Мир

Когда Россия растеряет сателлитов

У маленького абхазского «майдана» будут большие последствия

ФОТО ИТАР-ТАСС

Абхазия, кажется, подхватила вирус Майдана. Происходящее сейчас в этой непризнанной республике вызывает стойкое ощущение дежавю. С той, правда, разницей, что события развиваются не в пример динамичнее. Народный сход в Сухуми, созванный 27 мая объединенной оппозицией, вдруг оказался не просто митингом, а вече, обретшим реальный политический вес. Требования улицы, которые на встрече с президентом озвучивают оппозиционеры, звучат эхом украинских: отставка правительства, генпрокурора, губернаторов трех восточных областей. Наконец, его самого. Глава государства затягивает переговоры, но безуспешно.

Невозможность России финансировать сателлитов и собственные провинции неизбежно лишит ее статуса регионального лидера, а то и ряда субъектов федерации

Все еще легитимный на момент написания статьи президент Абхазии Александр Анкваб, как и лидеры оппозиции вроде Рауля Хаджимбы и Сергея Шамбы, - персоны для руководства РФ давно и хорошо знакомые. Анкваб после ссоры с первым главой республики Владиславом Ардзинбой, в чьем правительстве возглавлял МВД, шесть лет прожил в Москве. Старый чекист Хаджимба при Ардзинбе был премьером, и это сделало его фаворитом Кремля на президентских выборах 2004 г., которые выиграл Сергей Багапш, ныне покойный. На нынешнего депутата Шамбу, ведавшего при Ардзинбе МИДом, Москва делала ставку на связанных с кончиной Багапша выборах 2011 г., где его главным конкурентом был как раз Анкваб, который на тот момент был вице-президентом. Выборы 2004 г., состоявшиеся, к слову, на фоне Оранжевой революции и выигранные, как и в Украине, "не тем" кандидатом, здорово спутали карты Кремлю. Назначение Анкваба стало одним из элементов компромисса, позволившего абхазам разрешить политический кризис в Сухуми собственными силами. Правда, это стоило Абхазии заметного охлаждения отношений с Россией - вплоть до августовской войны 2008 г. и признания последней независимости республики.

Как бы то ни было, на манеже все те же. И это оставляет не столь много версий текущих событий. Одна из них состоит в том, что нынешний кризис инспирирован все той же Москвой, поскольку в отношении абхазских (да и южноосетинских) политиков единоначалие кремлевских башен загадочным образом испаряется, уступая клановым интересам российской верхушки. Попросту говоря, оседлав потоки финансовой помощи (2/3 бюджета Абхазии приходится на дотации из РФ), Анкваб "не делился с кем надо". В принципе, это возможно, учитывая, постоянные столкновения российских и местных бизнес-интересов. Россияне, видя в Абхазии едва ли не свою вотчину, добиваются права на прямую покупку санаториев и другой недвижимости в стране, абхазы настаивают на создании совместных предприятий. В отличие от другой отделившейся от Грузии при поддержке Кремля республики - Южной Осетии - у Абхазии есть возможности самостоятельно себя прокормить. Здесь и туристическая отрасль, и производство цитрусовых, и собственная электрогенерация.

Существует и мировоззренческое напряжение: россияне уверены, что абхазы обязаны им своей независимостью. Те же полагают, что сами отстояли суверенитет и даже оказали серьезную помощь российским войскам в войне с Грузией 2008 г.
Учитывая все это, нынешние события вполне могут быть вызваны внутренними причинами. Все руководители Абхазии, включая Анкваба, использовали российские субвенции простейшим способом - вместо реформ и развития реального сектора экономики они шли на социальные нужды, поддержку госаппарата и инфраструктурные проекты. Получая примерно 2 млрд руб. в год на 240 тыс. человек населения и имея статус буферной зоны, так можно было жить.

Однако конъюнктура поменялась. Россия вдвое урезала объем помощи: до 2016 г. он составит 1 млрд руб. Кроме того, в следующем году Абхазии предстоят выплаты по российским же кредитам, а это 800 млн руб. В этих условиях ей натурально грозят дефолт и мощная социальная встряска. Анкваб пытался найти ресурсы, приведя в республику крупный российский бизнес, в частности "Роснефть". Но как добычу на шельфе соотнести с туризмом - основной доходной статьей - неясно. По крайней мере, согражданам. С другой стороны, здесь тоже вполне можно найти происки третьих сил - к примеру, той же Грузии, которая пыталась запустить такой же проект в партнерстве с американскими компаниями. К слову, в разное время и Багапша, и Анкваба недруги называли прогрузинскими политиками. Одним из обвинений против последнего сейчас является выдача почти 30 тыс. паспортов жителям грузинских анклавов.

Но даже без конспирологических теорий для Тбилиси вполне логичным было бы воспользоваться ослаблением российского внимания к потерянным им территориям. А такое ослабление неизбежно: во-первых, с вхождением в состав РФ Крыма значение буферных зон Абхазии и Южной Осетии серьезно снизилось. Россия стала сильнейшим игроком в Черноморско-Каспийском регионе. С другой стороны, опять-таки, в связи с аннексией Крыма Москва вынуждена прибегнуть к жесткой экономизации внешней политики, и потому надеяться на возвращение былого финансирования непризнанным республикам не приходится. Санкции ускорили процесс наступления рецессии в РФ, так что деньги Кремлю нужны самому. Впрочем, оптимизировать траты вполне возможно. По некоторым данным, российские переговорщики обсуждали с Анквабом возможность вступления Абхазии в состав РФ. 90% граждан республики имеют российские паспорта, так что ввиду крымской авантюры это представляется возможным - в теории. На практике же убеждение абхазов стать россиянами - предприятие более чем проблематичное (хотя в Южной Осетии это может и сработать). Однако, беря во внимание, что Кремль нацелился на слом мирового порядка, совсем отметать эту возможность нельзя.

С другой стороны, ему необходимо разрулить ситуацию с сухумским "майданом" в кратчайшие сроки. В противном случае начнет трясти уже российский Кавказ, развитие которого шло по той же модели (вливания из центра, идущие на подкормку элит, инфраструктурные проекты и социальную сферу, но не развитие реального сектора). Возможно, процесс и не будет развиваться линейно, этому может помешать как минимум концентрация войск в регионе. Но, вполне возможно, что тряхнет в других национальных регионах - причем по тем же причинам. По сути, это геополитический гамбит, поставленный Кремлю им же самим: взамен на "гражданскую" войну в Украине он рискует получить гражданские войны на окраинах РФ.

Очевидно, стратегия санкций в перспективе может быть очень эффективной: невозможность России финансировать сателлитов и собственные провинции неизбежно лишит ее статуса регионального лидера, а то и ряда субъектов федерации. Иное дело, что Запад вряд ли готов к такому развитию событий: коллапс РФ будет настоящей геополитической катастрофой. Поэтому на праздновании годовщины высадки в Нормандии, куда приглашены и Петр Порошенко, и Владимир Путин, Украину и Россию будут принуждать к миру.