Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Первая и последняя демократия. Почему Кыргызстан напоминает о Кучме и Ющенко

Среда, 18 Октября 2017, 13:20
Кыргызстан развивается в сторону партийного правления, в котором под фасадом парламентской республики усиливается тандем партийных функционеров с крупным капиталом

Фото: kloop.kg

В Кыргызстане впервые прошли президентские выборы, которые, похоже, не влекут за собой революцию и не являются ее результатом. Если у ключевой партии правящей коалиции - СДПК и ее нынешнего лидера во власти Алмазбека Атамбаева и есть какие-то фундаментальные достижения, то это одно из них. Сам Атамбаев уходит мирно, а его преемником становится Сооронбай Жээнбеков, победивший во вполне честной и мирной борьбе - явление для Центральной Азии уникальное. Впрочем, так было не всегда - и этим Кыргызстан несколько напоминает Украину.

Украина в Центразии

В 2005 г. из Бишкека бежал Аскар Акаев - первый президент страны, бывший в перестроечные времена прогрессивным деятелем. Нельзя сказать, что Акаев был каким-то примитивным диктатором. Объективно говоря, его политика напоминала украинский кучмизм - симбиоз тяжелых рыночных реформ с концентрацией власти новым "клановым" капиталом, каковой курс и генерировал в результате оппозиционный к Акаеву слой.

В 2010-м бежал только уже не в Москву, а в Минск второй президент Курманбек Бакиев, некоторое время занимавший премьерский пост при Акаеве, но воспользовавшийся революцией для рассадки своего клана на хлебные места. Любопытно, что Бакиева считали более близким к США, нежели к России, хотя, во-первых, вектора носят в Центральной Азии довольно условный характер, а во-вторых, эти факторы в постсоветской части региона нередко сильно переоценивают.

В 2010 г. конституционная система республики была перезагружена - под руководством временного президента Розы Отунбаевой Кыргызстан превратился в парламентско-президентскую республику с ощутимым перевесом в пользу парламента и формируемого им правительства. Для постсоветской Центральной Азии демократический строй - исключение: все прочие страны региона являются деспотическими режимами личной власти. Объяснение этому феномену пока не найдено. Но, скорее всего, оно состоит в равновесии элитных группировок и этнических групп, и уже упомянутых акаевских реформах, а также в отсутствии у Кыргызстана какого-либо ликвидного экспортного сырья, которое подчинило бы себе политическую систему (отчасти и поэтому одним из первых среди постсоветских государств Кыргызстан присоединился к ВТО).

Согласно действующей конституции правительство формируется (как и в Украине) парламентским большинством, президент же избирается прямым голосованием, но лишь на один шестилетний срок. Одно и то же лицо не может занимать этот пост более одного срока. Этот принципиальный встроенный ограничитель, судя по всему, сохраняет в стране конкурентную демократию, несмотря на распространенную коррупцию и объективную бедность, а также опасное в смысле образцов для подражания соседство.

Уходящий президент Атамбаев, несмотря на множество специфических черт своего характера, которые в других условиях могли бы способствовать созданию авторитарного режима, так и не смог построить личную политическую монополию. Другое дело, что, по мнению местного гражданского общества, такую монополию постепенно устанавливает правящая Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК), ведь уже не первый год в ее руках (пусть и не только) находится и премьерство, и президентство.

Алмазбек Атамбаев

Впрочем, нужно брать во внимание уровень политической дискуссии в Кыргызстане. Так, в день выборов президент Атамбаев в своем неповторимом стиле объяснил журналистам свое отношение к главному оппозиционному кандидату Омурбеку Бабанову (лидеру партии "Республика-Ата Журт/Отечество/"). Мол, действительно был с ним близок. Но в последнее время ситуация сильно изменилась. Так, по мнению Атамбаева, кандидат в президенты стал выходить за рамки приличия. Кроме того, глава государства рассказал, что пытался помочь Бабанову в строительстве торгового центра. "Когда я спросил: почему ты не достраиваешь торговый центр? Я помог ему получить средства. Наши семьи летом ели ягоды из бабановского огорода. И буквально месяц назад вижу, что он меня поливает грязью. А раньше называл "уважаемый". Я открыто говорю, что ко мне приходил олигарх и предлагал $20 млн, чтобы я поддержал Бабанова. Тогда я сказал, что есть вещи, которые не продаются. Слава богу, что я успел разглядеть личико Бабанова. Я стал вспоминать, как он кинул Айдара Акаева, когда надо было дружить с Бакиевыми. И тут он подумал, что можно уже и Атамбаева топить", - цитирует президента КР наиболее крупная газета страны "Вечерний Бишкек". Стилистика этого пассажа заставляет вспомнить, как в ходе кампании 1999-го  президент Кучма назвал своих собравшихся в Каневе оппонентов "не мужиками".

В подобной брутальной манере функционирует едва ли не вся демократическая система Кыргызстана в плоскости как медиа, так и бизнеса, и правопорядка. Политики-олигархи науськивают друг на друга прессу, правоохранителей, рейдеров, а то и откровенных бандитов, временами ссорят между собой этнические сообщества. Все это, хоть и печалит местных гражданских активистов (и западные посольства), стало делом рутинным.

С современной Украиной это сравнивать трудно, но чем-то такой modus vivendi напоминает нашу страну второй половины 90-х и второй половины 2000-х, когда подобный скандализм и политический "трэш" был в порядке вещей. А вот на заднем плане происходят процессы системные, но менее видимые невооруженному глазу.

Многовекторность по-кыргызски

Так, несмотря на роман с Евразийским Союзом во главе с Москвой, Бишкек перманентно ссорился с российскими корпорациями (например "РусГидро"), нередко воспринимая, похоже, те или иные реверансы Кремля просто как должное (так, недавно Путин опять списал Кыргызстану долги). Конечно, опасения превратиться во вторую Армению, где все скуплено российскими фирмами - понятны. Но от роли российского протектората Кыргызстан все время увиливает - и такую возможность дает ему как отсутствие общей границы с РФ, так и балансирование (насколько на это способна маленькая и небогатая страна) России могущественными соседями - Китаем и Казахстаном.

Впрочем, не только это. Так, с одной стороны, президент Атамбаев всегда подчеркивал необходимость борьбы с радикальным исламом, и правоохранительные органы страны пытаются держать под контролем распространение антисветского сектантства.

С другой стороны, в июле этого года Алмазбек Шаршенович посоветовал послу Турции в своей стране обратиться к психиатру, после того как Анкара устроила истерику по поводу сети школ в республике, имеющих отношение к оппоненту Эрдогана Фетхулле Гюлену.

В интерпретации Атамбаева турецкий посол (между прочим, между Бишкеком и Анкарой нередко вспыхивают скандалы, касающиеся шпионажа, - по-видимому именно там Турция видит восточную границу мира пантюркизма, но с какой стати - неясно) в Кыргызстане работают "3,5 млн человек, которые поддерживают Гюлена". Речь шла об учителях школ "Сапат". Атамбаев ответил, что не позволит закрывать школы, а будет их усиливать, тем более что 24% расходов бюджета страны уходит на образование, и это прорыв к ускорению развития.

"Как вы сами помните, турецкая сторона обижалась на то, что я не позволил закрыть школы "Себат". Я могу открыто сказать, это очень хорошие школы. Да, после их просьб мы усилили там контроль. 35% "Себата" сейчас в руках министерства образования и науки Кыргызской Республики. Мы переименовали школы из "Себата" в "Сапат", а 90-95% учителей школ -кыргызы".

Сооронбай Жээнбеков

Здесь важно обратить внимание на две вещи - во-первых, Атамбаев признался, что на турецкие требования все-таки последовала реакция, а во-вторых, он часто употребляет местоимение "мы". Это любопытно именно в контексте общественного мнения в местной условно либеральной среде - что Кыргызстан развивается в сторону партийного правления, в котором под фасадом парламентской республики усиливается тандем партийных функционеров с крупным и далеко не всегда чистым капиталом. Кстати, как бы  парадоксально это ни прозвучало с точки зрения того, как выглядит Центрально-Азиатский регион, подобная эволюция может быть и не так уж плоха. Поскольку она как раз вполне соответствует модели, по которой шли от военных диктатур к современной демократии страны Латинской Америки и от госсоциализма к демократии европейского типа - большинство стран Балкан. В местной прессе даже иронизируют над загадочным визитом Атамбаева в Кишинев - мол, не за советом ли к выстроившему систему надпартийного теневого контроля над политической системой страны Владу Плахотнюку он ездил?

К сожалению, Кыргызстан продолжает находиться в российском информационном поле, распространяющем культ Путина и вульгарный антиамериканизм. Отсюда и опасность, что новый президент-эсдек Сооронбай Жээнбеков (и его соперник-"патриот" Омурбек Бабанов - если бы победил) и сами мечтают о трансформации системы правления в сторону автократии под соусом "борьбы с коррупцией".

По словам самого Бабанова, набравшего в воскресенье 33,6% голосов, образцом государственного деятеля для него является президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Но час от часу не легче, ведь в последние предвыборные дни между Астаной и Бишкеком развернулась настоящая дипломатическая война, на "земле" выразившаяся в ограничениях пропускного режима через границу. Причем Атамбаев обвинил Астану во вмешательстве во внутренние дела республики, поскольку некоторые кандидаты в президенты ранее встречались с политическим истеблишментом "большого соседа". И прежде всего это касалось лидера оппозиции Омурбека Бабанова.

Миллиардер, аппаратчик и технократ

47-летний Бабанов - в раннее постсоветское время выпускник Московской сельхозакадемии им. Тимирязева (правда, в 2005 г. окончил еще и Академию народного хозяйства (теперь это РАНХиГС) - кузница кадров, в основном для российских "системных либералов"), затем занимался бизнесом в сфере хлопка и нефтепродуктов. В парламент попал после Тюльпановой революции (2005 г.), после второй революции стал вице-премьером в правительстве Атамбаева. После избрания Атамбаева президентом около года возглавлял правительство республики. Так что склока между ними, похоже, и впрямь личная.

Омурбек Бабанов

Но при этом Омурбек Бабанов свое поражение признал, порадовался факту первых выборов с непредсказуемым результатом и пообещал продолжать свою политическую деятельность. При этом именно Бабанов является самым богатым человеком в Кыргызстане, обладая состоянием в $1,5 млрд, так что как бы новый президент впоследствии не примерил на него роль Михаила Ходорковского - по такому циклу на постсоветском пространстве многие годы кружит немало политических систем. Но кому же проиграл самый богатый кыргыз? Профессиональному аппаратчику.

58-летний Жээнбэков начинал учителем и зоотехником, но уже в 1988 г. стал инструктором райкома в Ошской области, затем возглавлял колхозы и совхозы. В большой политике с середины 90-х, десять лет подряд провел в парламенте, руководил комитетами по аграрной линии. При Бакиеве - министр сельского, водного хозяйства, а также перерабатывающей промышленности, однако в конце его правления попал в опалу. После второй революции - руководитель Ошской области, при Атамбаеве - директор кадровой службы, с марта прошлого года - первый замглавы аппарата президента, но уже через месяц Жээнбеков был избран премьер-министром от правящей коалиции. В августе ушел с должности для участия в президентской кампании. Как говорится, идеальная прогрессия постсоветского чиновника (с небольшим промежутком частного предпринимательства во время опалы).

При этом из двух премьеров местные политические обозреватели отдали победу на дебатах Жээнбекову, который оказался более убедителен в условиях, когда, как представляется, оба кандидата отказались от критики президента в первом туре, но будущий победитель выборов пообещал бороться с коррупцией. Правда, это же обещали и все президенты до него, а все семь лет власть находится в руках одной и той же партии (чем-то это и впрямь напоминает Молдову, где одна и та же коалиция уже многие годы в разной конфигурации удерживает власть).

Единственным сюрпризом выборов стала, по-видимому, победа Жээнбекова именно в первом туре - при явке в 51,5% он набрал 54% голосов. И хотя разномастная оппозиция считает, что это результат административного ресурса, политического подкупа и прочих нелицеприятных методов, о фальсификациях (в стране, голосующей по биометрическим паспортам и с помощью электронной системы) речь вообще не идет.

Но в рамках парламентско-президентской республики главным фактором политической жизни в Кыргызстане остается правящая партия СДПК и ее премьер-министр, 40-летний Сапар Исаков, возглавивший правительство в конце августа. За нынешний год он быстро прошел этап работы в аппарате Атамбаева (вероятно, это устанавливающаяся традиция - сначала аппарат президента, затем правительство, впрочем, ведь и партия, по сути, одна). Как и новоизбранный президент Жээнбеков, Исаков - из Оша. Его можно назвать "технократом": МИД, аппарат правительства, но что привлекает внимание - это Кыргызско-Российский Славянский университет (им. Бориса Ельцина). Так что если Исаков и ориентирован на Россию, то не совсем на "ту". И по аналогии с Казахстаном очень трудно разделить местные интересы политиков с какими-либо внешними векторами, это касается и нового президента Жээнбекова.

Да, американской военной базы в республике больше нет, а российская есть, но ведь Кыргызстан входит в ОДКБ, так почему бы этой базе там не быть. Но и американцы не собираются покидать Афганистан, при этом обвинения с их стороны по адресу сотрудничающей с талибами РФ крепнут, а бывший президент Афганистана Хамид Карзай ездит на форумы в Москву. Значит, и Кыргызстан может в любой момент вновь пригодиться Вашингтону, и вся наносная "пророссийскость" слетит с демократически легитимной местной элиты (и чем эта элита "технократичнее", тем быстрее слетит).

А пока что можно поздравить кыргызов со спокойной и общепризнанной передачей власти и лишь пожалеть, что другие государства пока явно более активны в этой стране, нежели Киев. Служащий таким явным контрастом постсоветским соседям Кыргызстан в перспективе может стать эпицентром трансформации всей Центральной Азии.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир