Мир

Мартин Люитле: Российское посольство заявило, что я пытаюсь ущемить права и свободы российской прессы

Немецкий адвокат и политический активист о борьбе с российской пропагандой

Мартин Люитле впервые в истории Германии, да и стран ЕС, подал иск против российского пропагандиста за откровенную ложь. Поводом к этому стала история о "берлинском изнасиловании", приведшая к протестам обманутых людей. Успехом иск не увенчался - остается догадываться почему, но немецкий политический класс и общество впервые задумались о реальной опасности, исходящей от российской пропагандистской машины, столь открыто работающей на Западе.

"ВД" Мартин, можно ли сказать, что вы подали первый иск в Германии против действий, которые можно охарактеризовать как злонамеренная информационная манипуляция?

М.Л. Да, будучи адвокатом, я подал иск в прокуратуру о возбуждении уголовного дела против Ивана Благого (собкора Первого канала российского телевидения. - "ВД") из-за разжигания межнациональной вражды от своего лица. Еще один иск был подан против Ивана Благого при моем посредничестве от лица оберкомиссара полиции Вольфа Райшера из-за грубой клеветы и оскорбления правоохранительных органов.

По моим данным, эти иски были единственными такими мерами, направленными против российского корреспондента, распространяющего пропаганду и сеющего межнациональную вражду при помощи заведомо ложной информации, не только в Германии, но и в Европе.

Факт подачи иска из-за разжигания межнациональной вражды инициировал в Германии (по телевидению и на радио) широкую дискуссию на тему российской пропаганды, и таким образом многие узнали, как эта пропаганда вообще работает.

Мой поступок вызвал прямую политическую реакцию со стороны российского посольства и министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, а также его немецкого коллеги Франка-Вальтера Штайнмайера. Заведомо ложно освещавший события репортаж корреспондента российского государственного Первого канала, который через кабельные сети принимают и регулярно смотрят до четырех миллионов живущих в Германии российских немцев, спровоцировал по всей стране демонстрации протеста против беженцев, в которых участвовали не только российские немцы, но и местные правые радикалы.

"ВД" Германская практика подобных правовых разбирательств - насколько она способствует санкциям в отношении недобросовестных работников СМИ?

М.Л. Прокуратура Берлина провела досудебное расследование в связи с иском по всем трем пунктам обвинения Ивана Благого и после его завершения следствие закрыла. Об этом меня известили соответствующим письмом. Основной причиной прекращения следствия, по сообщению прокуратуры, был тот факт, что обвинить Ивана Благого в преднамеренности действий не представляется возможным.

Преднамеренность действий является обязательным условием всех обвинений в связи с поданным иском. То есть сложность такого рода следствия состоит в необходимости доказать, что журналист на момент освещения события однозначно знал, что его заявления ложны. В ходе следствия я также потребовал от прокуратуры Берлина, чтобы проверили личность фигурирующей в репортаже Ивана Благого тети "пострадавшей девочки Лизы", в частности, ее паспортные данные, партийную принадлежность, а также мотивы.

Далее, я предоставил следствию все репортажи Ивана Благого, начиная с 9 января текущего года, с немецким переводом, из которых следует, что он постоянно пытается внушить аудитории представление о том, что в Германии очень неспокойная ситуация. В частности (как следовало из его сюжетов. - "ВД"), имеют место изнасилования девушек беженцами при полном бездействии полиции.

Кроме того, я предоставил следствию репортаж, в котором Иван Благой после земельных выборов берет эксклюзивное интервью у главного представителя партии AFD ("Альтернатива для Германии"), которая опирается на праворадикальные силы в обществе. Этот репортаж заканчивался утверждением дающего Ивану Благому интервью лидера списка AFD от земли Саксония-Анхальт Андре Поггенбурга, что большинство населения страны не поддерживает политику Ангелы Меркель и, в частности, что политик от ХДС Эрика Штайнбах якобы назвала канцлера Германии едва ли не диктатором.

До сегодняшнего дня Иван Благой не объяснился по поводу своего скандального репортажа об изнасиловании, которого не было. Напротив, и он, и недавно выступивший по этому поводу министр иностранных дел РФ Лавров продолжают настаивать, что факт изнасилования Лизы имел место, хотя уже давно известна правда. В частности, с помощью анализа данных, полученных из телефона ребенка, доказано, что Лиза находилась у своего друга после того, как родителям стали известны ее школьные проблемы.

Прокуратура Берлина, обосновывая закрытие следствия, не вникала в эти предоставленные материалы, а абстрактно сослалась на свободу прессы и на полное отсутствие конкретных признаков состава преступления Ивана Благого. Значит, история изнасилованной девочки будет продолжать служить средством российской пропаганды для дестабилизации нашего общества в вопросе солидарности канцлера с европейской политикой в отношении беженцев.

Против решения прокуратуры Берлина о прекращении следствия, к сожалению, не предусмотрено легальных возможностей опротестования в Генеральной прокуратуре, потому что истец не является в этом случае непосредственно пострадавшим. В этом случае истцом является адвокат, который пытается защитить наше правовое государство от подобного рода нападок.

Лживый репортаж российского корреспондента привел к акциям протеста в Германии. Фото: dw.com

"ВД" Нет ли ощущения, что германские чиновники во всех ветвях власти стараются "не связываться с русскими"?

М.Л. На этот счет мне не хотелось бы делать никаких заявлений. Мое впечатление таково, что полиция и органы защиты конституции демонстрируют в этой связи большую отдачу и ведут серьезную работу. Я, со своей стороны, и в дальнейшем буду работать над тем, чтобы стимулировать работу криминальной полиции, судебной системы и политиков в нужном направлении.

"ВД" Приходилось ли вам лично сталкиваться с информационными атаками - в интернете или в ходе публичных мероприятий - со стороны группировок, финансируемых и организованных Кремлем?

М.Л. На следующий день после подачи иска российское посольство заявило, что я политический неудачник, старающийся таким способом спасти карьеру, что я пытаюсь ущемить права и свободы российской прессы. После этого подключился Лавров и также попытался осуществить давление на следственные органы.

Еще через день вследствие кибератаки была взломана моя веб-страница.

В дальнейшем я начал получать угрозы и столкнулся с рядом новых кибератак и случаями физической конфронтации, о которых не могу рассказать подробнее из соображений безопасности. С тех пор я нахожусь под охраной полиции.

Соответствующие расследования еще не закончены, так что только совпадение по времени этих событий, которые в своей совокупности имели место непосредственно после подачи моего иска, является подозрительным и позволяет предположить связь с моей позицией.

"ВД" Как вы считаете, может ли юрист защитить людей, ставших объектом агрессии со стороны агентов влияния какого-либо иностранного государства в собственной стране?

М.Л. Это, само собой, относится к обязанностям адвоката, даже если и влечет за собой опасность для сохранности его здоровья и жизни. Являясь представителем юридической системы, адвокат обязан защищать правовое государство. В том числе и в случае, если оно или его органы подвергаются опасности в результате голословных обвинений или если предпринимается попытка расшатать доверие к государству и его органам. Например, когда искусственно возбуждается ненависть к беженцам с помощью ложной информации, что ведет за собой нарушение спокойствия в стране.

"ВД" Можно ли говорить о том, что хотя бы в такой форме российские пропагандисты получили некий урок и сделали какие-то выводы?

М.Л. Принимая во внимание то, что мой иск вызвал серьезный резонанс как на национальном, так и на международном уровне и благодаря появившимся в этой связи моим интервью о российской пропаганде, о ее строящихся на искажении фактов методах, можно надеяться, что российские СМИ получили предупреждение. Немецкая общественность и политики теперь осведомлены об имеющихся проблемах в этой связи и предупреждены об опасностях, исходящих от российской пропаганды. Не только Иван Благой, на которого подали в суд, но и все российские СМИ теперь находятся и будут в дальнейшем находиться под особым наблюдением.

"ВД" Предполагаете ли вы, что в дальнейшем к вам могут обращаться люди, пострадавшие от подобных инцидентов?

М.Л. После подачи этого иска я стал регулярно получать заявления о фактах российской пропаганды. Если мне удастся собрать доказательства преднамеренности действий российских СМИ, то я и в дальнейшем готов подавать в суд в таких случаях.

"ВД" Вам, очевидно, известно, что против нашей страны Россия ведет настоящую информационную войну, причем в глобальном масштабе. Насколько вы озабочены этим?

М.Л. Для меня как политика и юриста судьба Украины и необходимость ее поддержки на пути к демократическому будущему в составе Европы является главной задачей, над которой я буду продолжать работать и далее всеми имеющимися у меня средствами.

Сила и слабость немецкого правосудия

Из ответа прокуратуры по поводу прекращения следствия в отношении журналиста Ивана Благого: «В результате проверки репортажа обвиняемого для российского телевидения и его перевода на немецкий язык было установлено, что не имеется достаточных оснований для подозрения данного лица в совершении преступления. В репортаже обвиняемого цитируются только слова тети «Лизы» о том, что предполагаемое преступление в отношении девочки было совершено «иностранцами». Утверждения о том, что все беженцы или их большинство совершают преступления на сексуальной почве, не высказывались. Именно в этом случае имел бы место состав преступления в соответствии с §130 уголовного кодекса ФРГ (разжигание межнациональной розни). В репортаже также не звучат призывы к актам насилия в отношении живущих в Германии беженцев.

Само освещение в репортаже не соответствующих действительности фактов без соответствующих утверждений в понимании §130 УК ФРГ, особенно учитывая принцип свободы прессы, не является правонарушением и не может быть интерпретировано как разжигание межнациональной розни. Также не имеется никаких оснований утверждать, что обвиняемый на момент трансляции репортажа знал о ложности якобы совершенного в отношении «Лизы» преступления».

Перевод Елены Голубовой

Опубликовано в еженедельнике "Власть денег" № 5 (442) за май 2016 г.