоны евро, иными словами разрешение греческих проблем с позиций рыночной логики и социал-дарвинизма нанесло бы ущерб архитектуре самой европейской финансовой системы. Достаточно и того, что греческое правительство, запутавшись в своих махинациях, предсказуемо пало. Греция вновь идет на выборы, и, похоже, выполнять программу оздоровления экономики страны будут вынуждены другие политики и чиновники.

Богатая - по сравнению с Украиной - Греция вернулась в момент, уже пережитый нашей страной весной 2014 года. Ей неплохо было бы воспользоваться нашим трудным и болезненным опытом.

Так, Украина, не пользуясь благами членства в ЕС и использования общей финансовой и монетарной системы, оказалась на порядок крепче Греции, а если учитывать еще и фактор противостояния военной агрессии гангстерского государства на востоке - то на порядок сильнее многих внешне процветающих экономик (той же Аргентины). Безусловно, на стороне Украины находятся консервативные - в рамках старой холодной войны - и неолиберальные (нельзя не удивиться заявлениям крупного функционера времен Клинтона и раннего Обамы Лори Саммерса о том, что мир изменился, и кредиторы Украины должны прислушаться к "международному общественному мнению") элиты западного мира. Причем вряд ли есть смысл говорить о том, что эти жесты не являются политическими. Потому что они - более чем политические.

Дело, наверное, в том, что все вот это - частичное списание долга и комфортная реструктуризация - и есть тот максимум, который мы могли ожидать от администрации Обамы. Возможно, нам нужны от Вашингтона противотанковые ракетные комплексы. Но не получив их из-за океана, мы обнаружили, что умеем строить вполне приличную "Стугну".

Финансовые проблемы Москвы - с 27 августа текущего года - никак не способны поставить Украину на грань банкротства, а соответственно, являются суверенной проблемой режима Путина, который в рамках секвестра федерального бюджета месяц за месяцем вынужден сокращать льготы пенсионерам и другим бюджетникам

Кроме того, только сегодня мы можем говорить о том, что выполнили основные условия консорциума кредиторов и доноров, согласившихся в 2014 году предоставить нашей стране средства в размере $40 млрд (а это - 30,55 % ВВП в долларовом номинале) на протяжении трех лет. Поэтому уже 26 и 27 августа прозвучали заявления со стороны Всемирного Банка и ЕС, демонстрирующие согласие с выделением Украине новых траншей в рамках ранее оговоренных программ (грубый подсчет указывает на сумму в €2 млрд только в осенние месяцы). Можно говорить о том, что Украина на время выбралась из долговой трясины.

Да, это нелегко нам далось. Но с точки зрения финансовой дипломатии - нельзя удержаться от аплодисментов как в адрес нашего министерства финансов, так и по адресу наших друзей и доброжелателей в Вашингтоне и Брюсселе. Ведь еще накануне пишущий для Bloomberg российский эмигрант Леонид Бершидский, в прошлом - основатель ряда успешных медиа в России, скептически написал: "Если стороны, как ожидается, сойдутся на золотой середине (это станет первым серьезным поражением гуру Templeton Майкла Хэйзенстэба), Украина получит некоторое краткосрочное облегчение". Что же, как видим, украинское правительство смогло добиться своего - вот этой золотой середины. А если "краткосрочное облегчение" исчисляется как минимум четырьмя годами, то о чем большем мы могли бы мечтать в наше быстрое и драматическое время?

Но ведь четыре года - это целая эпоха. Тем более, для страны, которая - находясь на дне спровоцированной человеконенавистническим режимом в Москве экономической катастрофы - смогла стать лидером по поставкам зерна и кукурузы в Китай, и курятины - в ЕС. Не говоря уже о нашей по-прежнему устойчивой позиции в первой мировой четверке по software outsourcing и растущем присутствии - в рамках первой десятки - на рынках ракетостроения и производстве спутников.

Нельзя не сказать несколько слов и о ключевом неудачнике, "пострадавшей" стороне этой сделки. Это не что иное, как правительство Российской Федерации - я предпочитаю называть эту территорию "бывшей РСФСР", поскольку она по собственной воле вышла из основных послевоенных договоренностей, но пусть - "о вкусах не спорят". Дело в том, что правительство РФ, являясь марионеткой в руках добровольно нарядившегося в одеяние мирового зла Владимира Путина, отказалось от участия в комитете кредиторов. Поэтому $3 млрд, которые, по мнению российского Минфина, Украина должна выплатить ему в конце года, теперь превратились в некую условность.

На столе находятся три варианта.

Первый - этот изолированный "кредитор" (нет, все понимают, насколько рухнувшей в кризис виртуальной империи Путина нужны средства в СКВ, но есть ли основания проявлять к ней милосердие?) тихо соглашается с общими основаниями, на которых Украина теперь осуществляет выплаты.

Второй вариант: страна-изгой обращается в третейский суд в Гааге - однако, как мы знаем, в последние годы отношения между Москвой и Гаагой являются более чем проблематичными.

Фото: guruinvest.com

Третий вариант - те или иные ограничения в двусторонней торговле, или отношениях между финансово-кредитными организациями - правда, здесь царит непроглядный туман. Ведь стараниями бывшей РСФСР товарооборот между ней и Украиной сократился более, чем на две трети, и продолжает снижаться. Что касается пресловутого российского газа, то Украина тоже сократила закупку до минимума, предпочитая приобретает его в странах ЕС. Да еще и получила предложение присоединиться к бурно развивающемуся Энергетическому союзу ЕС.

Иными словами, у Киева достаточно средств, чтобы расплатиться с этим кредитором (теперь такой шаг даже не способен всерьез пошатнуть наши резервы), но факт международной изоляции этого кредитора (как если бы Украина была должна Венесуэле или Северной Корее) вынуждает Украину, как страну-ассоциата ЕС сдерживать подобные движения души.

То есть финансовые проблемы Москвы - с 27 августа текущего года - никак не способны поставить Украину на грань банкротства, а соответственно, являются суверенной проблемой режима Путина, который в рамках секвестра федерального бюджета месяц за месяцем вынужден сокращать льготы пенсионерам и другим бюджетникам.

Однако при всем присущем украинцам гуманизме и многочисленных проявлениях милосердия - к примеру, по отношению к сотням российским военнослужащих, попавших в плен в ходе военной авантюры Путина на Донбассе), вопросы уровня жизни среднего российского гражданина целиком и полностью относятся к компетенции властей бывшей РСФСР. А возможности Киева по оказанию российскому населению гуманитарной помощи весьма ограничены.

Нельзя определить на данный момент, насколько оправданы российские надежды на китайское стабилизирующее финансирование. Трудно предположить и то, насколько Москва способна оказывать влияние на Киев в плане реализации тех или иных планов своего казначейства или бюджетного комитета. Вероятно, с некоторых пор таких возможностей у России не очень много. Поэтому неудивительно что именно августе глава нашего государства подписал ключевой документ об имущественных претензиях и финансовых компенсациях.

Важно, что этот закон будет действовать независимо от того, кто и почему станет руководить территориями бывшей РСФСР - на эту политическую группировку теперь возложены все внешние обязательства преступного режима.

Даже если она попробует вернуться в пространство международного права.