Мир

Киндерсюрприз Путина. Зачем российскому диктатору в АП "системный либерал" с дурной славой

Назначение Сергея Кириенко на место Володина в АП может означать, что первый давно уже является хранителем "путинского общака"

Фото: kommersant.ru

Кадровые перестановки в Кремле, последовавшие за искрометным утверждением результатов "выборов" в ЛжеДуму, свидетельствуют о подготовке режима Путина к длительному противостоянию с Западом в условиях набирающей темп социально-экономической деградации бывшей "энергетической сверхдержавы".

На это указывает, в частности, несколько неожиданное (оно, впрочем, еще может быть переиграно) назначение руководителя "Росатома" Сергея Кириенко на должность, которую оставляет "архитектор побед" режима внутри российских границ Вячеслав Володин, а именно первого замглавы АП по внутренней политике. Здесь следует отметить, что, с одной стороны Володин, добившийся рекордного доминирования "Единой России" в Думе (побит рекорд в 315 мест, обеспеченный в 2007 году предшественником провинциала Володина на должности Владиславом Сурковым) получает законный приз - четвертый пост в стране, ведь по влиянию спикер нижней палаты уступает лишь самому диктатору, главе его администрации и премьеру.

С другой стороны, Володин, наконец победивший своего давнего соперника Суркова, частично утратившего доверие Путина в результате "болотных" протестов 2011 года, попавшего под личные санкции в 2014 году и ныне подвизающегося на крайне противоречивой должности президентского помощника "по непризнанным государствам'"- теперь может утратить аппаратный вес. Но, во-первых, всего лишь может, а во-вторых, в пользу Кириенко ли?

Дело в том, что избежавший пока что попадания в санкционный список профессиональный "вертикальный партократ" Володин, в отличие от Суркова не замеченный в бизнес-корпоративных аффилиациях. Во-первых, он приходит руководить пока лишь частично признанным за границей нелегитимным органом (в котором на 70% сменился состав правящей партии) , а во-вторых, будет вынужден принимать непростые аппаратные решения.

Так, с уходом экс-спикера Нарышкина в разведку, подвешенной оказывается дальнейшая судьба ряда знаковых функционеров, к примеру, главы аппарата спикера (а до того помощника президента и замглавы АП еще со времен Ельцина) Джахан Поллыевой. Она была ключевым технологом в вопросе продвижения идей главы государства в законодательство и спичрайтером всех подряд российских президентов.

Подобные бюрократические персонажи символизируют преемственность и динамику оборотов машины режима - уход Поллыевой вслед за Нарышкиным в СВР все же маловероятен. Вместе с тем, если Володин может сохранить свое влияние в АП, забрав с собой часть своей команды, то не факт что Кириенко (за которым с краткого и скандального премьерства в гиперкризисном 1998 году прочно закрепилось прозвище "Киндерсюрприз") дадут возможность сформировать свою.

У этого назначения Кириенко есть две возможных интерпретации, в определенной степени связанных между собой. Первая, наиболее очевидная с точки зрения PR-сопровождения - на постаревшего, но все еще памятного обществу Кириенко, с учетом к тому же отсутствия у него опыта работы на такой ключевой должности (поэтому он и не способен затмить своего формального босса Антона Вайно) в ходе развивающегося кризиса можно вешать тех собак, чей лай давно привычен уху нетребовательной российской публики.

А именно - все "либералы" продажны, и не способны ничем управлять (при этом "либеральная'" молодость Кириенко давно прошла, а "Росатомом" он управлял, по-видимому, образцово). Вторая интерпретация гораздо более меркантильна и кулуарна. "Росатом", находящийся в неофициальной вотчине входящих во внутренний круг Путина братьев Ковальчуков, за годы управления Кириенко вложил в масштабные, но обладающие противоречивой деловой перспективой проекты по всему миру суммы, совместно вполне соразмерные с предполагаемым состоянием самого российского диктатора (приблизительно $100 млрд).

Не стал ли Кириенко ключарем путинского общака? Из этого может следовать, что назначение Кириенко является реверансом этому крылу клана и проекцией двусторонних гарантий - в условиях необходимости ужесточения контроля над бюджетными потоками (так, считается, что складированные вошедшим в легенду милицейским полковником Захарченко $120 млн - на самом деле были выведены из лопнувшего московского "Нота-банка" и принадлежали другому крылу путинской ОПГ, Ротенбергам). При этом крайне сомнительно, чтобы Володин стал утрачивать свое влияние на вертикаль в пользу Кириенко - уж скорее эту функцию доверят входящему в дела изобретателю "нооскопа" Вайно. Таким образом, все эти гонки по горизонтали и диагонали, что наиболее вероятно, являются симптомами дальнейшего закукливания российского режима, предполагающего углубления бюджетного кризиса в условиях непрогнозируемого развития событий в отношениях с Западом.