Мир

Молдова и Россия готовят договорняк по Приднестровью

Москва не будет ни поддерживать, ни свергать нынешнего "президента ПМР" Евгения Шевчука. Кишинев - не будет прессовать его слишком сильно. Киева в этом раскладе не видно

Фото: business.ua

Мягкая сила. Именно на неё, судя по всему, делает ставку Молдова, пытаясь решить проблему Приднестровья. Однако на неё же ставит и Россия. Кто кого переиграет и кто окажется в проигрыше, если компромисс будет достигнут?

Между тем, вполне очевидно, что между Москвой и Кишиневом по этому поводу уже достигнуты некоторые договоренности, которые пока не озвучиваются. И три течения в приднестровском урегулировании, казалось бы, противоречащие друг другу, сливаются, тем не менее, в одну достаточно ясную картину.

Внутри...

В самой непризнанной республике явственно готовятся изъять из политического поля действующего «президента» Евгения Шевчука. Сам Шевчук, и его жена, бывшая «глава МИД ПМР» Нина Штански, отчаянно сопротивляются. Достаточно сказать, что в течение прошлого года, перед выборами в Верховный Совет ПМР несколько сот человек, негативно высказывавшихся в частных беседах о «президенте» и его супруге, были осуждены за «экстремизм» на 2-3 года, правда, в основном, условно. Несмотря на это, парламентские выборы, прошедшие в ноябре, окончились для команды Шевчука не слишком благоприятно.

В настоящее время в сепаратистской «республике» идет подготовка к президентским выборам, назначенным на 11 декабря. Предвыборная кампания официально начнется за два месяца до дня голосования. Фактически она не прекращалась ни на минуту начиная примерно с ноября 2014 года.

Несмотря на беспрецедентный даже для криминальной ПМР размах репрессий и масштабное вмешательство в избирательный процесс «КГБ ПМР», ставшего, по сути, личными тонтон-макутами супругов Шевчук-Штански, они явно проигрывают. Против супружеской пары выступает крупнейший собственник Приднестровья - холдинг «Шериф».

При этом «Шериф» активно использует в борьбе против Шевчука все свои немалые возможности: он «мочит» незадачливого «мужа жены президента» (общеизвестно, что «первую скрипку» в семейном дуэте играет Нина Штански) через принадлежащий ему телеканал, он консолидирует оппозицию в Верховном Совете - откуда уже прозвучали прямые обвинения в адрес Шевчука в присвоении $100 млн - так у Приднестровья появился собственный «украденный миллиард» (в «рублях ПМР» $100 млн это 1,1 млрд. руб.). Недаром всё же говорят, что Молдова и Приднестровья суть отражения друг друга.

Наконец, «Шериф» предложил за свой счет погасить задолженность перед пенсионерами по выплате ежемесячной «социальной» надбавки к пенсии (около $5 долларов на душу). Это предложение - а по сути, убийственный ход, вызвал шок у президентской команды. Сначала последовало твердое «нет», затем поездка в Москву и лихорадочный поиск иных источников финансирования... Наконец, «правительство» ПМР гордо согласилось взять беспроцентный целевой заем в размере шести миллионов долларов. Когда и за какой счет его будут отдавать - другой вопрос. Вероятнее всего, отдавать его будет уже другой президент, ещё вероятнее, что президент будет ставленником того же «Шерифа» и долг спишут... Впрочем, не будем забегать вперед.

Фото: infotag.md

... и снаружи

А что вокруг Приднестровья? А вокруг Приднестровья звучат заявления России о том, что она своих тамошних граждан не бросит и войск не выведет. Но одновременно, Шевчук, отправившийся с вояжем в Москву, возвращается без денег. Спасать Шевчука Москва определенно не намерена - во всяком случае, сохранять его в роли бананового «президента» - уж точно.

Но если не Шевчук, тогда только «Шериф» - других сил, способных победить на выборах, в ПМР не просматривается вовсе. От «Шерифа» в президенты прочат нынешнего председателя ВС ПМР, экс-министра МВД Вадима Красносельского. Вообще, карьерная лестница МВД - председатель ВС ПМР афиллированный с «Шерифом» - президент - это уже своего рода «приднестровский стандарт», Шевчук прошел такой же путь. Правда, в случае в Красносельским можно почти со стопроцентной вероятностью утверждать, что из-под контроля «фирмы» новый президент не выйдет.

И чем сильнее в Тирасполе прижимают президентскую чету, тем уступчивее становится позиция Молдовы. Тут опять-таки не лишне вспомнить, что переговоры с Кишиневом - это всё же президентская прерогатива. Во всяком случае - явные переговоры, те, что на поверхности. Несомненно, кто-то ведет диалог и с «Шерифом» - но это уже покрыто тайной. Так вот, почти синхронно с обвинением Шевчука в присвоении $100 млн., премьер-министр Молдовы Павел Филип на встрече с главой дипломатической службы МИД Великобритании Саймоном Макдональдом, на которой, среди прочего, обсуждалось и урегулирование приднестровского конфликта, подтвердил позицию Молдовы о разрешении конфликта «исключительно политическим путем, в формате 5+2».

Неформатный формат

Но формат 5+2 не работает. И никогда не работал. Теоретически он может сработать только при достижении какого-то компромисса между Кишиневом и Тирасполем, после чего остальные «3+2» кивнут, и спишут проблему как решенную. Можно, конечно, списать заявление Филипа на обычную протокольную трепотню - но что-то очень уж много в нём проглянуло конкретики. В частности, Филип сказал, что «установленные на этот год приоритеты включают регистрацию приднестровских автомобилей в Молдове для предоставления им возможности передвигаться по миру, признание дипломов, выданных вузами ПМР и обеспечение взаимоподключения сетей стационарной телефонной связи обоих берегов Днестра». То есть, три проблемы, не имевшие решения десятилетиями (и, если разбираться, почему это так, действительно очень непростые проблемы), вдруг, по мановению волшебной палочки разрешатся. В этом году. А президентские выборы 11 декабря. И если хотя бы одна из трех проблем будет разрешена - это очень приличный козырь Шевчуку.

Похоже, Молдова, пользуясь сложным положением Шевчука, пытается заставить его пойти на уступки. Возможно. Но такие уступки должны быть согласованы с Россией - и, судя по всему, они с Россией согласованы!

В конце марта замминистра иностранных дел России Григорий Карасин был в Молдове и встречался с Павлом Филипом. В начале в Москве встретились главы МИД: Сергей Лавров и Андрей Галбур. Заявления по результатам встреч - доброжелательно-оптимистичные. И довольно неопределенные, но общее впечатление того, что Кишинев и Москва о чем-то договорились, в том числе и по ПМР, остается очень ясное.

При этом, Москва не раз давала понять, что она не против вернуть ПМР в Молдову на условиях федерализации - тут полная аналогия Минских соглашений, московские схемы оригинальностью не отличаются. Но по ряду причин порог неприятия такого компромисса в Молдове значительно ниже, чем в Украине.

Вероятный итог

Кишиневу, в принципе, всё равно с кем вести игру: с Шевчуком или со ставленником «Шерифа». Внутриприднестровские проблемы Молдову не волнуют. Остается правда европейский имидж - но в пакетном соглашении вполне может быть и пункт о смягчении режима, амнистии политзаключенным, возможно, даже пересмотра некоторых особо резонансных дел. То есть, после выборов что Шевчук, что Красносельский - как наиболее вероятный кандидат от «Шерифа» вполне могут изобразить «европейскую морду лица» на радость бюрократам из ЕС.

Внешнеполитические интересы команд «Шерифа» и Шевчука совпадают практически полностью. Их задача - максимальное сохранение статус-кво и максимальное снижение давления на криминальные схемы приднестровского бизнеса со стороны Украины и Молдовы. Таким образом, игра на противоречиях двух команд вне борьбы в самом Приднестровье, конечно, возможна, но большого эффекта не даст.

Фото: kommersant.ru

Идеальным выходом для России была бы легализация ПМР путем возвращения её в Молдову, но на таких условиях, чтобы по факту Кишинев имел минимум влияния на Тирасполь. С другой стороны, такой вариант устроил бы и Кишинев: минимум влияния - и минимум ответственности, живите, как хотите - но признавайте, хотя бы в теории, что вы в Молдове и не говорите о том, что «вы-Россия». Иными словами, «широкая автономия» + «свободная экономическая зона» + даже сохранение на уровне региона местных политиков, за исключением уж самых одиозных фигур - это вполне возможный компромиссный вариант между Москвой и Кишиневом. Ну а до Тирасполя его при надобности доведут «шершавым языком экономики». В сумме это дало бы нечто вроде Гагаузии-2, но с максимально расширенными полномочиями.

Однако Гагаузия, формально молдавская, а на деле - абсолютно пророссийская и подчиненная де-факто больше Москве, чем Кишиневу, является по сути постоянным нарывом на границе с Украиной. Притом, в отличие от ПМР, нарывом легитимированным, блокировать который нет оснований. И который уже дал, в частности, порцию гноя в виде сотен боевиков, воюющих на Донбассе. Приднестровье, разумеется, тоже внесло свой вклад в «ополчение» ОРДЛО, но там, в силу его непризнанности, возможна, хотя бы в теории, жесткая блокада. А в случае признания ПМР путем её автономизации все ее структуры тут же встраиваются в Молдову. Идущую «европейским путем» - и, в отличие от Украины, уже получившую безвизовый режим с ЕС.

Вообще автономизация давно стала излюбленной фишечкой Кремля. А в 2016 году Россия - и это уже очевидно - будет интенсивно разыгрывать карту «прав автономий», как в Молдове, так и в Украине. Она уже сейчас переориентировала на это направление пророссийские партии. По сути, будет запущено новое издание антиевропейства, «анти-ЕС» - с той лишь разницей, что вместо утратившего актуальность «евразийского» проекта в рамках Молдовы будет сконструирован проект автономистский и «антиолигархический».

Для Молдовы это означает отказ от реальных европейских реформ и вечное состояние «стремящейся в ЕС» - что, по-видимому, Кишинев вполне устраивает. Для Украины такое переформатирование Молдовы крайне неприятно по множеству причин. И, что ещё хуже, никакой внятной контригры Киева, способной поломать российские планы, в которые прекрасно впишутся все молдавские коррупционеры, сегодня не просматривается.