Мир

Мощи Сваровски. Зачем русское православие в космосе

Демонстрация влияния - один из трендов в российском истеблишменте. Церковь пытается взять реванш у науки, которая оттеснила ее от власти в ХХ веке

Фото: gigamir.net

С некоторых пор в кругах российских ученых появился анекдот. "Профессор: при каких условиях происходит расщепление атома? Студент: если Бог благословит!"

Анекдот — привычная форма протеста для советских интеллигентов — снова оказался востребован. Этот, например, появился и прижился в ученых кругах после открытия кафедры богословия в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ) — никакие другие формы протеста ученых и студентов против этого решения не помогли.

Интересно, какие анекдоты появятся после сообщения о том, что очередная смена, вылетевшая на МКС повезла с собой в космос частицу мощей Серафима Саровского. "Произойдет ли отделение третей ступени ракеты-носителя? Да, если на борту есть хотя бы одни святой. Пускай и мертвый. И даже не "одним куском".

Можно по-разному относиться к самой традиции поклонения мощам — по поводу этой практики нет единого мнения даже в среде священнослужителей. В разные времена и в православной, и в католической церквях поклонение мощам, факт их хранения, передача в наследство внутри аристократических семей были довольно распространенной практикой. За мощи конкурировали, наличием тех или иных мощей гордились и мерялись между собой храмы. Все это стимулировало такой специфический "спорт", как охота за мощами, и практику растаскивания их на части.

В наше время чемпионом по мощепоклонству можно считать, наверное, русское постсоветское православие. Во всяком случае, такая широкая практика "гастрольных поездок" мощей сохраняется, пожалуй, только у нас. Мощи-гастролеры, как мы сами неоднократно имели возможность убедиться, собирают толпы желающих припасть. И надо сказать, что это всегда весьма доходные поездки, что стимулирует всевозможных "бизнесменов" — от совершенно честных организаторов подобных гастролей до профессионалов, промышляющих кражей мощей.

Но одно дело — катать отдельные части святых тел в пределах тропосферы, совсем иное — выход "за пределы неба". Впрочем, кандидатура святого была подобрана удачно. Серафим Саровский — святой не просто почитаемый, но накрепко связанный с передовой наукой. Его родной Макарьевский монастырь находится в городке Саров Нижегородской области. Он же Арзамас-16 — известный ядерный полигон. Когда мощи святого были найдены в Ленинграде и перенесены на родину, их не смогли поместить в Саровском монастыре именно потому, что Арзамас-16 в тот момент оставался закрытым городом. Выставить мощи для поклонения "по месту прописки" не представлялось возможным. Поэтому из практических соображений мощи поместили по соседству — в Дивеевском женском монастыре.

Вопрос, мучающий публику, обсуждающую эту "командировку" святого, — зачем? Космонавты могут быть очень религиозными людьми и везти с собой священные книги, иконы (их, правда, на МКС и так, говорят, уже не меньше, чем портретов Гагарина), другую религиозную атрибутику, необходимую им для душевного комфорта. Все это космонавты приносят на МКС согласно своей квоте личного груза. Иногда в этих личных грузах находятся очень странные предметы. Но именно святые мощи среди личных вещей оказались впервые. Можно было бы не обращать внимания — личные вещи, как и все личное, не предмет для обсуждений. Но дело в том, что мощи Серафима Саровского не выглядят именно "личной вещью". Такие "вещи", конечно, бывают в частном владении людей набожных или коллекционеров, но все-таки чаще они принадлежат церкви. Тем более мощи такого важного и знакового для русского православия святого, как Серафим Саровский.

Зачем же церкви отправлять Серафима Саровского — пускай и не всего, а частично — в такую даль? Казалось бы, куда логичнее было бы отправить что-то такое спасительное и чудотворное в обанкротившийся банк РПЦ "Пересвет" — там это сейчас нужнее, чем на МКС. А вот поди же ты...

РПЦ решила освятить Космос? Застолбить его за "Русским миром"? Организовать там православное присутствие? Наличие святых мощей — заявка на превращение МКС как минимум в часовню. Или "космическая" частица мощей после полета будет собирать вдвое большую кассу, чем та, которая не покидала Землю?

Церковников понять можно. Во-первых, "это красиво". Во-вторых, это реванш. Так же, как и кафедра богословия в МИФИ. Назло всем этим ученым-кипяченым, адептам атеизма-агностицизма, уверяющим, что "не видят места Бога в мироздании". Ах, "Гагарин в космос летал и Бога там не видал?" — значит, мы летим в космос. 

На научную десакрализацию мира церковь отвечает демонстративной ресакрализацией. Не по сути. Невозможно заново накинуть на мир священный покров "неведомого". Но по форме — заставить всех считаться со своим присутствием там, где им вроде бы нечего делать. Не потому, что нужно, а потому, что можешь.

Демонстрация влияния — один из трендов в российском истеблишменте. Церковь пытается взять реванш у науки, которая оттеснила ее от власти в ХХ в. Не только от власти в узком политическом понимании — наука вытеснила церковь из ниши властителя дум. И теперь, кроме как реваншем, стремление церкви влезть в сугубо научную сферу никак не объяснить. РПЦ оттесняет всяких физиков от трона, заставляет их подвинуться в медийном пространстве и школьных программах. Так же, как иконы и кресты заставили подвинуться портреты Королева, Гагарина и Циолковского на стенах МКС. Наконец, полет Серафима Саровского "в кусках" на МКС — своего рода промо-тур. Это демонстрация влиятельности РПЦ в самых продвинутых слоях населения.

Космонавты, конечно, уже не такие герои дня, какими были в моем детстве, когда их имена, номера "Сюзов" с "Салютами" и даты полетов знали наизусть, но они и теперь заметные люди. К тому же люди, чьи имена ассоциируются с передовыми исследованиями. То, что с ними летит кусочек Серафима Саровского, делает и святого как будто членом команды. В общем, "РПЦ на острие науки".

И совсем уже наконец — это маленькая злорадная мстишка кремлевским адептам гражданской религии. Пару лет назад, как вы, может быть, помните, грузовой модуль, несущий на МКС знамя Победы, запустился неудачно и сгорел в атмосфере. Вышел конфуз, руководство — под общий хохот — оправдывалось тем, что это было "ненастоящее знамя". Но факт остается фактом: знамя Победы, этот атрибут гражданской религии, "языческий дар", сгорел. А истинная святыня — мощи Серафима Саровского — прибыли по адресу без всяких приключений. Вот и думайте-гадайте, что действительно "богоугодно".

В связи с этим полетом Серафима Саровского мне вспомнилась легенда, слышанная в Дивеевском монастыре лет двадцать назад — в то время, когда мощи еще только обживались на новом месте и, возможно, пока еще сохраняли целостность. Легенда гласила, что когда наступит конец времен, все, кто находится в Дивееве подле святых мощей, спасутся. Весь этот фрагмент реальности, окружающий Серафима Саровского, вместе с ним будет поднят прямо на Небеса — вместе с "попутчиками". В контексте этой легенды мне вот что интересно: полет частицы мощей святого Серафима в Космос — это генеральная репетиция конца времен или научно-богословский эксперимент, верифицирующий легенду?