Мир

Путин капут. Кремль уже ищет стрелочника в погонах по делу "Боинга"

Будучи зажат между перспективой внесения России в список стран - спонсоров международного терроризма и вынужденным признанием участия в войне на Донбассе, Кремль предпочел второе

Фото: inforesist.org

В очередном вале версий, который ожидаемо хлынул из России в ответ на вчерашний доклад Международной следственной группы о трагедии рейса МН17, обращают на себя внимание две, выбивающиеся из общего потока.

Первая изложена Анатолием Несмияном, более известным под сетевым ником Эль-Мюрид. Это весьма одиозный персонаж, подающий "российскую точку зрения" на текущие события на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также один из голосов "Новороссии" и приятель Гиркина.

Так вот, он излагает прелюбопытную конспирологическую теорию. Дескать, трагедия под Снежным стала следствием спецоперации с участием американцев, украинцев и "каких-то россиян". Задачей последних было перегнать "Бук" через границу, "засветить" его и зафиксировать факт его присутствия в нужном месте в нужное время — при том, что нужды в такой технике уже не было (собственно, поэтому ЗРК был пригнан в минимально возможной комплектации —без радара и командной машины). Самолет, естественно, сбила Украина, а американцы сфальсифицировали доказательства.

Целью заговора было подставить Владимира Путина, и цель была достигнута. И хотя вопрос о непосредственных исполнителях интересен, но он вторичен. Важнее, кто обеспечивал операцию в российских верхах: "принять решение о переброске "Бука" из России к конкретной дате могли очень высокопоставленные лица. Возможно, даже из непосредственного окружения или максимум на уровень ниже". Здесь, пожалуй, пока остановимся и перейдем ко второй версии.

ОАО "Алмаз-Антей", тот самый производитель "Бука", который ранее "экспериментально доказывал", что ракета — старого типа, то есть, украинская, теперь тужился разгромить доклад МСГ, утверждая, среди прочего, что ее эксперты неправильно рассчитали координаты пусковой установки. В этом нет ничего нового. Хотя обращает на себя внимание тот факт, что координаты "правильные" — район Тореза —все равно находятся на территории, не подконтрольной Украине.

А новинка — сделанное советником главного конструктора "Алмаз-Антея" Михаилом Малышевским допущение: причиной трагедии могла быть ошибка оператора. "Вероятность этого исключить, естественно, нельзя, — заявил он на пресс-конференции. — Причин для этого может быть много и разных: недостаточная подготовка экипажа или неправильные исходные данные. Это возможно только при стечении обстоятельств: плохого обслуживания техники и неправильных действий экипажа".

Очевидная попытка Малышевского спасти честь предприятия (дескать, техника не виновата, дело в человеческом фактором) дивным образом оборачивается как минимум молчаливым допущением, что сбить малайзийский "Боинг" действительно мог российский ЗРК. "Алмаз-Антей" находится под международными санкциями и реабилитироваться перед заграничными заказчиками у него, по большому счету, причин нет.

Делать подобные заявления для внутренней аудитории не имеет смысла: она, во-первых, давно в курсе присутствия своих военных в Украине, а во-вторых, прекрасно знает, что такое "человеческий фактор", да еще и в российских условиях. А главное — подобные пассажи без санкции сверху чреваты как минимум скоропостижным завершением карьеры. Особенно если учесть, кто руководит "Алмаз-Антеем". Во главе этой структуры (год назад путинским указом преобразованной в Концерн воздушно-космической обороны) стоит Ян Новиков.

Первым лицом в компании он стал в 2014 г. До того был вторым, с тех пор как пришел на пост зама генерального директора в 2002-м. А пришел он из администрации Ленобласти, где проработал четыре года. Это, конечно, не кооператив "Озеро", но близко.

Так вот, конспирологические бредни Несмияна и защита своих изделий "Алмаз-Антеем" выглядят как две части одного послания. Которое гласит: 1. "Бук" был российским; 2. Функциональность ЗРК в силу тех или иных причин была ограничена; 3. Экипаж накосячил; 4. "Боинг" сбит случайно; 5. Путин ни при чем.

Тех, кому кажется, что последний пункт притянут за уши, отошлю к тексту любимого путинского "журналиста" Андрея Колесникова, написанному в ответ на доклад МСГ.

В нем содержится тот же тезис о непричастности российского вождя к происшедшему, стремлении получить объективную информацию, а также его приверженности объективному расследованию. И —занятный прогноз: "если в конце концов в какой-то момент вдруг выяснится, что ополченцы к этому все-таки имеют отношение, — это радикально изменит отношение к ним".

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Оказавшись зажат в очень узком пространстве между забрезжившей перспективой внесения России в список стран — спонсоров международного терроризма и вынужденным признанием своего участия в войне на Донбассе, Москва намерена предпочесть второе. И под благовидным предлогом слить остатки "Новороссии" (соответствующим образом обставив это как уступку и жест доброй воли в рамках нормандско-минского процесса).

При этом Кремль ищет стрелочников с достаточно большими звездами, дабы списать все самое неприятное, как вариант, на их "частную инициативу" и превышение полномочий. Этот момент, к слову, может быть как домашней заготовкой, так и реакцией на западные доклады. О непосредственной причастности Путина к трагедии МН17 ни в одном из них не упоминается, так что формально крайними автоматически становятся российские военные (поскольку "Бук" со всей очевидностью является имуществом ВС РФ). Учитывая взаимную и неизбывную идиосинкразию армейских и чекистов, это вряд ли укрепит доверие между генералитетом и главнокомандующим.

Я, конечно, не стану утверждать, что в России назревает военный переворот, на упреждение которого играет Кремль. Скорее речь идет о кастинге на роль козлов отпущения в погонах, которых принесут в жертву коллективному Западу ради сохранения путинского режима. Это, конечно, еще далеко не капитуляция. Но уже мысль о ней.