Мир

Кого вылечит нищая реформа

Минздрав хочет разделить ответственность за отрасль со всеми ее субъектами - путем децентрализации полномочий и внедрения саморегулирования рынков

О смысле слов

Медицинская реформа, проводившаяся правительством Азарова в течение трех предыдущих лет, воспринималась обществом как большая ложь. Действительно, под словом "реформа" руководство Кабмина и Минздрава прятало банальное сокращение сети медицинских учреждений и их работников. Обещание "более доступных" и "более качественных" медицинских услуг обернулось тем, что даже простейшие услуги для многих, особенно в сельской местности, стали труднодоступными. А горожанам пришлось все больше горькой иронии вкладывать в слова "скорая" и "неотложная" помощь.
Сейчас новая власть ведет разговоры о новой медицинской реформе - и вызывает подозрения в новой лжи. Подозрения тем более сильные, что сейчас Минздрав еще более стеснен в средствах, чем прежде, а в госбюджете никаких денег ни на какую реформу в системе здравоохранения вообще не предусмотрено. Например, министр Олег Мусий говорит о необходимости усиления роли семейной медицины, хотя у министерства нет средств ни на зарплатный фонд семейным врачам, ни на создание недостающих амбулаторий.
Но ставить знак равенства между реформой и строительством, непременно требующим больших денег, - это тоже означает грешить против истины. На самом деле отсутствие реформирования, то есть поддержание в неизменном виде, может требовать таких же или даже больших расходов, что и реформирование. Именно такое "иногда" наступило сейчас для украинского здравоохранения: конечно, верно, что на реформы нет денег, но и на поддержание системы в прежнем виде денег тоже нет.
От некоторых статей расходов в госбюджете уже пришлось отказаться, о чем свидетельствуют пустые графы вместо 625 млн и 140 млн грн., которые должны были пойти соответственно на "развитие экстренной медицинской помощи (приобретение медицинского автотранспорта) для учреждений здравоохранения Украины" и на "финансирование мероприятий по обеспечению реализации инвестиционного проекта по оснащению учреждений здравоохранения современным высокотехнологичным медицинским оборудованием". Субвенции местным бюджетам по линии Минздрава сократились с первоначально запланированных 789 млн до 296 млн грн.
В условиях скудного финансирования, несомненно, будут закрываться больницы и поликлиники - уже без всяких реформ, просто из-за неуплаты за газ и электричество или по причине увольнения специалистов, которые не захотят работать за прежние зарплаты при резко возросшем уровне цен. Реформы в такой ситуации хоть и не помогут лечить больных, но имеют шанс оздоровить саму систему.

Олег Мусий и его диагноз


В нынешнем правительстве министр здравоохранения Олег Мусий входит в "квоту Майдана". Поэтому вряд ли его ждет увольнение в ближайшем будущем, кто бы ни стал новым президентом Украины. А значит, новая медицинская реформа, которую разработал Мусий, скорее всего, начнется в запланированный им срок - в сентябре текущего года.

К тому же если подтвердятся слухи о передаче Гослекслужбы в непосредственное подчинение Кабмину, то Минздрав лишится контроля над фармацевтическим рынком, а вместе с ним - и интереса со стороны тех, кто хотел бы влиять на этот рынок и идущие через него финансовые потоки. Собственно же министерство сейчас вынуждено урезать свои программы и экономить на чем только можно. Поэтому новому главе государства будет предпочтительнее дистанцироваться от управления здравоохранением и кивать на Мусия, чем ставить на его место своего человека и затем нести ответственность за ситуацию в этой сфере.

Впрочем, сам Мусий не считает свое положение незавидным. Конечно, он получил министерское кресло благодаря тому, что был координатором медицинской службы на Майдане. Но реформ от него никто не требовал - это его собственная инициатива, и родилась она у него не сейчас, а еще до революции, когда он возглавлял общественный совет Минздрава (при министре Раисе Богатыревой), будучи президентом Всеукраинского врачебного общества.

Медицинскую реформу, проводившуюся в то время, Мусий критиковал много. В частности, заявлял, что она начата не вовремя. "Было избрано неудачное время для старта: реформы осуществляют или в крайне критические моменты для экономики страны, или во время экономического подъема. Мы в этом плане и не на мели, и не на высоте", - говорил он в июле прошлого года. Если верить тогдашнему диагнозу Мусия, то сейчас украинское здравоохранение уже вполне созрело для реформ: у экономики самый что ни на есть критический момент, и Минздрав совсем на мели.

Самой большой проблемой внедрения реформы, начатой правительством Азарова, Мусий называл то, что ее разрабатывали исключительно экономисты, не учитывая ни мнение общественности, ни аргументы работающих в системе медиков. Поэтому все произошло как в старые советские времена: "план реформы" придумали, утвердили наверху и "спустили" вниз к исполнению. Врачи жаловались на реформаторов, реформаторы - на врачей: мол, они противятся переменам, потому что "первичка" (первичный уровень оказания медицинской помощи, под которым тогда стали понимать амбулатории общей практики - семейной медицины) не хочет брать на себя дополнительных обязательств, а "вторичка" (вторичный уровень: больницы, поликлиники, хосписы) - отдавать своих пациентов.

По словам Мусия, он поддерживал эти оппозиционные реформе настроения, поскольку она не предусматривала изменения статуса врача как участника системы здравоохранения. "Врач - раб этой системы, он зависим от нее, от ее управленцев (начиная с Минздрава и управлений здравоохранения, заканчивая главным врачом). Врач как исполнительный винтик, у которого ничего не спрашивают, только дают поручения для исполнения. Он - заложник реформы, которая возлагает на него только обязанности. Во всем мире врачебная общественность управляет системой здравоохранения совместно с государством, профильным министерством, местными управлениями - с помощью такого института, как врачебное самоуправление", - объяснял Мусий свою позицию. И делился ожиданиями "светлого будущего": "Надеюсь, врачи таки получат независимость как профессионалы и смогут влиять на систему, в которой работают, и на вектор изменений в ней. Тогда они будут участвовать в этих переменах и не станут сопротивляться тому, что смогут контролировать".
Сейчас министр имеет возможность воплотить свои надежды в жизнь.

Минздрав под его руководством уже разработал концепцию создания новой системы здравоохранения. По его словам, этот документ после согласования в других центральных органах исполнительной власти пройдет общественное обсуждение, дальнейшую доработку, утверждение Камбином и с сентября начнет действовать. Самым принципиальным моментом концепции, который не был предусмотрен предыдущими реформами, Мусий называет именно изменение системы управления здравоохранением. Прежде всего это передача от Минздрава управленческих функций профессионалам, работающим в системе, - представителям трех медицинских самоуправлений: врачебного, медсестринского и фармацевтического. А вопросы аттестации, последипломного образования, ведения реестра специалистов, выдачи разрешений на врачебную практику, контроль над соблюдением этического кодекса врача, назначение главных внештатных специалистов, заказ специалистов в учебных заведениях и ряд других функций Минздрав планирует отдать в ведение создаваемой национальной корпоративной профессиональной организации врачей.

Помимо профессионального самоуправления Мусий предлагает ввести саморегулирование рынка, которому отойдут функции нынешних государственных регуляторных органов. "Учреждения здравоохранения, практикующие врачи, аптеки и заводы-производители сами будут регулировать свое взаимодействие. И ни Государственная служба лекарственных средств, ни Государственный экспертный центр, ни другие чиновники не будут определять, как функционировать рынку в Украине. Его субъекты должны создать саморегулируемые организации и договориться между собой", - объясняет министр.

Интересно, что планы Мусия очень хорошо вписываются в обещанную правительством - да и всеми кандидатами на президентский пост - децентрализацию. В государственном и областном бюджете будет концентрироваться меньше средств, а больше - в городских и районных бюджетах. И именно из этих низовых бюджетов должна финансироваться медицинская "первичка".

Мусий считает, что он поставил правильный диагноз и подобрал правильное лечение. Украинскому здравоохранению, по сути, не остается ничего иного, кроме как послушаться и лечь под реформы. На другого врача и какое-то другое лечение все равно нет денег.

 

Тендеры без схем? 


Олег Мусий имеет шанс войти в историю как первый министр здравоохранения, организовавший госзакупки лекарств без откатов

По состоянию на конец мая Минздрав пока не провел ни одного тендера на закупку лекарств за бюджетные деньги, хотя старые запасы препаратов уже на исходе.Глава ведомства Олег Мусий обещает, что торги начнутся со дня на день и в отличие от прошлых лет будут абсолютно прозрачными.

Если так и произойдет, у министерства появится возможность, несмотря на скромное финансирование, выполнить практически все программы обеспечения украинцев медикаментами. Дело в том, что в чистых тендерах готовы поучаствовать "дочки" крупных международных фармацевтических холдингов, которых ранее не подпускали к этому процессу. На последней встрече с Олегом Мусием 13 мая этого года ряд крупных импортеров и дистрибьюторов зарубежных препаратов заявили, что готовы снизить цены на лекарства под госзакупки на 30-40% (то есть фактически до прошлогоднего уровня), если только ведомство гарантирует им, что тендеры будут проходить без прежних коррупционных схем. Помимо честных тендеров, иностранные фармацевты хотят, чтобы были внесены изменения в отечественное законодательство. В частности, в нем сейчас не существует такого понятия, как большая товарная скидка (free goods), которая в международной практике позволяет осуществлять госзакупки по более низким ценам. Импортеры рассчитывают, что на препараты под бюджетные программы отменят и НДС (7%), что также позволит снизить расценки.

С другой стороны, в списках потенциальных поставщиков остаются фирмы, активно осваивавшие бюджетные деньги при прежней власти. К примеру, более 30% от общего бюджета по программе борьбы с онкологическими заболеваниями (52 млн грн.), как ожидается, будут направлены на закупку всего трех препаратов - трипторелина по 3,3 тыс. грн. за упаковку, доцетаксела (3,5 тыс. грн.) и ультрависта 370 (1,2 тыс. грн.). Их поставляют компании "Людмила-Фарм" и "Укроптпостач", которые успешно снабжали препаратами лечебные госучреждения в последние годы. Учредитель "Людмилы-Фарм" Елена Миронова известна еще и тем, что всегда умела убеждать чиновников прописывать "правильные" критерии в тендерных условиях, чтобы им соответствовала только продукция конкретных фирм. В закупках инсулина возможна новая схема. Доверие Олега Мусия стараются завоевать представители компании Sanofi - производителя дорогого аналогового инсулина (35-65 коп./доза). Ему даже пообещали на него скидку. Сам министр якобы уже не против отдать предпочтение хоть и дорогому, но качественному товару. Но для этого ему предстоит выбить из бюджета дополнительное финансирование в 300-400 млн грн., так как программа для диабетиков финансировалась из расчета стоимости инсулина 9-10 коп./доза. В противном случае закупленных государством лекарств не хватит для всех пациентов.

"Дочки" крупных международных фармацевтических холдингов в случае допуска к гостендерам готовы поставлять лекарства по ценам прошлого года

Что же касается закупок вакцин, то ранее на "прививочных" тендерах сидел сын прежнего профильного министра Раисы Богатыревой - Александр Богатырев. Ему и его партнеру Александру Забудкину принадлежало 45% акций компании "Фармстандарт-Биолик". Последняя регулярно выигрывала тендеры на закупку за бюджетные деньги вакцин от гепатита, коклюша, столбняка и дифтерии. С их использованием было связано несколько скандалов, в частности, подозревалось, что вследствие прививок от гепатита в 2012 г. умерли 11 детей, а несколько десятков получили серьезные осложнения. Но доказать так ничего и не удалось.Тем не менее Гослекслужба не раз запрещала использование "богатыревских" вакцин, но уже спустя несколько месяцев запреты снимались, и они снова закупались Минздравом. В марте этого года ситуацией с вакцинами заинтересовалась Генпрокуратура.

По ее сообщению, начато расследование против "одного из высокопоставленных экс-чиновников Минздрава", который выписал платежное поручение на закупку вакцин на 6,5 млн грн. более года назад, но продукция так и не была поставлена. Качественные иностранные вакцины Украина практически не покупает по причине их высокой стоимости. Согласно выводам экспертов ВОЗ цена является высокой из-за того, что наша страна закупает небольшие объемы вакцин (около 0,2% от мировых продаж), и ее можно было бы снизить, если бы Минздрав подписывал с мировыми производителями длительные контракты (на несколько лет).

Если новое руководство министерства воспользуется этой рекомендацией, можно будет сломать еще одну тендерную схему, когда "карманная" фирма, которой обещана победа в тендере, искала за границей (скажем, в Индии или на Кубе) завод, способный предложить самые дешевые вакцины. Затем закупленная продукция фасовалась в Украине уже под зарегистрированной местной торговой маркой. По словам руководителя профильной ассоциации "ФармУкраина" Дениса Шевченко, даже с учетом накрутки в 100-200% такая вакцина стоила сравнительно недорого, поэтому формально соответствовала главному требованию бюджетных закупок - низкой цене.

Появилась у министра и еще одна забота, связанная с тем, что он дал разрешение региональным управлениям системы здравоохранения самостоятельно формировать перечни нужных им препаратов. Децентрализация, в которой теоретически нет ничего плохого, на практике оборачивается тем, что фармкомпании, которые ранее окучивали управленцев Минздрава, теперь повезли взятки в провинцию. По данным общественной организации "Медицинский контроль", в этом году регионы существенно увеличили заказ монопольного на нашем рынке препарата для лечения больных редкой формой гемофилии новосевена. Причем это недешевое лекарство (1 флакон - 21 тыс. грн.) заказали даже те регионы, в которых пациентов, нуждающихся в нем, нет вообще: Волынская, Донецкая, Житомирская, Кировоградская, Сумская, Харьковская и Черновицкая области. В итоге, по подсчетам экспертов, нецелевое расходование бюджетных средств по этой товарной позиции составит 2,5 млн грн.

 

Никакой семейной медицины у нас не будет


Лечиться в Украине - страшно. Врач, получающий 2 тыс. грн., думает только о "благодарности". Что касается прожектов нового министра, то они сильно попахивают азаровщиной.

Реформа здравоохранения, официально стартовавшая в 2011 г., пообещала перенести основную нагрузку с узкопрофильных врачей на семейных. Именно они должны были вести первичный прием пациентов, ставить диагнозы взрослым и детям и лишь затем, если посчитают нужным, направлять больных к узкому специалисту или в стационар. "Реформаторы" утверждали, что равняются на европейскую модель здравоохранения. В ЕС 70% пациентов обслуживают именно семейные врачи, у нас же больные зачастую сами определяют, к кому из узких специалистов стоит обращаться за помощью. В итоге, хотя уровень обеспечения койкоместами в лечебных учреждениях у нас в 1,5 раза выше, чем в Европе, смертность от болезней превышает тамошние показатели втрое, а продолжительность жизни ниже на 7-10 лет.

Минздрав не смущал тот факт, что семейных врачей в Украине практически не было. Их решили готовить на шестимесячных курсах (позже их сократили до четырех месяцев) из узкопрофильных врачей, которых, по мнению чиновников министерства, в стране было слишком много. Докторов едва ли не из-под палки заставляли переквалифицироваться в семейных, но так как обещанной государством зарплаты в 5-6 тыс. грн. они так и не дождались (на практике платили до 2 тыс. грн.), немалая их часть вообще отказалась от такой работы. В целом же из системы здравоохранения за последние три года уволилось 57 тыс. человек.

С учетом зарплат врачей и создания недостающих амбулаторий годовой бюджет реформы должен составить 5,6 млрд грн.

Новые власти, с одной стороны, заявили, что роль семейной медицины в новой реформе будет усилена. В частности, увеличится срок подготовки семейных врачей. С другой - вызывает скепсис позиция министра здравоохранения Олега Мусия, уверенного: "Это не проблема: два года отучиться на семейного врача, потом отработать на государство три года, после чего вновь пойти учиться на любую другую специальность". Расчет на то, что действительно удастся заставить молодых специалистов из-под палки работать на государство за маленькую зарплату - это типичная азаровщина. (Осенью 2013 г. тогдашний премьер сильно возмущался тем, что молодые педагоги не идут работать в школы, но, вместо того чтобы говорить о зарплатах и гарантиях, предлагал министру образования Табачнику "срочно предложить такие изменения нормативной базы, которые предусматривали бы, чтобы выпускники педагогических вузов, которые учились за счет бюджета, обязательно бы получали назначения по специальности и, по крайней мере, время обязательно отработали в школе".)

Между тем, согласно принятым нормативам, один семейный врач должен приходиться на 1,2 тыс. сельского и 1,5 тыс. городского населения. Всего порядка 22 тыс. специалистов (сейчас меньше 10 тыс.). Если им платить обещанные 5-6 тыс., ежемесячный зарплатный фонд составит 110-132 млн грн. По тем же нормативам одна семейная лаборатория должна приходиться на 3,3 тыс. сельского и 1,6-2,1 тыс. городского населения. Всего их нужно порядка 18 тыс., сейчас есть менее 5 тыс. Открытие одной амбулатории стоит как минимум 300 тыс. грн. То есть, чтобы покрыть страну сетью, потребуется еще около 4 млрд грн. А чтобы создать действительно хорошие амбулатории с хотя бы минимальным оборудованием (УЗИ, к примеру) нужна в два-три раза большая сумма. С учетом зарплат врачей и создания недостающих амбулаторий годовой бюджет реформы должен составить 5,6 млрд грн. Это более 10% от бюджетного финансирования всей медицины в этом году, причем в нынешней смете такие расходы не запланированы вовсе.

Можно заниматься промоушеном реформ в Европе и надеяться на внешнюю помощь. Так, 20 мая в Женеве Мусий на встрече с директором Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Сузанной Джакаб сообщил, что "сейчас глобальная задача Украины и наибольший приоритет Минздрава заключаются в построении новой современной системы здравоохранения по примеру европейской модели", и подчеркнул, что "речь идет об интегрированной системе медицинского обслуживания с акцентом на первичное звено и семейную медицину". И даже добился от собеседницы обещания, что "ВОЗ поможет Украине в осуществлении различных программ, особенно в области первичной медицинской помощи". Однако нужно понимать, что помощь эта не будет глобальной, максимум - пилотные проекты по оборудованию амбулаторий семейной медицины. Основная финансовая нагрузка все равно ляжет на бюджет. И если в нем нет денег, то нужно честно говорить, что без них не будет и реформы.

 

Доходное место


Изменения в системе контроля качества и торговли лекарствами не сделают их дешевле

Гослекслужба в новой дозировке

Фармацевтический рынок замер в ожидании назначения Кабмином нового главы Гослекслужбы. После увольнения в конце апреля экс-главы этого ведомства Алексея Соловьева его место все еще остается вакантным, хотя претендентов на должность предостаточно. Обсуждаются кандидатуры президента фармацевтической компании "Фалби" Михаила Пасечника, бывшего руководителя Госинспекции по контролю качества лекарств (на базе которой, собственно, позже и была создана Гослекслужба) Геннадия Падалко, исполнительного директора ассоциации производителей инновационных препаратов "АПРАД" Юрия Савко, а также заместителя гендиректора Украинского центра экстренной помощи и медицины катастроф МОЗ Сергея Гурьева. Михаил Пасечник и Юрий Савко ранее в коррупционных скандалах замечены не были, поэтому поддерживаются профильными ассоциациями, в которые входят отечественные производители лекарств. Что касается Геннадия Падалко, то именно ему приписывают лавры создателя масштабных схем на лекарственном рынке, которые Алексей Соловьев затем усовершенствовал и поставил на поток. Например, с его легкой руки под заказ компании "Ганза" с рынка выдавили несколько дешевых препаратов, конкурировавших с дорогим аналогом последней. Так что если г-н Падалко вновь придет в Гослекслужбу, о борьбе с коррупцией придется забыть.
Однако, по информации "ДС", больше всего шансов возглавить лекарственное ведомство имеет Гурьев - близкий приятель Соловьева, который лоббирует его назначение, заручившись поддержкой ВО "Свобода". Гурьев, скорее всего, возьмет под свое крыло детища бизнес-империи Алексея Азарова, в частности фармпредприятие "Дарница", интересы которого активно отстаивал Соловьев. Его приход во власть будет означать дальнейшее процветание на рынке коррупционных схем, в которых чиновник, говорят, большой дока. По самым скромным оценкам, доля коррупционной составляющей в структуре стоимости медикаментов сейчас занимает до 15-20%. А в ближайшее время она может еще увеличиться. Причиной тому - планы правительства относительно реформирования Гослекслужбы.

В начале мая Кабмин вывел эту организацию из подчинения МОЗ. Координировать ее работу теперь будет непосредственно правительство. В ближайшее время круг полномочий Гослекслужбы намерены еще расширить. Сейчас обсуждается вопрос передачи в ее ведение Государственного экспертного центра, который занимается регистрацией медикаментов (до сегодняшнего дня он курируется МОЗ). Аргументы чиновников просты: давать добро на продажу в аптеках того или иного лекарства должно то же ведомство, которое затем будет контролировать его качество и стоимость. Следуя этой логике, Кабмин намерен создать всесильного монстра, который сможет держать под контролем и регулировать всю цепочку поставок и продаж фармпрепаратов. "Гослекслужба, по сути, станет монополистом на рынке лекарственных средств", - констатирует глава ассоциации "ФармУкраина" Денис Шевченко. Это значит, что стоимость "входного билета" для производителей и импортеров лекарств вырастет, по подсчетам экспертов, примерно в 1,5 раза, до 480-510 тыс. грн. за каждую товарную позицию.

По мнению наблюдателей, взять под контроль возросший денежный поток ведомства стремится не только "Свобода", но и команда премьер-министра Арсения Яценюка. Это косвенно подтверждается тем обстоятельством, что в кураторы отечественного здравоохранения метит народный депутат Николай Мартыненко - близкий соратник Арсения Петровича по партии "Фронт змін". Третий созыв подряд он возглавляет в ВР комитет по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности, однако в последнее время начал активно вникать в вопросы здравоохранения.

Выгодный бизнес

Сейчас Гослекслужба занимается сертификацией производителей и поставщиков по стандарту GMP, проводит экспертизу их продукции, следит за ценами в аптечной рознице и борется с фальсификатом. О суммах, которые ежегодно проходят через ведомство, слагают легенды. Его чиновники изрядно поднаторели в создании прибыльных схем. Например, организовали сеть дочерних коммерческих структур, услугами которых в обязательном порядке должны пользоваться все производители и поставщики медикаментов и оборудования, - лаборатории по контролю качества лекарств. По данным главы ассоциации "ФармУкраина" Дениса Шевченко, каждая экспертиза стоит от 12 тыс. до 40 тыс. грн. Это ежегодно приносит контролерам от 600 млн до 2 млрд грн. Если нужно напакостить конкуренту - придержать его товар на лабораторных складах или сделать так, чтобы он вообще не прошел проверку, - чиновникам нужно отстегнуть 100-300 тыс. грн.

По данным общественной организации "Медицинский контроль", полный пакет разрешительных документов обходится бизнесменам в 320-340 тыс. грн. за каждую товарную позицию. "Учитывая, что в Государственном реестре числится порядка 13,5 тыс. наименований лекарственных препаратов, которые, ко всему прочему, каждые пять лет проходят перерегистрацию, на разного рода "административных" услугах Гослекслужба поднимает не менее $110 млн в год", - подсчитали в "Медицинском контроле".

Все эти годами отлаженные схемы благополучно продолжают работать и сейчас. Их держат под контролем хорошо знакомые с кухней Гослекслужбы заместители Алексея Соловьева. В частности, при должности до сих пор остается куратор направления медицинского оборудования Инна Демченко, которую связывают с руководителем профильного комитета ВР Татьяной Бахтеевой. Последняя, по слухам, контролирует более 20 компаний, поставляющих медицинское оборудование и регулярно выигрывающих в тендерах МОЗ ("Укрмедтехника", "Мединвест", "Медгарант" и пр.).

 

Украинцы останутся без страховок


Внедрение обязательного медстрахования отложат на 2017 г.

Новый глава Минздрава не намерен торопиться с введением страховой медицины. Экс-руководство министерства намеревалось внедрить обязательное медстрахование (ОМС) по всей Украине уже в 2015 г. Однако после смены власти этот процесс может быть растянут до 2017 г. "В условиях нынешнего глубокого экономического кризиса и кризиса системы налогообложения введение обязательного медицинского страхования преждевременно. Это дополнительная 7%-ная нагрузка на фонд зарплат, то есть дополнительные 50 млрд грн. ежегодно", - подсчитал Олег Мусий. По его словам, до конца года будут сделаны лишь базовые шаги: приняты законы о медицинском страховании и о предоставлении учреждениям здравоохранения статуса некоммерческих неприбыльных предприятий. Однако на полноценное внедрение ОМС понадобится еще два-три года. Подробное видение модели медстрахования в ведомстве пока не озвучивают. Известно лишь, что бразды правления системой сосредоточатся в руках государства. Финансирование и оплата медуслуг будут проводиться через государственный фонд, подконтрольный Минздраву.

Решение отсрочить введение ОМС эксперты считают разумным. Несмотря на видимость активной подготовки к переходу на страховую медицину в последние годы, фундамент для ее внедрения так и не был создан. Поэтому сейчас необходимо проделать огромную подготовительную работу. Первым делом придется вносить изменения в Конституцию Украины, оговорив, что медицинская помощь является платной (сейчас сама суть страховой медицины в корне противоречит конституционной норме о бесплатности медуслуг).

Внедрение медицинских "поборов" для работодателей может еще больше загнать предприятия в тень, где, по разным
оценкам, уже находится 40-50% отечественной экономики

Следующий этап - создание единого перечня цен и тарифов, стандартизация медуслуг, определение ответственности врачей за качество услуг, а также прав медицинских работников и пациентов. "Кроме того, нужно выделить те сферы медицины, которые будут охватываться и финансироваться специальными госпрограммами вне рамок медстрахования. Речь идет, например, о программах материнства и детства, онкологии, лечения туберкулеза и т. п., которые не входят в страховое покрытие", - отмечает директор центра личных видов страхования СК "Allianz Украина" Николай Величко. Но главное, Минздраву придется заняться реформированием системы здравоохранения как таковой. Без этого медучреждения просто не смогут работать в системе страхования.

Ахиллесовой пятой ОМС остается вопрос его финансирования. "Во всем мире действует схема: за трудоспособных граждан страховые взносы оплачивает работодатель, за нетрудоспособных - государство. Такой же принцип целесообразно применять и в Украине", - говорит заместитель председателя правления АСК "ИНГО Украина" Геннадий Мысник. Но внедрение медицинских "поборов" для работодателей может еще больше загнать предприятия в тень, где, по разным оценкам, уже находится 40-50% отечественной экономики. Да и у государства сейчас нет средств, чтобы оплачивать страховки социально незащищенным слоям населения.

Финансисты отмечают, что ни одна из сторон сегодня не заинтересована по-настоящему во внедрении ОМС. "Врачи в стационаре сейчас рассчитывают на "благодарность" от пациента. Но они понимают, что "страховой" пациент будет требовать все, а о "благодарности" придется забыть. Пациент платить за страховку не хочет, но если заставят - то потребует качественных изменений сразу же, как заплатит деньги. Ну и по-прежнему каждый тянет одеяло на себя в вопросе "кто будет контролировать финансовые потоки?". Ибо последний пункт дает чиновникам огромные возможности получать откаты и воровать", - отмечает генеральный директор "Април Ассистанс Украина" Константин Шусторович.

Большинство законопроектов об ОМС, которые разрабатывались до последнего времени, предусматривали создание в системе государственного монополиста - Фонда медицинского страхования Украины. Именно он должен был аккумулировать все средства от "обязаловки" и перечислять их в больницы. Судя по заявлениям Олега Мусия, его ведомство намерено претворять в жизнь именно такую концепцию. Однако, по мнению страховщиков, она почти наверняка окажется несостоятельной. Аккумулированные в фонде деньги будут просто растворяться, не доходя по назначению. Коррупция и злоупотребления поставят Украину перед все той же извечной проблемой недофинансирования здравоохранения. А пациенты будут вынуждены, как и прежде, давать взятки врачам из собственного кармана.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА


Олег Панасенко. Председатель Свободного профсоюза медицинских работников Украины
То, что провалилась реформа здравоохранения, начатая прошлой властью, вполне закономерно. Изначально была выбрана неудачная идея. "Укрупнять" медучреждения в нашей стране рано, ведь, к примеру, оперативно доставить больного на вертолете в специализированную региональную клинику, как это делают в Европе, попросту нет возможности. В украинской глубинке плохие дороги и изношенный парк машин скорой помощи, поэтому шансы доехать до квалифицированного врача есть далеко не у всех больных. Кроме того, любая реформа должна быть подкреплена адекватным финансированием. А Украина тратит на медицину 2,6% ВВП, тогда как в Европе, на которую мы пытаемся равняться, этот показатель составляет как минимум 10%.
По моему мнению, нет необходимости отказываться от действовавшей ранее медицинской системы Семашко, которая работала у нас многие годы и, кстати, была признана ВОЗ одной из лучших в мире. Она предусматривает раннюю диагностику заболеваний, учет проблемных пациентов, их лечение и постоянный контроль. Но понятно, что эту систему нужно совершенствовать - переоборудовать и дооснастить клиники, повысить квалификацию врачей. На данном этапе стоит хотя бы восстановить разрушенную сеть медучреждений, а затем внедрять страховую медицину с одновременным сохранением бюджетных поликлиник и больниц, которые бы обслуживали неработающих граждан, детей и пенсионеров.