Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Обогнать Трампа. Что просили французские министры в Москве у Шойгу и Патрушева

Вторник, 10 Сентября 2019, 16:15
Московский вояж ключевых французских министров - это очередное свидетельство того, что Париж взял курс на перезагрузку отношений с Кремлем

Фото: EPA/UPG

9 сентября главы сразу двух ключевых французских министерств - обороны, Флоранс Парли, и иностранных дел, Жан-Ив Ле Дриан, - прибыли в Москву. Формальный повод - возобновление работы российско-французского Совета сотрудничества по вопросам безопасности (ССВБ), замороженной вследствие российской агрессии против Украины. В совете представлены по два соответствующих министра от каждой страны, поэтому нередко встречается его обозначение как "саммит в формате 2+2". Хотя вчерашнее мероприятие, по сути, корректнее было бы назвать форматом "3+3". Ведь параллельно в Москве состоялась хоть и не столь афишируемая, но не менее значимая встреча генсека по обороне и национальной безопасности Франции Клер Ланде с российским коллегой, секретарем Совбеза Николаем Патрушевым.

Формат "2+2" ранее был перезапущен в отношениях РФ с другим членом "Большой семерки" - Японией. Но из европейских государств Франция оказалась первой, бросившей столь откровенный вызов западной солидарности касаемо России. Учитывая вес Франции в Европе, можно говорить о предпосылках для возможного серьезного изменения всей европейской политики в отношении как российско-украинского конфликта, так и других вопросов.

Деэскалация, чтобы избежать стагнации

Речь идет не только о том, что пример Франции может быть заразителен и проложит дорогу в Москву другим желающим. Важен более широкий контекст. Буквально за последние недели и месяцы Франция совершила отнюдь не только символические, но и вполне конкретные практические шаги в сторону системного сближения с Россией. Отметим знаковую встречу Эмманюэля Макрона с Владимиром Путиным в Брегансоне, где говорилось о "Европе от Лиссабона до Владивостока". Затем последовала фундаментальная и во многом шокирующая речь президента Франции перед послами, где было заявлено о конце гегемонии Запада и необходимости построения архитектуры безопасности в Европе вместе с Россией, а не против нее. Да и возвращение России в ПАСЕ, как озвучили практически открытым текстом лидеры двух стран в Брегансоне, состоялось, в первую очередь, также благодаря усилиям Франции.

Встреча министров в Москве свидетельствует о наличии политической воли у обеих стран не ограничиваться риторическими фигурами из уст лидеров, но проводить предметную работу по сближению позиций как минимум на уровне ключевых институций в сфере дипломатии и безопасности. И двусторонние переговоры министров, и последовавшее затем совместное заседание продемонстрировали факт наличия работы по довольно насыщенной, многогранной и - что стоит отметить особо - совместной повестке дня.

Если суммировать все сказанное по итогам встреч в один день на нескольких площадках, то можно выделить следующие ключевые моменты. Во-первых, действительно очень широкая повестка, начиная от ситуации в сфере стратегической стабильности, космосе, киберпространстве, от сотрудничества в вопросах климата и в международных организациях, до безопасности в Европе и Евро-Атлантике, и вплоть до множества региональных вопросов, таких как Иран, Украина, Сирия, Африка, Венесуэла, Корея и так далее. Во-вторых, заметна нацеленность на дальнейшее расширение направлений общей работы и стремление к еще более тесному сотрудничеству.

О пяти взаимодополняемых направлениях, по которым Франция желала бы вести структурированный диалог с Россией, заявил по итогам переговоров Ле Дриан. По его мнению, необходимо общее укрепление двухстороннего диалога, затем создание нескольких прозрачных механизмов "деэскалации" раздражающих тем, в-третьих, приоритетное внимание следует уделить восстановлению стратегической стабильности в Европе. В качестве четвертой позиции он отметил, что архитектура ее безопасности должна вписываться в принципы Совета Европы и Парижской хартии 1990 г. Наконец, необходимо продолжение диалога по специфическим региональным вопросам для реагирования на многочисленные международные кризисы.

Было среди прочего им также заявлено, что Россия является европейской страной и должна оставаться таковой (повторение тезиса президента Макрона). Что работу ССВБ он хотел возобновить еще в ноябре, о чем заявлял своему визави Сергею Лаврову в Париже. Что РФ и Франция должны быть партнерами, поскольку расхождения не отвечают французским интересам, а если не сотрудничать с Россией, то будет "стагнация", - имея в виду, очевидно, что Франция не сможет решить без участия России многих своих проблем. Кстати говоря, созданных во многом той же Россией. Было сказано и о "требовательном диалоге", но, пожалуй, эта фраза больше для оправдания и для внутреннего западного потребления.

Французские войска на параде в Москве?

Флоранс Парли в сходном ключе говорила о целях в военной сфере. Нужно создать механизм "деконфликтинга", чтобы избежать недопонимания и непреднамеренных инцидентов. Нужно в долгосрочной перспективе улучшить стратегическую стабильность в Европе. Дискуссии не должны сводиться только к обмену претензиями, нужно идти дальше. Третья цель - сообща искать решение в военных кризисах. Здесь в пример было приведено сотрудничество в Центрально-Африканской Республике. Это, отметим, та самая страна, где вакуум вследствие поспешного выведения французского контингента заполнила ЧВК "Вагнера", причастная, по всей видимости, к убийству российской журналистской группы, занимавшейся расследованием бизнес-интересов "путинского повара" Евгения Пригожина.

Министр обороны РФ Сергей Шойгу был немногословен, но зато пригласил французские войска на парад 9 мая 2020 г. в Москву. И заявил, что Россия "побудет пока ненормальной", забавно перечеркнув усилия коллеги Лаврова, который, отвечая перед этим на вопрос журналистов о призыве министра обороны США к России вести себя как "нормальная страна", долго пытался всех убедить, что именно США ведут себя ненормально. Тем не менее пока что выходит так, что именно президент Макрон по статусу будет главным гостем на московском Параде победы.

Следует отметить, что и в преддверии "саммита 2+2" его будущие участники изыскали возможность сделать важные, приуроченные к нему комментарии. В частности, Парли заявила о большом количестве геостратегических вызовов, относительно которых у Франции и России есть общие интересы. А Ле Дриан в эфире радиостанции "Europe 1" призвал перейти от "статус-кво недоверия" в отношениях с Москвой "к элементам доверия" между Россией и всей Европой.

Новое прочтение нормандского формата

В чем же стоит искать причину столь неожиданной и, следует признать, болезненной для Украины смены вектора французской политики по отношению к России?

Некоторые ответы можно найти как в уже упомянутой речи президента Макрона перед послами, в которой он признает коллективную слабость Запада, так и в других программных текстах, призванных создать среди французской публики "правильный" информационно-дискурсивный фон, благоприятствующий масштабному внешнеполитическому развороту. В частности, в нашумевшей накануне визита Путина статье экс-министра иностранных дел Франции Юбера Ведрина в газете "Фигаро" ключевые обобщенные тезисы таковы: "Франции необходимо успеть поладить с Россией раньше, чем это сделает Трамп", "Россию изменить не удалось, отношения с ней в тупике, из которого следует выходить, вернувшись к реалистической политике" (завуалированное признание неудачи), "ряд договоров, которые гарантировали Европе стратегическую стабильность, разрушается на глазах, необходимо вести диалог по этому поводу в т. ч. и с Россией ".

Как отразится это изменение в российско-французских отношениях на Украине? Неурегулированный конфликт на Донбассе является, пожалуй, главной проблемой, препятствующей тем силам в Европе, которые хотели бы возродить партнерские отношения с Россией. К чести французов, они хотя бы на различных уровнях заявили, что нормализации отношений с Россией не будет, если ситуация на востоке Украины не изменится к лучшему. Впрочем, наравне с этим приходится констатировать и стремление вынести Крым за скобки процесса урегулирования.

И потом, что считать достаточными "изменениями к лучшему"? И не последует ли после какого-то из таких "улучшений" отмена европейских санкций в отношении России? Судя по высказываниям Ле Дриана, любой, самый минимальный прогресс может быть представлен как большое достижение. Франция продвигает идею скорейшего проведения на своей территории встречи лидеров в нормандском формате и преподносит последние "миротворческие" подвижки в украинско-российском конфликте как достаточные основания для ее созыва. Если Москва согласится с такой трактовкой, возникает опасность, что без изменения состава нормандского формата Россия и Франция вместе попытаются создать достаточный политический потенциал для навязывания Украине чреватой непредсказуемыми потрясениями "минской" траектории.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...