Мир

Куда ведет УПЦ МП Онуфрий: В чем состоят психологические комплексы предстоятеля УПЦ МП

Главная «психологическая травма» митрополита Онуфрия обусловлена той же причиной, что и травма Путина. Он, как и президент РФ, считает развал СССР главнейшей трагедией прошлого века

Нового предстоятеля УПЦ МП уже привыкли корить за "отсутствие позиции" или даже прямо за то, что "работает на Москву". Ведь до сих пор он так и не высказался четко и недвусмысленно по основным вопросам, тревожащим всех без исключения украинцев, - сепаратизму, факту российской агрессии, аннексии Крыма. К этому списку-минимум хорошо бы присовокупить осуждение информационной войны России против Украины. А также конкретный план "мирного урегулирования" противостояния внутри украинского православия. И, кстати, дать соответствующие ориентиры епископату и клиру - чтобы по поводу батюшек-сепаратистов не возникало больше вопросов. Впрочем, это уже программа-максимум.

Не то чтобы митрополит Онуфрий совсем ничего не делает. Но то, чего от него ждут по эту сторону украинско-российской границы, он делает как-то сквозь зубы и только тогда, когда молчать становится уж совсем неприлично - вот как после обстрела Мариуполя. Но и тут всегда и обязательно речь митрополита Киевского - сплошная недомолвка. Митрополит Онуфрий, даже когда он готов выступить вполне проукраински, во что бы то ни стало обходит стороной "русский вопрос".

Отделение Украины от России, появление каких-то несогласуемых "интересов" с обеих сторон, т. е. сама независимость Украины для митрополита Онуфрия, как и целого ряда других архиереев (и не только архиереев), остается неизбывной травмой. Не потому, что они против независимости, что они "москвофилы" и т. д. - отчасти это упрощение, а отчасти и вовсе неправда. Проблема в том, что независимость нарушила стабильность того, что было и остается для них чем-то незыблемо целостным - Русской православной церкви. Развал СССР ознаменовался для этих архиереев тектоническими сдвигами в церкви. Сначала под давлением обстоятельств было принято решение о самоуправлении церкви, потом произошел раскол, во время которого архиереи (в частности, нынешний митрополит) пережили настоящий шок из-за необходимости выбирать между лояльностью Москве и лояльностью непосредственному начальству - митрополиту Киевскому. И совершенно предсказуемо выбрали Москву. Не только потому, что кураторы из КГБ запланировали раскол украинской церкви. Не только потому, что у митрополита Филарета была лихая слава. Но и потому, что Москва оставалась для них гарантом стабильности, основой самой их традиции, потому что их пуповина прикреплена там, а не в Киеве.

Годы украинской независимости ничего не изменили в "русскоправославном" мировосприятии иерархов церкви. Миссию "духовного единства Святой Руси" в "эпоху политической раздробленности" многие восприняли как нечто совершенно естественное

Чтобы понять логику их сопротивления - отчасти подсознательного - становлению самостоятельной украинской церкви, надо учитывать, что это ученики советских школ. Которые, конечно, кое-чего не разделяли в советской идеологии, но в целом оставались лояльными и видели "много хорошего" не только в естественном для них духовно-церковном единстве "Святой Руси", но и в ее светском воплощении - СССР. С другой стороны, они еще и выпускники "советских-русских" семинарий и духовных академий. Глубоко укорененные в русском православии, в русской традиции, в русском монашестве. Что было бы совсем не плохо для священнослужителей, среди которых есть действительно "безупречные монахи", если бы они оставались молитвенниками и не занимали политических должностей. Впрочем, "русское православие" советского и постсоветского образца не оставляло им такого шанса.

Двадцать с небольшим лет украинской независимости ничего не изменили в этом "русскоправославном" мировосприятии. Разве что укрепили его. Миссию "духовного единства Святой Руси" в "эпоху политической раздробленности" многие восприняли как нечто совершенно естественное. Конечно, эти настроения хорошо удобрялись, кадровая политика модерировалась, иерархическая вертикаль Киевской церкви целенаправленно ослаблялась. Москва не дремала и делала все, чтобы УПЦ оставалась ее марионеткой. Но саму мысль о "единстве" большинству архиереев старой закалки не надо было навязывать. Будучи людьми "русского православия" они совершенно естественно оказывались - и остаются по сей день - "патриотами Святой Руси".

К таким архиереям принадлежит и нынешний митрополит Киевский. Характерно то, что ему - человеку в возрасте, человеку советской еще закалки - отдали предпочтение на выборах и украинские архиереи и, судя по его успеху, московские кураторы. Хотя его конкурентом был человек, также преданный Москве, но не такой надежный из-за принадлежности к иному, более меркантильному и менее идейному поколению.
Много лет УПЦ оставалась церковью "Святой Руси" в Украине, и это никого особенно не напрягало. Но мирное время закончилось, и оказалось, что патриоты "Святой Руси", отождествляющие себя с "русским православием", могут быть полезны. Особенно если Московская патриархия не станет слишком зарываться с прямой поддержкой военного вмешательства, и пока Россия не признает своего участия в войне. То есть до тех пор, пока за иллюзию "единства Святой Руси" можно держаться, закрывая глаза на все прочее. В первую очередь на то, что РПЦ за последние десять лет окончательно превратилась в "государственную церковь", а "русское православие" в очередной раз в своей истории стало полностью гражданской религией.

Фото: УНИАНГражданской религией России со всеми вытекающими последствиями для тех, кто исповедует верность "русскому православию" на территории Украины.

Среди высших иерархов УПЦ Онуфрий - не один такой. Таковых много (возможно, большинство) среди архиереев. И среди клира. И среди верных. Это касается целой церкви, и в этом нет ничего экстраординарного: "русское православие" совсем не чуждо нашей, киевской традиции. Не только архиереи и клир, огромное количество украинских верных не испытывают ни малейшего к нему отвращения. В его христианском, разумеется, а не гражданском воплощении - недаром киевская традиция оказалась чужда нынешнему "русскому православию", сводящемуся к обожествлению России, которое сейчас навязывает своей церкви, стране и миру Московская патриархия.

Оттого в самой УПЦ МП сегодня царит колоссальная растерянность - само "русское православие" дало трещину размерами с Большой каньон, и пока трудно разобраться, что к какому берегу пристало. И потому митрополит Онуфрий был единственно правильным выбором для Московской патриархии на выборах предстоятеля. Он проверенный "патриот Святой Руси" и "образцовый монах". Он не станет метаться, взвешивать за и против, сообразовываться с политической необходимостью, подвергать ревизии свои взгляды и сомнению - приказы начальства. Для него монашеская дисциплина выше всяких сомнений. Даром, что в условиях гражданской религии монашеская дисциплина превращается в партийную.

"Человек русского православия"

За месяцы, прошедшие после избрания предстоятелем УПЦ, митрополит Киевский Онуфрий превратился в старательного исполнителя воли Московского патриарха, который, в свою очередь, является исполнителем воли Кремля. В этом качестве митрополит постоянно подставляется под огонь критики. То своим долгим неопределенным молчанием по поводу войны в Донбассе. То своими интервью, в которых послушно повторяет слова патриарха Кирилла о "братоубийственной междоусобице" и необходимости "услышать обе стороны". То воззванием к Надежде Савченко прекратить голодовку и не портить себе здоровье. То награждением церковными орденами УПЦ записных российских украинофобов. То живым участием в медиакампании по обвинению Украины и ее власти в преследованиях по религиозному признаку и разжигании религиозной вражды. То гробовым молчанием по поводу скандальных высказываний его подчиненных о "преступной киевской власти". В трех словах - "человек русского православия".

О том, почему на выборах главы УПЦ МП "митрополитбюро" остановилось на самой консервативной кандидатуре, читайте здесь