Мир

Кто будет новым мировым гегемоном. Часть 5

Индийским националистам придется поумерить амбиции

Недавние выборы не только радикально сменили рельеф властного олимпа Индии, но и открыли перед победившими националистами невиданные доселе геополитические возможности. Под большим вопросом остается только вероятность их реализации.

Победа Индийской народной партии, ИНП (она же Бхаратия джаната партия, БДП), со столь разгромным счетом над Индийским национальным конгрессом (ИНК), сохранявшим власть с небольшими перерывами на протяжении многих десятилетий, открыла путь к заметному доминированию БДП в политической жизни огромной страны. Ее индуистская часть смотрит на новый национально сознательный парламент и правительство с видимой надеждой, а мусульманская - с неприкрытым опасением.

Индийская многовекторность

Как ни странно, перед откровенно националистической БДП на мировой арене открываются перспективы, о которых Индийский национальный конгресс мог только мечтать. С одной стороны, и сам Нарендра Моди достаточно давно и последовательно декларировал необходимость нормализации отношений с Пакистаном. Подобная политика дала определенный результат: на инаугурацию премьера вопреки значительным сомнениям исламабадского истеблишмента явился его пакистанский коллега Наваз Шариф. Впечатление несколько подпортил тот факт, что практически одновременно с церемонией на индо-пакистанской границе шли перестрелки. Но высокие стороны не акцентировали на этом внимание. Есть даже первые плоды

К 2050 г. совокупные потребности Индии в пресной воде превысят 1400 млрд кубометров - это больше, чем имеется во всех ее водоемах. В 2012-2013 гг. дефицит воды уже привел к сокращению посевов хлопка на 5-7%

широких жестов индо-пакистанской "перезагрузки отношений": 30 мая Исламабад пообещал Дели подписать соглашение о "недискриминационном доступе" к своим рынкам. Пакистанский лидер вроде бы даже согласился приструнить боевиков из парамилитарных мусульманских организаций, досаждающих индийцам в приграничных районах.

Отношения Нарендры Моди с китайским руководством носят исключительно прагматичный, но тоже достаточно благожелательный характер. На посту губернатора Гуджарата он сумел наладить партнерство с властями провинции Сычуань, обеспечив заметный приток инвестиций, а председатель КНР Си Цзиньпин вызвал маленькую сенсацию, приняв предложение о визите в Индию.
Россия, слегка "поджатая" международными санкциями, старается вернуть Индию в традиционную зону влияния СССР. И первые шаги уже успешно - или поспешно - сделаны. 23 мая информагентства сообщили, что Россия поможет "создать Индии атомную отрасль". Помощь будет включать не только вероятное строительство АЭС, подготовку специалистов-ядерщиков, а главное, передачу неназванных ядерных технологий новому "глобальному союзнику". При этом столь щедрое обещание Владимир Путин дал Нарендре Моди еще до его инаугурации. Вроде бы почти готово и соглашение о безвизовом режиме.

Да и США, ранее отказывавшие в визе слишком уж национально озабоченному политику, после его прихода к власти вынуждены были сменить риторику. Обама пригласил Моди в Вашингтон, а глава Госдепартамента Кэрри направил новоизбранному министру свои поздравления. Дальше дело, правда, пока не пошло.

Гегемония утонет в воде

Но, несмотря на радужно-прагматичные перспективы "дельца из Гуджарата" на международной арене, в возможном развитии событий просматриваются достаточно мрачные сценарии. Один из них - московский - предусматривает создание новой "оси сдерживания США" в лице России, Индии и Китая. При этом подобная "ось" не только (и не столько) подорвет "гегемонию Вашингтона на планете", но и бесповоротно нарушит хрупкий баланс сил во всем регионе, катком пройдясь по японским, филиппинским и прочим интересам. Впрочем, принимая во внимание давнюю и нежную "любовь" между Дели и Пекином, равно как и специфику российско-китайской дружбы, более вероятным представляется несколько иной сценарий.

И Си Цзиньпин, и Нарендра Моди, и Синдзо Абе, и Владимир Путин - каждый по-своему являются либо националистами, либо империалистами. И их желание усилить свою роль в региональной политике может сыграть злую шутку с создавшимся балансом сил в Азии и на Дальнем Востоке. При этом именно Россия, несмотря на ядерный арсенал, может стать аутсайдером грядущих геополитических соревнований, а Япония будет практически полностью зависеть от деятельного участия США. Остаются Китай и Индия - естественные и многолетние конкуренты.

Но - и это третий сценарий - попытка реализации геополитических амбиций грозит Индии распадом. Ее позиции заведомо слабее китайских. Отчасти это обусловлено тем же энергетическим голодом: как и КНР, Индия в значительной степени зависит от импорта нефти из Персидского залива. Помимо этого, будучи второй густонаселенной страной в мире (а к 2050 г., возможно, и первой), Индия не сумела и в обозримом будущем не сможет обеспечить справедливое распределение социальных благ и выравнивание уровня жизни. По этому показателю Китай ушел вперед на десятилетия. Кроме того, на пути к гегемонии стоит сама география страны. К тому же 2050 г. совокупные потребности Индии в пресной воде превысят 1400 млрд кубометров - это больше, чем имеется во всех ее водоемах. В 2012-2013 гг. дефицит воды уже привел к сокращению посевов хлопка на 5-7%. Вслед за техническими культурами то же грозит и пищевым, что опять-таки чревато ростом социального напряжения, внутренней миграции, межконфессиональной враждой, а в перспективе - повышением сепаратистских настроений в отдельных штатах вплоть до полномасштабных войн. Любое индийское правительство вынуждено уделять этим проблемам куда большее внимание, нежели внешнеполитическим амбициям. БНП же придется заниматься ими даже в большей мере, дабы избежать недовольства мусульманского меньшинства и социального взрыва.

Индия пустит иностранцев в оборонку

Моди  и его кабинет  на данном этапе демонстрируют исключительный, особенно для националистов, прагматизм. Министерство промышленности и торговли Индии выступило с предложением разрешить иностранным компаниям владеть оборонными предприятиями на территории республики. Сейчас зарубежным фирмам разрешено владеть максимум 26% акций оборонных предприятий на территории Индии. Министерство промышленности и торговли предлагает поднять эту планку до 49% в случае, если компания из другой страны не готова передать индийскому партнеру технологии производства вооружений или их компонентов, до 74% - если передача технологий подразумевается и до 100% - если речь идет о производстве "новейших технологий", в которых нуждается Индия (естественно, с их передачей).