Мир

Китай готовится к буржуазной революции по рекомендациям Сунь Цзы

8 июля, когда после трехнедельного пике китайские фондовые рынки обвалились сразу на 7%, обозреватели поспешили назвать "черной средой"

Фото: PINSTOPIN.COM

К тому времени потери составили 3,5 трлн юаней ($572,21 млрд), а власти фактически перевели рынок на ручное управление. Торговлю ценными бумагами прекратили 1300 компаний - почти половина участников рынка. Заморожены акции на $2,6 трлн. За четверг и пятницу Шанхайская биржа показала рост на 12%. Но, по большому счету, это всего лишь круги, расходящиеся по воде. Куда любопытнее, кто и зачем бросал камень.

В случае с КНР крах рынка ценных бумаг не предвещает коллапса экономики. Китайский фондовый рынок лишь откатился до мартовских показателей и в годовом измерении все равно демонстрирует 75%-ный рост. При этом его роль в экономике по-прежнему незначительна. Объем находящихся в свободном обращении акций едва достигает трети ВВП (в развитых странах нормально его превышение). В ценные бумаги в среднем вкладывается менее 15% семейных сбережений, поэтому акционный бум не очень отразился на общем уровне потребления, соответственно, обвал не сильно его снизит.

Механизм произошедшего ясен. Безудержные маржинальные торги мелких частных инвесторов - покупка акций за заемные средства ("плечи") - стремительно накачали биржевые индексы. В какой-то момент профессиональные игроки начали фиксировать прибыли и играть на понижение. Это вынудило влезших в долги миноритариев и инвесторов-любителей избавляться от акций, что и привело к эффекту домино. Сотню-другую спекулянтов наверняка показательно накажут, следствие уже занялось поиском виновных. Но осмелюсь предположить: их фигуры не имеют значения. Такой сценарий был предопределен высшим руководством КНР.
Дело здесь вот в чем. В 2011 г. был утвержден ХІІ пятилетний план, предусматривающий установление нового баланса между развитием внутренних и приморских провинций и переформатирование зависимой от внешней конъюнктуры экспортной модели экономики в более самодостаточную, ориентированную на внутреннего потребителя. Однако до недавнего времени Китай был страной едва ли не всеобщей бедности. Статус мировой фабрики требовал поддержания низкого уровня доходов, а невысокие процентные ставки обеспечивали дешевые кредиты для госпредприятий, занятых в развитии инфраструктуры.

Но теперь государству нужны зажиточные граждане - и быстро. В этом контексте правительству пришлось решать две задачи: обеспечить уровень доходов, достаточный для приобретения излишеств, и убедить людей на эти излишества тратиться. Причем сделать это так, чтобы экспорт не сильно дорожал, а модель экономического роста, предусматривающая государственное управление инвестициями, продолжала работать. Одним из решений и стал биржевой бум. Фондовый рынок стал своего рода национальной лотереей. Число мелких розничных инвесторов растет с космической скоростью. В 2012 г. их было не более миллиона. В октябре 2014-го - 5 млн. А за минувшие полгода на одной только Шанхайской бирже открыто около 10 млн инвестиционных счетов. Две трети этих новых инвесторов не окончили школу, покинув ее в возрасте до 15 лет, треть - до 12 лет, 6% не умеют читать и писать.

Профессионалы просто не могли не воспользоваться их жаждой легких и больших денег. Вряд ли руководство КНР настолько наивно, чтобы этого не понимать, но не предпринимает ничего для предотвращения подобных спекуляций. Наоборот, повышает лимиты займов, позволяет закладывать жилье при получении маржи и ослабляет залоговые требования. Выглядит как вредительство, если учесть, что общее число игроков-частников достигает 80 млн только на Шанхайской бирже. Но такая игра в рулетку чрезвычайно важна для того, кто пытается решить одну из двух задач - либо обе: добиться быстрого расслоения общества по уровню доходов вне зависимости от связей и положения в партийной иерархии; усилить общественное давление на КПК и трансформировать экономическое недовольство в политический протест.

Примечательно, что "постановление о ва-банках" было утверждено 1 июля - в день, когда Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей (ПК ВСНП) принял решение о введении присяги для чиновников. Согласно этому документу каждый госслужащий, включая главу госсовета и председателя КНР (!), обязан присягать на верность конституции, обязуясь быть "верным Родине и преданным народу". Причем в тексте нет ни слова о лояльности к партии и "великой миссии построения социализма с китайской спецификой", содержавшейся в проекте. Зато есть упоминание о строительстве "демократической социалистической страны".

Инициатором нововведения называют нынешнего китайского лидера Си Цзиньпина. Который, к слову, еще в марте 2013 года на заседании Политбюро отмечал, что погрязшая в коррупции КПК находится в критической точке своего существования ввиду иссякающего терпения народа.

В июне он был еще более прямолинеен: партия деградировала настолько, что есть опасность ее краха и гибели государства. Примечательно, что все шаги руководства КНР прекрасно укладываются в максиму из "Искусства войны" Сунь Цзы: "Когда с выгодой соединяют вред, усилия могут привести к результату; когда с вредом соединяют выгоду, бедствие может быть устранено". В его распоряжении миллионы людей, ощутивших вкус частной инициативы, рисковых, деятельных, раздраженных властью - и притом поддающихся манипулированию - социальная база буржуазной революции. Либо - последний довод в споре с "традиционалистами".

Кстати, важная деталь: к началу месяца в китайские судебные органы подано свыше 18 тыс. исков против экс-председателя КНР Цзян Цзэминя в связи с преследованием религиозного движения Фалуньгун. Из них принято 10 тыс. Это сенсация: Цзян является персонификацией так называемого третьего поколения революционеров (первое олицетворял Мао Цзэдун, второе - Дэн Сяопин, четвертое - Ху Цзинтао, чьим непосредственным преемником является Си Цзиньпин). В китайской властной традиции предшественник предшественника главы государства выполняет функцию арбитра и блюстителя курса. Он неприкасаем по определению. И сам факт рассмотрения исков свидетельствует о кардинальных изменениях в системе государственного управления. Похоже, грядет "перестройка с китайской спецификой". И биржевая лихорадка - один из ее инструментов.

Опубликовано в еженедельнике "Деловая столица" от 13 июля 2015 г. (№ 28/738)