Мир

Мюнхенская конференция: Почему миротворцы для Донбасса еще очень далеко

Мюнхенская конференция, по сути, свелась к обсуждению страхов руководителей многих государств и публичных заявлений о неизменности их курса

Тарас ПАНЬО

Воскресенье, 18 Февраля 2018, 17:32

Нынешняя Мюнхенская конференция по безопасности завершилась. Мир после нее безопаснее, конечно, не стал, хотя понимание глобальной безопасностной ситуации у всех, кто наблюдал или участвовал в этом мероприятии, конечно, углубилось, сообщает "ДС" со ссылкой на Depo.

Украина, как и ожидалось, стала одной из важных тем для обсуждения. И ключевым вопросом вполне ожидаемо было предложение о введении миротворцев на Донбасс. Что и неудивительно - учитывая тот факт, что это едва ли не единственное за последние три года относительно свежее предложение. Пусть даже не слишком реалистичное.

Которое, к слову, нашло поддержку среди практически всех как европейских, так и американских спикеров. В его пользу прямо высказывались министры иностранных дел Германии и Канады, генсек НАТО, премьер Британии, да и практически все, кто говорил на эту тему. Кроме главы российского МИД Сергея Лаврова, конечно. Который, к слову, вообще вел себя не как дипломат из далекого государства, а как гость с далекой планеты. Который сумел заметить "сходство" конференции с подписанием мюнхенского соглашения 1938 г. (это когда Гитлеру отдали Судеты), а также "тотальную русофобию" всех присутствующих, которые не "говорят с Россией", а "слушают американцев".

На самом деле на этой конференции Россия по большому счету вообще ничего значимого не сказала. Не то что в 2007 г., когда Путин в Мюнхене объявил о начале новой холодной войны, а ему никто не поверил.

Впрочем, как переговоры Павла Климкина с российским коллегой, так и последующее интервью Лаврова телеканалу Euronews наглядно продемонстрировали, что позиция Москвы не изменилась, а бред Лаврова на конференции достаточно точно отражает позицию Кремля.

Полноценной миротворческой миссии ООН Путин на Донбассе не допустит. Обойти позицию России в ООН, принимая во внимание ее право вето в Совбезе, не удастся никак. Без мандата ООН ввести миротворцев в ОРДЛО тоже не удастся. Конец истории. Которая в действительности может и будет иметь продолжение, если под давлением санкций экономическая стабильность России зашатается, или если действующий глава государства встретится с чем-то серьезнее гриппа. Но, к сожалению, не раньше. Поэтому детально проработанные планы "кого, сколько и куда вводить" - это мечта о светлом будущем, которое может наступить отнюдь не скоро. А может и не наступить вообще. Россия сохраняет свой курс. Впрочем, как и Украина.

При этом проблемы на Донбассе, которые были в центре внимания на протяжении последних трех лет, негде правды деть, понемногу покидают самые высокие приоритеты мировой политики. Чему есть две причины - старая и новая.

Старая заключается в том, что рост риска масштабного ядерного конфликта, по понятным причинам, интересует всех заметно больше, чем исконно украинские проблемы. Даже несмотря на тот факт, что корни российской, северокорейской, и пока что нереализованной иранской ядерной угрозы имеют общие корни. И в случае изменения внешнеполитической позиции Москвы заметно трансформировалась бы и позиция Тегерана, а частично, возможно, и Пхеньяна.

Впрочем, проблемы с Северной Кореей все почему-то продолжают считать исключительной сферой компетенции США, Южной Кореи и Японии. Подавляющее большинство как европейских политиков, так и экспертов предпочитают говорить (вполне заслуженно) о крайне неудачной политике Вашингтона - и скромно молчать об отсутствии своей собственной. Фактически аналогичным является отношение к проблеме с агрессивной внешней политикой Ирана, только здесь роль Южной Кореи и Японии играет Израиль. Премьер которого очень старательно "отработал" свою программу в Мюнхене, демонстрируя куски свежесбитого иранского дрона, но привлечь особого внимания европейской аудитории, кажется, так и не сумел.

Новая же причина, которая понемногу уменьшает интерес мирового сообщества к "ихтамнетам" на Донбассе, - это реальность кибервойны. В большей или меньшей степени тоже ударившей по западным государствам, поэтому игнорировать ее больше не получится. Но бороться с киберугрозами, судя по всему, пока тоже собираются весьма формально - создавая "координационные группы", "экспертные центры" или как максимум "антипропагандистские подразделения" с небольшими бюджетами и без четкого понимания, что именно следует делать. Никакого системного влияния на работу социальных сетей, никаких правил выслеживания деятельности ботов и противодействия троллям предложено не было. Похоже, в Европе еще надеются, что проблема рассосется. А зря.

Наконец, не стоит углубляться в политические дебри, чтобы понять, что Европа не готова к мобилизации. Достаточно вспомнить тот факт, что немецкий министр иностранных дел публично заявил о том, что его страна не будет тратить 2% ВВП на оборону - и точка. И без того денег не хватает. Этот факт исчерпывающе описывает готовность ЕС противодействовать глобальным угрозам.

Президент Украины Петр Порошенко, который с другой интонацией и в другой форме практически повторил свои прошлогодние тезисы, добавив несколько предложений о кибервойне, на самом деле четко попал в нынешний безопасностный тренд. Который заключается в том, чтобы бояться ухудшения безопасностной ситуации, но делать слишком мало для изменений к лучшему.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

Читайте также: