Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ложь дипломата. Зачем глава беларусского МИДа говорит Западу, что Беларусь лучше Украины
Вторник, 25 Октября 2016, 13:00
Официальный Минск позиционирует Беларусь как АнтиУкраину

Фото: tyt.by

Не так давно в польской газете "Речь посполита" вышло любопытное интервью министра иностранных дел Беларуси Макея. Владимира, к слову, Владимировича. В нем глава соседского внешнеполитического ведомства противопоставил ситуацию в наших государствах. По его мнению, положение дел в его стране несравнимо лучше, чем в Украине. Он откровенно дал понять, что все, что делалось тут с момента обретения независимости - неверно, а Беларусь строилась и будет развиваться, как своего рода АнтиУкраина. При этом все сказанное господином Макеем резко контрастирует с заявлениями главы РБ Александра Лукашенко о якобы дружественном характере его режима по отношению к нашей державе, а также укрепляет мифологические представления о жизни соседей.

Более того, сказки главы МИД РБ объективно играют в пользу агрессивной России, создавая в глазах иностранного читателя - в частности польского - искаженное представление об этих странах.

В частности, спекулятивно поднимается вопрос о языках: "Президент Лукашенко никогда не старался создать искусственные условия для развития того или иного языка. Государственная политика состоит в том, чтобы все это происходило естественно. Мы понимаем, что, начиная с прежних советских времен, подавляющее большинство населения Беларуси говорило на русском языке. Такая ситуация сохраняется и сейчас".

Макей тут же противопоставляет Украину, отмечая, что если бы после развала Союза было принято решение сделать государственным только один белорусский язык, "мы получили бы, может, даже не то же, а в десятки раз хуже ситуацию, чем в Украине".

Не останавливаясь на дискуссию о положении украинского и русского языков в Украине, отметим, что все сказанное о Беларуси Макеем - ложь от начала и до конца. Во-первых, с момента обретения независимости в 1991 году в Беларуси, естественно, единственным государственным языком стал белорусский язык. Верховным Советом была принята долгосрочная программа развития и расширения сфер употребления мовы. Однако уже в 1995 году, едва пришедший к власти Лукашенко провел незаконный референдум, в результате которого русский язык стал вторым, а по сути единственным, государственным языком в РБ. Программа постепенной белоруссизации была свернута. С тех пор все делопроизводство, почти все государственные СМИ, общение чиновников - русскоязычное. Где же тут "никогда не старался создать искусственные условия"?

Далее. В Беларуси нет четкого ментального разделения на Запад и Восток, никогда не возникал вопрос регионального сепаратизма, необходимости федерализации, особого статуса чего-то и т.д. Откуда же взяться "в десятки раз хуже ситуации"?

Макей продолжает: "За последние 25 лет мы начинаем медленно формироваться как нация. Мы находимся в процессе формирования идентичности белорусской нации. И в этом плане, конечно же, мы должны заботиться о сохранении белорусского языка, но не делая это искусственно, не заставляя кого-то, как белорусы говорят, под "прымусам", под нажимом говорить на белорусском языке".

По его словам, в стране создаются "какие-то нормальные условия для более широкого использования белорусского языка. В связи с этим все больше людей стараются и разговаривать на белорусском. Президент пару дней назад тоже сказал о том, что мы планируем увеличить и количество часов в школах для обучения белорусскому языку".

Все смешалось в голове у начальника белорусского МИДа. Он, естественно, не вспоминает, что согласно программе развития белорусского языка, действовавшей до прихода его начальника к власти, обязательным знание родного языка было только для чиновников. Для помощи им (и не только) восполнить пробелы в образовании действовали бесплатные курсы. Для всех остальных - предприятий, сферы обслуживания, ЧП и т.д. была разработана методика поощрений, а не принуждения.

Макей, естественно, не говорит о том, что одновременно с приданием русскому языку статуса государственного, национальную символику сменили на эрзац бээсэсэровской, подписали документы о создании Союзного государства России и Беларуси. (В дальнейшем РБ стала членом всех интеграционных организаций РФ). Российские военные базы остались на территории РБ и периодически модернизируются.

Само собой, в Беларуси все два десятилетия правления Лукашенко беспрепятственно работают российские СМИ, белорусы, подобно жителям оккупированных нынче Крыма и части Донбасса, как жили в атмосфере чужого культурного пространства и чужой информационной повестки, так и живут. И что-то не слышно о намерениях власти в этом плане что-либо менять. Информационная безопасность ими все это время трактовалась как препятствование распространению альтернативной информации. Откуда же тогда взяться "формированию нации, белорусской идентичности"? Оттого, что вместо двух часов в неделю, как обещал Лукашенко, белорусский язык станут преподавать три часа? Не смешно даже.

Корреспондент, похоже, иронизирует, когда спрашивает у Макея, можно ли в условиях этого "формирования" считать Лукашенко отцом нации. Глава МИД, вероятно, не почувствовав подвоха, отвечает, дескать, у нас давно Александра Григорьевича называют "бацькой" (отцом). Подтверждаю, называют. Однако, стоит заметить, что, собственно, первым Лукашенко сам себя так назвал. Дальше это слово по отношению к правителю употребляли, кто с откровенной иронией, кто с нескрываемым подобострастием. К формированию идентичности, нации данное обстоятельство не имеет никакого отношения.

"Наверное, как и у любого политика, как и у любого человека, могут быть какие-то и плюсы, и минусы, он может допускать какие-то ошибки. Но никогда, поверьте мне, я его уже знаю больше 16 лет, рядом практически, работаю в этой команде, никто не может сказать о том, что он что-то сделал в ущерб Беларуси", - продолжал дистанционно расшаркиваться перед начальником Макей.

Мы же отметим, что, если бы в 1994 году белорусы сделали иной выбор, - а других шансов им уже не предоставлялось - это был бы уже совсем другой народ, это была бы совсем другая страна. Учитывая неиспользованные тогда возможности РБ, можно с высокой долей вероятности утверждать, что было бы это государство куда ближе к нынешней Украине. Независимой тотально во всех сферах от России. Не рискующей стать жертвой очередной "маленькой победоносной войны" недоразвалившейся империи. Не было бы опасения, что, имея общие границы марионеточный режим станет соучастником агрессии. Попутной жертвой краха путинской России Беларуси бы тоже стать "не светило".

Единственный правдивый момент в интервью Владимира Макея - это утверждение о том, что все большее количество белорусов обращаются в сторону своей культуры и языка. Только происходит это не благодаря Лукашенко, а вопреки ему. Отметим, что случился этот поворот с момента начала Революции достоинства, оккупации Крыма и войны на Донбассе. Осознание природы России, а стало быть, и ее союзников, пришло в основном к людям среднего и младших поколений. Они с надеждой сейчас смотрят на Украину, верят, что скоро и официальная Беларусь перестанет быть "Анти".

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Loading...