Мир

Кто будет новым мировым гегемоном. Часть 4

Бразилия и Аргентина ограничатся регионом

Чтобы претендовать на роль мирового гегемона, страны - лидеры Южной Америки должны придумать консолидирующую идейную матрицу, близкую жителям региона. Но Бразилию и Аргентину устраивает статус региональных экономических локомотивов.

Не так давно футуролог Паулу Висенте Алвеш из бразильской бизнес-школы Fundaсаo Dom Cabral на сайте газеты Financial Times высказал довольно смелое предположение, что в нынешнем веке произойдет ряд тектонических событий, которые полностью изменят рельеф мировой политики. Свои допущения Алвеш строил на теории циклов российского экономиста Кондратьева и теории гегемонической стабильности (Р. Кохейн и др.). Согласно этой теории уже в 90-х годах нынешнего века в мире появится новый гегемон. По мнению Алвеша, им вполне способна стать его родная Бразилия, вокруг которой объединятся другие страны региона.

Родина Алвеша действительно сделала серьезный скачок в социально-экономическом развитии. Но расширять свое влияние даже на близких соседей она не торопится. Левые, находящиеся здесь при власти уже не первый год, поняли, что реализовать свою политическую программу невозможно без игры по правилам,

Элиты региональных лидеров Южной Америки, несмотря на христианско-социальный популизм, готовы тратиться только на то, чтобы удержать за собой статусные роли, придуманные им Западом

написанным странами центра для стран периферии. В этих правилах для субъектов политики, подобных Бразилии, разрешены исключения. Есть некий люфт для антизападничества. Он дает возможность социалистам удерживаться при власти. К примеру, бразильская делегация воздержалась при голосовании в ООН по украинской проблеме. Но она никогда бы не проголосовала за признание аннексии Крыма. Аналогичным образом бразильские власти поступили и в скандале со Сноуденом, уличившим американские спецслужбы в слежке за бразильскими госчиновниками и президентом Дилмой Русеф. После этого бразильско-американские отношения охладели. Но когда речь зашла о предоставлении Сноудену убежища в Бразилии, ее МИД отреагировал быстро: такой запрос не получали.

Между Боливаром и Папой Франциском

Сегодняшняя Бразилия по темпам роста экономики остается одной из наиболее успешных, хотя прирост 2010 г. повторить ей не удается. По уровню ВВП она седьмая в мире и выше таких стран "Большой семерки", как Великобритания, Франция, Италия и Канада. А вот по показателям валового национального дохода на душу населения, по данным Всемирного банка, Бразилия в 2013-м всего лишь 62-я ($11630). Выше нее стоят даже соседи по Южной Америке: Чили, Уругвай и Венесуэла (Украина в этом исследовании всего лишь 115-я). Впрочем, тут есть объяснение: достичь среднего уровня дохода на душу населения при численности граждан почти в 190 млн человек - это хороший показатель. Но для того чтобы страна претендовала на мировое лидерство, Бразилии одних только темпов экономического роста и тем паче удачного геополитического местоположения на экваторе недостаточно. Необходима идеологическая составляющая, которая, как магнит, притягивает к лидеру другие страны.

Например, во времена Симона Боливара страной - образцом для остальных территорий региона была Венесуэла. Идея Боливара о конфедерации народов Америки овладела сердцами борцов за независимость от Испании. Перу стала местом зарождения индихенизма - идеологии уникальности коренных жителей Южной Америки. А в ХХ в. многих привлекали перонизм - популистская модель справедливого общества аргентинского диктатора Хуана Доминго Перона и его супруги Эвиты, а также апризм - автохтонный социализм перуанца Виктора Рауля Айя де ла Торре. На переломе веков общую модель - боливарианский социализм - предлагал венесуэльский лидер Уго Чавес. Каждая из этих моделей антизападная и антикапиталистическая по своей сути. Сейчас южноамериканцев идейно единит что-то среднее между христианским социализмом, так называемой "теологией освобождения", и католическим реформаторством, связанным с именем аргентинца Папы Франциска. Создать бы на основе всех ранее придуманных и апробированных идей матрицу для зарождения нового гегемона... Но ни Бразилия, ни другой региональный лидер - Аргентина - не хотят ни Южноамериканских Соединенных Штатов с общей политической программой, ни особого антикапиталистического третьего пути, вокруг идеи которого воссоединился возглавляемый Венесуэлой Боливарианский альянс АЛБА. Зато элиты региональных лидеров Южной Америки, несмотря на христианско-социальный популизм, готовы тратиться, чтобы удержать за собой статусные роли, придуманные им Западом. Как это происходит в той же Бразилии.

Бразилия хочет быть круче Китая и России

Отношение бразильцев к желанию своих властей поднять статус государства до уровня стран-гегемонов неоднозначное. Так, инициативу организовать и провести на протяжении двух лет грандиозные спортивные мероприятия - мировое футбольное первенство-2014 и летнюю Олимпиаду 2016 г. в Рио-де-Жанейро - в самой Бразилии объясняют головокружением от временных экономических успехов. Такого себе не позволяли ни Китай, ограничившийся летней Олимпиадой в Пекине, ни даже Россия с ее гипертрофированной тягой к гегемонизму. Между зимней Олимпиадой в Сочи и чемпионатом мира по футболу хотя бы четырехлетняя пауза.

Бразильцы считают, что на фоне нерешенности проблемы бедности (в условиях крайней нищеты в этой стране проживает больше 5% населения, при этом половина общего дохода находится в руках 10% богатых людей) проводить дорогостоящие мероприятия неразумно. Возмущение неоднократно выливалось на улицы мегаполисов многотысячными митингами протеста. Масла в огонь подлили неготовность ряда стадионов и инфраструктурных объектов в некоторых принимающих городах и коррупционные скандалы. Бразильцы задают логичный вопрос: зачем лезть в гегемоны, если это опустошает карманы? Приверженцы "величия Бразилии" отвечают: людям необходимо изжить ущербное мышление страны третьего мира. Согласны ли бразильцы проникнуться чувством гегемонизма, узнаем уже 5 октября, когда в этой стране пройдут всеобщие выборы. До того времени будет хватать работы полицейским. Майскую волну протестов им пришлось разгонять слезоточивым газом. Причем протесты охватили не только крупные города, но и провинцию. Так что как бы в Бразилии все не кончилось майданом.

$11 млрд потратила Бразилия на Олимпиаду-2016

По оценкам специалистов, желание бразильских властей стать вровень с влиятельными государствами мира влетело налогоплательщикам более чем в $11 млрд. Аналитики агентства Bloomberg подсчитали: только строительство и реконструкция 12 футбольных арен обошлись не менее чем в $3,6 млрд. И теперь лишь чемпионство бразильской сборной хотя бы на время успокоит негодование граждан по поводу огромных расходов на футбольное первенство.
Но ненадолго. По данным Reuters, общий бюджет летней Олимпиады в Рио составил $17 млрд. И это притом что больше половины проектов не включены в эту стоимость. 60% бюджета ОИ - деньги налогоплательщиков, 40% - частный бизнес.