Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ливиянаша. Москва растит нового Каддафи

Вторник, 24 Января 2017, 08:00
Россия намерена надежно закрепиться в Средиземноморье

Верховный главнокомандующий вооруженными силами Ливии Халифа Хафтар

Российская Федерация в течение последних семи месяцев осуществляет оценку перспектив и возможностей вмешательства в конфликт на территории Ливии на стороне Верховного главнокомандующего вооруженными силами Ливии Халифа Белкасима Хафтара, который поддерживает Палату представителей Ливии в Тобруке, оппозиционную правительству в Триполи.

Свой человек в Тобруке

Халифа Хафтар побывал в Москве дважды за полгода, причем встречался с министрами обороны и внутренних дел, а также главой ФСБ. На прошлой неделе генералу Хафтару был подан еще один сигнал поддержки. Россия, которая ранее устами замминистра иностранных дел Геннадия Гатилова отмечала, что Ливию должен контролировать Хафтар, приняла генерала на борту печально известного авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов", зашедшего в Тобрук. Это был посыл, обращенный ко всему западному миру: #ливиянаша.

Анализ динамики контактов российской стороны с представителями Тобрука, а также военно-технического сотрудничества министерства обороны РФ в регионе свидетельствует об отсутствии в Кремле окончательного решения о проведении военной составляющей операции.

Специфика природно-климатических, ландшафтных и логистических условий позволяет сделать вывод о неспособности России осуществить самостоятельную операцию без поддержки союзника в регионе. 

Потенциально боевое братство

Имеются достоверные признаки того, что летом 2016 г. МО РФ изучало возможности и осуществляло первичную подготовку совместной с Египтом военной операции в Ливии с временным развертыванием ограниченного военного контингента РФ.

На это косвенно указывали факты встречи представителей главного управления тыла египетского министерства обороны во главе с начальником штаба управления продовольственного обеспечения генерал-майором Таймуром Мусой Ахмедом Абуэльмагдом с представителями МО РФ в области тылового и транспортного обеспечения 25 августа. На ней обсуждались вопросы организации продовольственного обеспечения Вооруженных сил России в полевых условиях и пунктах постоянной дислокации, об опыте аутсорсинга, организации вещевого обеспечения военнослужащих и банно-прачечном обслуживании.

В ходе визита делегация Египта посетила 100-й отдельный полк обеспечения (в/ч 85084, Московская обл., п. Калининец), где ознакомилась с организацией боевой подготовки личного состава, инфраструктурой военного городка и социально-бытовыми условиями военнослужащих. Ранее, в июне, в 25-м ГосНИИ химмотологии (Москва) минобороны РФ египетская делегация ознакомилась со средствами и методами контроля качества ГСМ.

Делегация также посетила 190-ю военную школу поваров (Московская обл., Наро-Фоминск) Западного военного округа, где им продемонстрировали организацию подготовки курсантов по специальности повар-пекарь с посещением практических занятий по приготовлению пищи и выпечке хлеба в полевых условиях. В январе 2016 г. группа российских военнослужащих прибыла на базу Джамаль Абдулашир в Тобруке вместе с подразделениями США и Великобритании, где находились в течение недели.

15 октября начались совместные российско-египетские учения, где кроме подразделений ВДВ РФ принимали участие военнослужащие Сил специальных операций РФ. Российские военнослужащие выступали в роли руководителей учений и инструкторов.

На мероприятиях в Египте Россия отрабатывала взаимодействие подразделений ССО РФ, усиленных ВДВ, и парашютно-десантных войск Египта по локализации и уничтожению незаконных вооруженных формирований в условиях пустыни с оперативной переброской бтг/ртг групп силами военно-транспортной авиации.

Диктатура в планах

После завершения учений контакты и уровень взаимодействия с египетской стороной по линии ВТС снизились. На этом фоне активизировался переговорный процесс российской стороны с Хафтаром, что может указывать на попытку Кремля найти формы непрямой поддержки Тобрука.

Хафтар в своей внешней поддержке ориентируется на Египет и ОАЭ. Каир делает ставку на него в надежде снизить влияние исламистов в Триполи и нивелировать позиции движения "Братьев-мусульман", рассматриваемых режимом ас-Сиси в качестве противников.

В связи с этим Хафтар пытается добиться исключения исламистов из политического переговорного процесса в стране и достичь независимости военных от правительства. 

Однако путем контактов с РФ Хафтар стремится договориться с Триполи о признании правительства в обмен на пост главнокомандующего, что де-факто будет означать его статус правителя Ливии.

Имеются признаки того, что целью Хафтара является также получение от России оружия в нарушение или обход санкций и непосредственной военной помощи для защиты своих сил от западной коалиции, поддерживающей правительство в Триполи, в случае начала наступления или силовой конфронтации с ним.

Халифа Хафтар — представитель крупного племени Aal Ashraaf Sidi Faraj Bin Hamdan Al Furjan и может опираться на районы вокруг Сирта. Однако с политической точки зрения Al Furjan вполне достаточно для обеспечения платформы поддержки Хатара на востоке страны.

Принимая во внимание большое количество фракций, контролирующих территории восточной части Ливии, Хафтару требуется провести работу среди группировок, контролирующих Киренаику, перед наступлением на Триполи. Еще в сентябре он заручился поддержкой Революционного совета шуры в Бенгазе, в интересах которого взял под контроль нефтяные терминалы.

В этом процессе он рассматривает Россию как широкую ресурсную базу для усиления и лоббизма в ООН, которая не будет выдвигать внутриполитических условий. Так, Москва уже оказывала помощь в печати 4 млрд динаров для правительства в Тобруке. Имеются данные о просьбах Хафтара к РФ содействовать в деле снятия международных санкций. Неопределенность с политикой США после инаугурации Дональда Трампа заставляет Кремль затягивать с конкретными действиями, что оказывает влияние на замедление военной активности Хафтара и его концентрации на переговорном процессе.

Верховный главнокомандующий вооруженными силами Ливии Халифа Хафтар покидает российский офис МИД после встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым в Москве, ноябрь 2016. Фото: EPA/UPG

Москва поддержит

Задача получения общегосударственного контроля Хафтаром связана с необходимостью силового подавления отрядов милиции в Мисурате и Триполи, что затруднительно сегодня без авиационной поддержки. Эскалация конфликта в Ливии усилит позиции джихадистов и может привести к возрождению и расцвету ИГ. Таким образом, снижение военно-технической активности РФ с Египтом и затягивание переговоров с Хафтаром может означать, что стороны тянут время и пытаются избежать вооруженной конфронтации с этими подразделениями, рассчитывая на их дальнейшее ослабление вследствие боев с ИГ.

Тем не менее анализ динамики ситуации под Сиртом заставляет сомневаться в том, что данные подразделения будут ослаблены настолько, чтобы отказаться от сопротивления силам Хафтара.

Для РФ поддержка Хафтара связана с возможностью достижения нескольких военно-политических целей. Российская сторона стремится поставить условием поддержки мест для военно-морской и военно-воздушной баз. Данное стремление в большей степени связано с традиционным желанием РФ усилить военные позиции в Средиземноморье, выйдя за пределы закрытой акватории Черного моря. Таким образом, Россия может получить две территории для дислокации своих военных баз: сирийскую (Тартус и Хмеймим) и ливийскую. Усиление в Средиземном море — цель Кремля, начиная с эпохи Советского Союза.

Не исключено также желание Москвы при помощи Хафтара получить контракты на восстановление инфраструктуры страны.

Российская Федерация, очевидно, не возражает против силового решения конфликта в Ливии и приведения Хафтара к власти. Это позволит увеличить поток беженцев из страны в Европейский Союз, что усилит процессы децентрализации и создаст необходимое давление для Италии (несущей основное бремя принятия 181 тыс. ливийских беженцев) для инициирования ее выхода из ЕС.

В то же время усиление в Ливии позволит Кремлю развивать традиционную риторику относительно усилий по стабилизации ситуации в странах, где ситуация вышла из-под контроля, согласно заявлениям РФ, в результате политики США.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир