Мир

Коррупционный фатум. Президент Южной Кореи помогла Кремлю

Махинации подруги Пак Кын Хе усилили позиции местных "друзей" Китая и России

Демонстранты в масках Чой Сун-силь (слева) и Пак Кын Хе

Южная Корея привела войска в режим повышенной боеготовности в связи с потенциально возможным очередным пуском северным соседом ракеты "Мусудан". Испытание ее, по сообщениям из Вашингтона и Сеула, приурочено к президентским выборам в США, союзником которых является Южная Корея.

"Предположения на тему пуска в ближайшем будущем выдвигаются на фоне заявлений экспертов по КНДР о том, что Пхеньян, скорее всего, захочет направить "веское послание" следующему президенту США", - пояснили, в частности, местному информагентству Yonhap. Эксперты в Южной Корее настаивают, что вождь Ким таким образом сигнализирует, что не намерен отказываться от своей ядерной и ракетной программы.

Активизация вооруженных сил Южной Кореи происходит в непростые для страны времена. Там, как известно, не стихают акции протесты против действующего президента Пак Кын Хе, которую обвиняют в участии в коррупционных схемах.

Происходящее уже окрестили Майданом, причем это лишь отчасти штамп, хотя между Украиной и Южной Кореей можно как провести параллели, так и найти различия, обусловленные цивилизационным развитием обществ. В Украине коррупция, пронизывающая и низы, и верхи, являла собой тяжелые, но печально привычные будни населения. Вишенкой на торте недовольства стал резкий государственный разворот предыдущей власти в сторону, обратную от европейских устремлений украинцев.

В Южной Кореей для длительной аккумуляции протеста не нужен был дополнительный стимул. Достаточно оказалось самого факта коррупции первых лиц государства. Правда, следует признать, что южнокорейский Майдан не лишен "очарования", некой необычности. Фишкой антикоррупционных выступлений корейцев стал религиозный налет скандала.

В частности, речь идет о так называемом сером кардинале Чой Сун-силь, которая имела колоссальное влияние на дочь бывшего южнокорейского диктатора Пак Чжон Хи. Отец Чой основал в свое время "Церковь вечной жизни", создав гибрид христианства, буддизма, местных верований и шаманизма. После смерти диктатора Пак Чжон Хи основатель церкви получил сильное влияние на Пак Кын Хе (нынешнего президента). Когда же скончался и основатель церкви, Чой Сун-силь в свою очередь стала ближайшей советницей-наперсницей  Пак Кын Хе.

В истории было немало случаев, когда правитель был по своей сути марионеткой таких религиозных деятелей. Причем на разных уровнях. Украине, к слову, это тоже знакомо. Вспомнить хотя бы мэра-"космонавта" и пастора Сандея. Они реализовали успешную модель симбиоза власти и секты. Хотя, если подумать, власть сама по себе имеет признаки секты - закрытого клуба для малой горстки избранных. Но это лирика.

Куда важнее результаты деятельности такого политико-религиозного альянса. В Южной Корее, как оказалось, Чой, используя свое положение, даже могла корректировать государственные документы, включая секретные. Т.е., как справедливо возмутился южнокорейский истеблишмент, непосредственно влияла на государственные дела.

Помимо игры в серого кардинала, шаманка получала и огромнейшую личную выгоду. Опять-таки, ее близость к верхушке открывала возможность выбивать деньги для своих фондов из крупных и не очень бизнес-конгломератов.

По данным журналистов, Чой принадлежит некоммерческая организация MI-R Foundation (Foundation for Management & Industrial Research), а также с ней связаны фонд K-Sports и еще семь подобных структур. Кроме нее к деятельности фондов причастны представители окружения Пак. Они устроили прибыльный бизнес продвинутого рэкета. В общей сложности Чой и чиновники "наколядовали" в 30 бизнес-корпорациях более 70 млн долларов

Раскручиваться клубок начал издалека, а точнее с ареста гендиректора косметологической компании Nature Korea Чун Вун-хо, которого арестовали за азартные игры в ноябре прошлого года. Дело в том, что в Южной Корее азартные игры запрещены. И не просто можно получить по рукам за блэкджек в каком-нибудь подвале Сеула, а сам азарт - это табу. Чуна посадили на год в тюрьму за то, что он играл в Макао (Китай).

На первый взгляд, ничего общего с коррупцией в высших эшелонах власти. Но в ходе рассмотрения этого дела у Чуна возник юридический спор с адвокатом. Изучив его детали власти неожиданно вскрыли серьезный акт коррупции, в котором замешаны бывший начальник канцелярии прокуратуры, высокопоставленный судья, крупный конгломерат Lotte и старший секретарь президента Ву Бюн Ву. Для корпорации этот скандал завершился трагически - вице-президент покончил с собой. Судью и работника гособвинения арестовали. Последнему удалось выйти сухим из воды, как и Ву.

Впрочем, ненадолго. Пресса не оставила его в покое и через восемь месяцев раскопала новый факт коррупционных действий. Опять-таки, причастен был некий прокурор. Суть схемы - игровая интернет-компания Nexon покупала землю семьи Ву за 120 млн долларов, с продажей которой у того были проблемы, а чиновник в ответ помог закрыть глаза на незаконные доходы прокурора от акций Nexon. Ву отвечал за проверку на профпригодность прокурора для продвижения по карьерной лестнице в 2015 году.

С того момент Южная Корея уже понимает, что именно Ву обладал реальной властью в аппарате Пак. За это его даже назвали "императором". И он был далеко не единственным секретарем президента, вовлеченным в финансовые махинации. На злоупотреблении власти попался и Ан Чжон Бом. Этот чиновник, вероятно, при покровительстве Ву, активно содействовал привлечению средств в фонды шаманки Чой. Местные СМИ предполагают, что Ан собирал деньги, которые сама Пак использовала бы в личных целях после выхода на пенсию в 2018 году.

Новый срок ей не светит. После ареста Чой и Ана рейтинг Пак упал до катастрофических 5%. Два публичных извинения и замена премьера не помогли. Ее не любили и не любят особо ни однопартийцы из "Сэнури", ни оппозиционеры-демократы. Вероятно, что с завершением политической карьеры она уже смирилась и готовилась к сытой жизни на пенсии. Однако в данной ситуации, когда протестная масса все время растет, а также после воскресного допроса и "императора" Ву, крайне велик шанс, что и до 2018 года она недопрезидентствует. Импичмент и скамья подсудимых - не эфемерны более.

Когда подчиненных и религиозную наставницу уже "загребли", нужно действовать активно. Проблема в том, что пространство для маневров невероятно сузилось. И тут очень вовремя звучит предостережение военных руководства и экспертов о запуске ракеты "Мусудан".

Возникает стойкое ощущение, что в тяжелые для власти времена акцент вновь переводится на внешнего врага. Это позволит на некоторое время снизить градус протестной активности и выработать стратегию защиты. А во-вторых, напоминание о взбалмошном северном соседе косвенно, но сильно бьет по противникам Пак - Демократической партии, которая выступает за диалог с КНДР, Китаем и Россией.

Участие демократов в митингах и нападения на Пак на самом деле могут представлять собой составляющую более обширной схемы внешних сил. И Кремль, и Пекин, и тем более Пхеньян стремятся ослабить позиции Вашингтона в регионе. Попытки тех же россиян "соблазнить" японцев наблюдаются уже давно. А недавно свою игру начал вести и президент Филиппин Родриго Дутерте. Соответственно есть все предпосылки для вышеуказанной троицы ударить по Штатам и в Сеуле. Благо, скелеты у Пак в шкафу гремят очень звонко.

Ведь скандал такого масштаба вредит не только самой госпоже президенту, но и ее партии. Взять, к примеру, бывшего генсека ООН Пан Ги Муна, который является одним из главных претендентов на выдвижение на пост нового главы государства. Или являлся. Последний опрос, созвучный скандалу вокруг Пак и Чой, показал, что вместе с падением ее рейтинга, он также потерял более 3% как потенциальный кандидат. Сейчас у него 17,1%, а на первое место вышел кандидат от Демократической партии Мун Джеин (20,9%). Поэтому речь не только о возможном уходе Пак, но и потере власти "Сэнури". Следовательно Сеул уже в 2019 году может ожидать иной политический курс, направленный на сближение с Россией, Китаем и отдаление от Соединенных Штатов.