Мир

Куда ведет УПЦ МП Онуфрий: Зачем церкви стареющий «генсек Черненко»

Не найдя своего «черновола» и отказавшись от «горбачева», «митрополитбюро» остановилось на самой консервативной кандидатуре

Во время предвыборной медиакампании возможных кандидатов на Киевскую кафедру поделили на две воображаемые силы - "партию монахов и молитвенников" и "партию менеджеров и политиков". Само это разделение - чистый пиар, придуманный диаконом Андреем Кураевым для продвижения тогда еще митрополита Кирилла Гундяева на патриарший престол. У нас эту идею применили как кальку. Хотя никакого противостояния "менеджеров" "молитвенникам" не было и быть не могло - ввиду отсутствия "менеджеров". Поскольку церковь находилась в кризисном состоянии, поговаривали о возможности избрания своего рода "горбачева", который хотя бы попытается открыть второе дыхание у сильно изношенной структуры. Но избрали все-таки "черненко". Симптоматично и то, что потенциального "черновола" в епископате УПЦ МП не оказалось вообще. Какое-то подобие национального церковного лидера постарались под выборы слепить из митрополита Винницкого Симеона. Но искусственность этого проекта была слишком очевидной. Епископы-украинофилы в УПЦ МП, конечно, есть, но ни один из них не оказался готов принять на себя заботу о целой церкви, побороться за нее.

Итак, на момент избрания предстоятеля УПЦ МП имела высокие потенциальные возможности для укрепления своих позиций в Украине. Начиная с того, что наконец появилась возможность торговаться с РПЦ и выдавить из нее хотя бы минимум - официальное утверждение границ автономии. Причем эти границы можно было в разумных пределах раздвинуть. Также у Московского патриархата была реальная возможность сыграть цементирующую роль в обществе - как у "церкви всей Украины". В том случае, разумеется, если бы у ее руководства хватило смелости заявить о себе как о церкви именно Украины, а не части "русского православия". Публично отречься от идей "русского мира" - даже не как враждебных, а просто несвоевременных, разделяющих общество и церковь. Даже поминание патриарха Кирилла можно было спустить на тормозах - не такой уж принципиальный вопрос. То есть следовало просто скорректировать риторику. Однако описанный выше сценарий был бы возможен только в том случае, если бы Киевскую кафедру занял "политик", "менеджер" или даже прохиндей. Но не "безупречный монах", взращенный на русской монашеской традиции. Поэтому никого другого РПЦ ни за что и не допустила бы к власти в УПЦ МП. Горбачев, как известно, тоже начинал с риторики, а закончилось известно чем.

Пока выбор Москвы в пользу Онуфрия выглядит оттуда совершенно оправданным

РПЦ, вполне возможно, уже смирилась со своими репутационными потерями в большей части Украины. Но, скорее всего, это не имеет для нее решающего значения в данный момент и тем более не имело на момент избрания митрополита Киевского. Тогда еще казалось, что конфликт в Донбассе вот-вот закончится, и все, что нужно, - удержать структуру УПЦ МП от развала на короткой дистанции. Для этой роли митрополит Онуфрий со своей преданностью подходил как нельзя лучше. Впрочем, подходит и в нынешних реалиях. Во-первых, в расчете на то, что "русский мир" хотя бы что-то отхватит у Украины - и эту часть нужно будет "духовно осваивать". Во-вторых, ситуацию в УПЦ МП надо удержать хотя бы до 2016 г., до Всеправославного собора, на котором РПЦ должна любой ценой выступить "самой большой православной церковью" с самым большим количеством голосов. Если не все, то очень многое патриарх Московский сейчас делает в расчете именно на этот Собор, который должен ознаменоваться наконец триумфом Третьего Рима над Вторым. Возможно, вопрос, "есть ли жизнь после Всеправославного собора", сейчас вообще не слишком занимает патриарха Кирилла. И главным заказчиком "консервации" УПЦ МП выступает именно он.

Фото: vn.20minut.uaУ голосовавших за Онуфрия были свои резоны. Выбор в пользу "безупречного монаха" казался хоть какой-то гарантией того, что сильно прессовать не станут. Это, конечно, было самообманом. Знали, что станут, по крайней мере из Москвы. Но, остановив выбор на человеке, в котором Москва была крайне заинтересована, архиереи надеялись от нее загородиться. Предстоятель должен был "держать удар", а "молодая команда" под прикрытием его авторитета "делать политику" и даже, поговаривали, готовить какие-то реформы. Впрочем, то, что реформы - миф, рассчитанный на власть и собственных украинофилов, было ясно уже тогда. Но на то, что под прикрытием митрополита-"молитвенника" будет работать команда "менеджеров", надежды были нешуточные. Ведь пока митрополит Онуфрий был местоблюстителем, так оно, по сути, и было.

Однако после выборов все быстро изменилось. Онуфрий привел на руководящие посты своих людей. За митрополитом Антонием, на которого возлагали надежды как на политика и менеджера, сохранили должность управделами митрополии, но, судя по тому, что он почти исчез из публичного поля, ее лишили "политической" составляющей, т. е. свели к функциям канцелярии и завхоза. Вообще, вся кадровая политика митрополии строится по принципу преданности, а не профпригодности.
И в целом пока выбор Москвы в пользу Онуфрия выглядит оттуда совершенно оправданным. Никаких заигрываний с "реформаторами" - ни светскими, ни церковными. Никаких уступок "уклонистам". Никаких отступлений от "генеральной линии". Пришел консерватор и действительно законсервировал ситуацию. Теперь весь вопрос в том, каким окажется срок годности у этих "консервов".

О том, в чем состоят психологические комплексы предстоятеля УПЦ МП, читайте здесь