Мир

Россия и Турция могут создать новый "братский" союз

Нынешние события на международной арене располагают к забавам с историческими аллюзиями. И нынешний визит Эрдогана в Петербург - не исключение


Экспертное сообщество и обозреватели, в числе которых ваш покорный слуга, уже отмечало сходство нынешней реджепиады с тем, что произошло в Москве в августе 1939-го. Обосновывая стремление к расширению собственных полномочий, в январе этого года Эрдоган приводил Третий Рейх в качестве примера государства, эффективность которого удалось повысить именно таким образом. Уж не знаю, насколько турецкому лидеру хочется походить на Гитлера, но параллели в действиях нынешней Анкары и тогдашнего Берлина определенно есть. Хотя, как и любые подобия такого рода их стоит воспринимать с известной долей условности: речь идет, прежде всего, о контексте и логике процессов, а не совпадении обстоятельств и поведенческих реакций, особенно с учетом многократного ускорения любых процессов в связи с современным сжатием политического и социального пространства-времени (да простят меня адепты Эйнштейна и Хокинга).

Итак, в случае Эрдогана условные вехи "поджог Рейхстага" и "Ночь длинных ножей" сошлись в одной точке - это ночь с 15 на 16 июля 2016 года. Прямых аналогов аншлюса Австрии и судетского ультиматума мы, разумеется, не увидим - но регулярная пацификация на севере Ирака и фактически оформившаяся зона безопасности в приграничных районах Сирии с превалирующим туркменским(туркоманским) населением имеют место быть. Хотя главное сходство здесь методологическое - шантаж, вымогательство и угрозы, на которые Запад не решается жестко реагировать, а нынешние эрдогановы упреки Берлина в недемократичности дивным образом перекликаются с требованием Гитлера равных прав для Германии накануне выхода из Лиги Наций (да, о перспективах выхода из одного международного клуба и невхождения в другой Анкару уже предупреждали).

Наконец, подходим к самой актуальной из сегодяншних параллелей. После трех лет боданий в Испании легиона "Кондор" с советскими "ихтамнетами" (на первых порах, потом их деятельность всячески героизировалась, точь-в-точь сирийский шаблон), германский рейхс-министр иностранных дел оказался в Москве как раз в то время, когда ей одновременно пытались и сделать атата за геополитическое хамство, и нанять в качестве вышибалы для приведение в чувство такого же хама. Собственно, это первое, что дает основания поминать пакт Риббентропа-Молотова. Второе - возможные последствия перспективного российско-турецкого альянса: меткое выражение "заклятые друзья" здесь подходит как нельзя более точно. Правда, в нынешних обстоятельствах речь идет не о разделе сфер влияния ввиду очевидной невозможности оного, а о взаимопонимании и взаимопомощи. Какого рода?

На этот вопрос будет легче ответить, если вспомнить о вчерашней встрече президентов Алиева, Путина и Рухани в Баку. Уже одна дата его проведения - накануне "примирительного" визита Эрдогана - заслуживает внимания. Еще более примечательно итоговое коммюнике российско-азербайджанско-иранского саммита. Содержащее, среди привычного уже словесного мусора насчет борьбы с терроризмом, наркотрафиком и киберпреступностью, знаковый пассаж о помехе сотрудничеству в виде неурегулированных конфликтов в регионе. В иных обстоятельствах его также можно было бы отнести к болтовне, если бы не следующие за ним слова о развитии равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, вписанные в контекст происходящего. 

Говорить о создании некоей оси Москва-Тегеран-Баку как минимум рано - слишком много текущих противоречий между его потенциальными участниками. Но это, разумеется, не мешает развитию экономической интеграции. А экономика в этом треугольнике - это, прежде всего, энергоносители и маршруты их транспортировки, что, в свою очередь, тождественно геополитике. И здесь есть безусловный общий интерес - ресурсы каспийского бассейна.

Да простит мне читатель упрощение и схематизм, расклад в общих чертах таков. Иранская ядерная сделка трещит по швам: очень многие и в Вашингтоне, и в Тегеране считают ее паллиативным решением. Ее главная задача, по сути выполнена: администрация Обамы записала в свой актив внешнеполитическое достижение, отложив проблему на потом. Иранские же либералы - "голуби" получили возможность подлатать экономику, усилив тем самым свои позиции во внутриполитических играх. Теперь в интересах Ирана сделать невозможным возвращение статус-кво даже тогда, когда коллапс сделки станет неотвратимым. Как? Максимально увеличив цену отказа от своего сырья для Европы.

Казалось бы, это противоречит интересам Кремля. Но для Москвы, основательно подрастерявшей возможности энергетического шантажа, оказаться в этой обойме, оседлав "альтернативные пути транспортировки", войдя то ли в долю, то ли в сговор - хороший шанс на его восстановление. И, к слову, такой расклад вовсе не исключает "великого энергетического разворота" на вечно голодный Восток - а это, напомню, не только Китай. Баку, по большому, счету, в этой комбинации ничем не рискует: западные компании, в сущности, не имеют причин прерывать business as usuall - скорее, наоборот. А вот выживаемость алиевского режима определенно повысится (ввиду очевидности на причинах останавливаться не буду).

Турция для такой игры объективно необходима. Как необходимо и достижение компромисса в сирийском вопросе. По большому счету, стороны вполне устроит и полный демонтаж этого государства при условии соблюдения их интересов. Так что и Москва, и Тегеран, и Анкара без зазрений совести будут поддерживать любого, кто это соблюдение обеспечит, что бы на сей счет ни думал Запад. И если первые двое уже давно "по ту сторону", то сама логика социально-политических процессов в послепутчевой третьей делает ее переход практически неотвратимым.

К слову, еще одно любопытное совпадение: сегодня стало известно, что Путин "предложил" Госдуме ратифицировать соглашение с Дамаском о размещении в Хмеймиме постоянно действующей авиабазы. И можно быть уверенным, что Эрдоган никаких возражений выдвигать не будет.

В то же время, еще одна реминесценция на тему советско-германского пакта - взаимные компромиссы. Лежащий на поверхности: отказ Москвы от поддержки курдов в обмен на частичное самоустранение Анкары от кавказских дел - за исключением, разумеется, карабахского конфликта. Этот вопрос, по всей видимости, будет соображаться на троих - причем платить за это застолье придется армянам.

Азербайджанские и российские источники уже намекают, что в числе вопросов, которые Путин вчера обсуждал с Алиевым, были дальнейшие закупки вооружений. Присовокупим сюда следующее. Во-первых, вялую реакцию РФ на зимнюю "трехдневную кампанию", результатом которой стало установление азербайджанского контроля над рядом стратегически важных районов вокруг Карабаха, а во-вторых - недавние "сливы" в азербайджанских СМИ, что Женевские протоколы 2010 года стали следствием "слишком близких" отношений тогдашнего президента (а ныне опальной "бывшей правой руки Эрдогана") Абдуллы Гюлля с Фейтуллой Гюленом и - через его посредничество с Госдепом США. Эта версия устроит и Анкару, и Баку, и Москву - которой, по большому счету, кроме оружия нечего предложить Азербайджану. Причем напоминать о фактических владельцах армянской экономики излишне.

"Внезапное" урегулирование карабахской проблемы в нынешних обстоятельствах выглядит ключевым условием если нее для дальнейшего "осестроительства", то для обеспечения надежных тылов как Турции, так и России. Нечто подобное уже имело место после Первой мировой войны, когда кемалистское и большевистское правительства, оказавшиеся в международной изоляции, чудным образом помогли друг другу, подписав Московский договор 1921 года. Тогда "дружбу и братство" двух молодых республик вынудили заплатить третью - Армению, навязав ей договор Карсский. Описывать их здесь смысла нет - достаточно упомянуть, что именно из-за них армянская святыня Арарат оказался турецким, а Нахичевань и Нагорный Карабах - азербайджанским. События вчерашнего и сегодняшнего дня выглядят как сиквел этой истории.