Мир

Китай готовится принять капитуляцию РФ

Празднование в КНР окончания Второй мировой – повод для Путина поговорить с Пекином об экономике. Итогом может оказаться фактическая уступка Китаю центральноазиатских буферных и инвестиционно-сырьевых зон

Си Дзинпин перенял парадопобедный опыт Владимира Путина. Фото: kremlin.ru

На следующей неделе российский президент поедет в Китай. Официальный повод - участие в параде, приуроченном к годовщине завершения Второй мировой войны.
В сообщениях российских СМИ о том, что Владимира Путина в первых числах сентября ждут в Пекине в качестве дорогого гостя, сквозит радость. Что, в общем, понятно. Во-первых, это прекрасно изобличает утверждение о дипломатической изоляции России перед постсоветской аудиторией. Во-вторых, перебирать торговыми партнерами, инвесторами и кредиторами сейчас для Кремля - непозволительная роскошь, Китай - очевидный фаворит во всех трех номинациях. Но любые сделки с ним усиливают недовольство властями, которые "разбазаривают страну", как это было, к примеру, со сдачей в 49-летнюю аренду КНР 115 тыс. га забайкальских сельхозугодий. Российскому руководству необходимо сгладить этот негатив, "накрыв" его договорами о "равновесном" партнерстве. Недаром анонсируется подписание пакета из 22 соглашений в экономической и банковской сферах, а также по межрегиональному сотрудничеству. Впрочем, суть этих контрактов благоразумно не раскрывается.

В-третьих, торжество по поводу предстоящего визита обусловлено поводом - празднованием 2 сентября юбилея окончания Второй мировой войны. Точнее, тем обстоятельством, что миф о Великой Победе вновь можно пустить в ход для морального и исторического обоснования нынешнего китайского вектора российской внешней политики. Так что вдогонку требованию провести трибунал над США за бомбардировки Хиросимы и Нагасаки от председателя Госдумы РФ Сергея Нарышкина наверняка последует вал материалов о том, как Запад отказывался признавать народное правительство освободившегося Китая, а заигрывание США с Гоминьданом едва не привело к ядерной войне.

Впрочем, несмотря на бравурные реляции, особо рассчитывать Путину в Пекине не на что. Начнем с того, что миф о Победе является государствообразующим не только для СССР/РФ, но и для КНР: единый народ-победитель, много мешавшие и мало помогавшие союзники, отщепенцы-предатели, в которые записаны и участники всевозможных движений национальных окраин, и больше миллиона членов собственно китайских коллаборантских вооруженных формирований. Учитывая, что по ряду параметров общественной и политической жизни Китай дошел до отметки 1984-1989 годов по советской шкале, значение мифа о Победе в качестве консолидирующей матрицы КНР будет лишь возрастать. Тем более что национализм имманентно присущ даже коммунистической политической модели Китая, а в отношении к японской агрессии публика Тайваня вполне солидарна с материковой.

Встречу в Пекине можно назвать негласным саммитом Шанхайской организации сотрудничества. И его итогом может оказаться фактическая уступка Китаю центральноазиатских буферных и инвестиционно-сырьевых зон - за пакет соглашений, который пиарят российские СМИ

Кроме того, на фоне лопающихся пузырей в экономике, перспективы обнищания миллионов мелких местных инвесторов и девальвации доверия к компартии, несмотря на начатую Си Цзиньпином перестройку и чистку, патриотизм остается эффективным инструментом управления массами. Игра мускулами, к примеру, в Южно-Китайском море объясняется, прежде всего, этим, и лишь во вторую очередь экономическим потенциалом территорий, на которые претендует КНР.

В этой системе координат метафора уважения и признания извне обретает особую ценность. И здесь Пекин фактически использует ноу-хау Москвы образца мая 2015-го, навязывая миру свою "историческую правду". Парад состоится не 2 сентября, когда завершилась Вторая мировая, а днем позже - при том, что японо-китайская война длилась еще неделю. Этот нехитрый трюк с датой актуализует претензию Китая на исключительную роль в глобальной истории ХХ века и разгроме Японии (собственно, здесь имеет место та же узурпация победы, к которой прибегнул и Кремль в случае с Третьим Рейхом). А это исключает возможность "исторического равноправия", тем более с РФ, что бы ни писали российские СМИ. Путину, разумеется, окажут все приличествующие его рангу и статусу почести, но не более: его никак не будут выделять из числа гостей. Хотя бы потому, что объективно вклад США в эту победу был больше, и уже ввиду этого место "со-победителя" должно оставаться вакантным. Любопытно также, что следом за Кремлем китайцы для проформы пригласили и представителя побежденной стороны. Но, как и Ангела Меркель, Синдзо Абэ ожидаемо отказался. Причем в обоих случаях среди причин отказа - наряду с формальной неуместностью подобного жеста - было, хоть и не называлось, присутствие на церемонии Владимира Путина.

А вообще, с гостями у Пекина такие же проблемы, как были у Москвы. Парад на площади Тяньаньмэнь будут смотреть три десятка делегаций. Но без глав государств и правительств стран США, Канады и ЕС - за исключением разве что одиозного чеха Милоша Земана. Представительство остальных настолько низко, насколько позволяют приличия: от Польши поприсутствует маршалок Сейма, американцы отделались послом. Таким образом, из тех, кого принято называть "серьезными мировыми игроками" компанию Путину составит разве что президент Южной Кореи Пак Кын Хе, которой сейчас, по всей видимости, подходит и американский эпитет "хромая утка".

Что до остальных, здесь несколько интересных моментов. Во-первых, отсутствие делегаций соседей, мягко говоря, причастных к событию: Индонезии, Филиппин, Малайзии. Все они отклонили предложение ввиду натянутых отношений с КНР. Во-вторых, очевидная игра Китая на площадках, которое в Москве все еще считают своими. Беларусь, Босния и Герцеговина, Сербия, Чехия - для их элит Россия до недавнего времени была своего рода "неразменным рублем", который легко шел в ход в случае конфликтов с западными центрами влияния. Но стремительная девальвация авторитета РФ в течение последних полутора лет заставит их либо окончательно отказаться от этой схемы, либо "поменять рубль на юань".

В то же время, встречу в Пекине можно назвать неформальным саммитом ЕврАзЭс или ОДКБ (правда, без Армении). Или же - что гораздо ближе к истине - на полях праздничных мероприятий - негласным саммитом Шанхайской организации сотрудничества. И его итогом может оказаться фактическая уступка Китаю центральноазиатских буферных и инвестиционно-сырьевых зон - за пакет соглашений, который пиарят российские СМИ. Разумеется, сделка не будет одномоментной, но сворачивание российского присутствия в регионе вследствие крушения экономики и растущей угрозы дестабилизации самой РФ выглядит неизбежным. С другой стороны, устойчивость местных режимов во всех смыслах слишком зависит от внешних сил. Китай же, несмотря на биржевую лихорадку, все еще обладает достаточным ресурсом инерции и плавучести, чтобы обеспечить им искомую поддержку - ради собственной, к слову, безопасности. Так что Пекин будет праздновать капитуляцию не только Японии Хирохито, но и России Путина.