Мир

Персона недели: На чем строится латиноамериканское политическое чудо

Уругвайский президент доказал, что можно оставаться нормальным человеком, будучи на высоком государственном посту. Этот эпизод свидетельствует о том, насколько большинство стран Латинской Америки опережает сегодня конфликтные и неустойчивые постсоветские демократии

Фото: el-national.com

Со­бы­тия и про­цес­сы, про­ис­хо­дя­щие в Ла­тин­ской Аме­ри­ке, ред­ко при­вле­ка­ют вни­ма­ние укра­ин­ских ком­мен­та­то­ров как в си­лу гео­гра­фи­че­ской уда­лен­но­сти это­го ре­ги­о­на, так и по при­чи­не до­воль­но-та­ки зам­ше­лых кли­ше, на­вя­зан­ных нам ис­сле­до­ва­те­ля­ми де­мо­кра­ти­че­ских тран­зи­тов вре­мен хо­лод­ной вой­ны.

В этом смыс­ле пре­зи­дент Уруг­вая Та­ба­ре Вас­кес, врач по про­фес­сии, ока­зав­ший по­мощь аме­ри­кан­ской пас­са­жир­ке в са­ло­не рей­со­во­го са­мо­ле­та, на ко­то­ром пре­зи­дент воз­вра­щал­ся из офи­ци­аль­но­го ви­зи­та во Фран­цию, мог бы по­ка­зать­ся пер­со­на­жем эк­зо­ти­че­ско­го гла­мур­но­го сю­же­та.

Од­на­ко этот эпи­зод сви­де­тель­ству­ет со­всем о дру­гом - о том, на­сколь­ко боль­шин­ство стран Ла­тин­ской Аме­ри­ки опе­ре­жа­ет се­год­ня кон­фликт­ные и не­устой­чи­вые пост­со­вет­ские де­мо­кра­тии на до­ро­ге со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия. На­чать хо­тя бы с та­ко­го фак­та: тот же Вас­кес вновь из­брал­ся пре­зи­ден­том Уруг­вая по­сле пе­ре­ры­ва, свя­зан­но­го с тем, что за­ко­ны этой стра­ны за­пре­ща­ют за­ни­мать долж­ность пре­зи­ден­та бо­лее од­но­го сро­ка под­ряд. А сам Уруг­вай счи­та­ет­ся не толь­ко оа­зи­сом для пен­сио­не­ров кон­ти­нен­та, но и мощ­ным, со­вре­мен­ным аг­ро­про­мыш­лен­ным про­из­во­ди­те­лем, кон­ку­рен­том зна­ко­мой нам в этом ас­пек­те Ар­ген­ти­ны.

Меж­ду тем не­боль­шое го­су­дар­ство с на­се­ле­ни­ем в 3,3 млн че­ло­век ур­ба­ни­зи­ро­ва­но на 88,7%, а в сто­ли­це про­жи­ва­ют две пя­тых жи­те­лей, как и у на­ших со­се­дей - Вен­грии, Сло­ва­кии или Че­хии. Кста­ти, со­глас­но рей­тин­гу МВФ, по уров­ню жиз­ни в 2014 г. Уруг­вай за­нял 57 ме­сто, обо­гнав Ру­мы­нию (60), Бол­га­рию (67) и Укра­и­ну (108). И это не­смот­ря на то, что всю вто­рую по­ло­ви­ну про­шло­го ве­ка стра­на ме­та­лась меж­ду пра­вой дик­та­ту­рой и ле­вой пар­ти­зан­щи­ной. Лю­бо­пыт­но, что про­цес­сы ли­бе­ра­ли­за­ции в Уруг­вае сов­па­ли по вре­ме­ни с гор­ба­чев­ской пе­ре­строй­кой. В част­но­сти, вы­бо­ры бы­ли раз­ре­ше­ны лишь в 1984 г. - и то­гда на них по­бе­ди­ли кон­сер­ва­то­ры. В 1992-м в стра­не бы­ла про­ве­де­на при­ва­ти­за­ция. При­чем, как и в пост­со­вет­ских рес­пуб­ли­ках, к мне­нию об­ще­ствен­но­сти не осо­бо при­слу­ши­ва­лись. Но им хо­тя бы для при­ли­чия по­ин­те­ре­со­ва­лись: на то­гдаш­нем ре­фе­рен­ду­ме про­тив при­ва­ти­за­ции высказались 72% го­ло­со­вав­ших.

Пер­вая по­ло­ви­на 90-х и ста­ла пе­ри­о­дом, ко­гда дол­гое прав­ле­ние "ко­ло­ра­до" - Кон­сер­ва­тив­ной пар­тии - на­ча­ло утом­лять из­би­ра­те­лей. Но­вая эпо­ха озна­ме­но­ва­лась из­бра­ни­ем пер­во­го пред­ста­ви­те­ля "Ши­ро­ко­го фрон­та", вра­ча Та­ба­ре Ра­мо­на Вас­ке­са Ро­са­са, мэ­ром уруг­вай­ской сто­ли­цы Мон­те­ви­део. Соб­ствен­но, это и ста­ло стар­том его взле­та к вер­ши­не вла­сти.

Ле­вые ор­то­док­сы не­до­люб­ли­ва­ют Вас­ке­са за со­гла­шатель­ство. Од­на­ко "ле­во­ли­бе­раль­ным" он стал лишь на по­сту пре­зи­ден­та стра­ны, а в 1990-м, бу­дучи сто­лич­ным мэ­ром, он вряд ли мог счи­тать­ся та­ко­вым. Вас­кес - та­лант­ли­вый врач-он­ко­лог, в 1976 г. он был да­же удо­сто­ен пре­стиж­но­го гран­та от фран­цуз­ско­го пра­ви­тель­ства. Два­жды (в 1994 и 1999 гг.) он всту­пал в пре­зи­дент­скую гон­ку и оба ра­за про­иг­ры­вал с ми­ни­маль­ным от­ры­вом. Од­на­ко с тре­тьей по­пыт­ки - в 2004 г. - Та­ба­ре Вас­кес за­слу­жен­но стал пер­вым пре­зи­ден­том Уруг­вая, не при­над­ле­жа­щим ни к од­ной из тра­ди­ци­он­ных пар­тий.
На сво­ем по­сту под­тя­ну­тый и спор­тив­ный Та­ба­ре (10 лет управ­ляв­ший фут­боль­ным клу­бом "Про­грес­со", при нем в пер­вый и един­ствен­ный раз по­бе­див­шим на чем­пи­о­на­те Уруг­вая) в це­лом про­во­дил по­ли­ти­ку, за­де­кла­ри­ро­ван­ную "Ши­ро­ким фрон­том": ре­фор­ми­ро­ва­ние на­ло­го­вой си­сте­мы, уси­ле­ние со­ци­аль­ной за­щи­ты граж­дан, рас­сле­до­ва­ние пре­ступ­ле­ний хун­ты.

Вос­точ­но­ев­ро­пей­ские пред­став­ле­ния о Ла­тин­ской Аме­ри­ке дав­но уста­ре­ли, а ак­ту­аль­ная и для нас про­бле­ма бед­но­сти име­ет и дру­гие ре­ше­ния, не­же­ли ком­му­ни­сти­че­ские ре­во­лю­ции или нео­ли­бе­раль­ные дог­мы то­го же МВФ

При этом Вас­кес не­ожи­дан­но вы­сту­пил про­тив ле­га­ли­за­ции абор­тов (обыч­но это кон­сер­ва­тив­ная по­зи­ция, а в ка­то­ли­че­ской Ла­тин­ской Аме­ри­ке - "со­ци­ал-кон­сер­ва­тив­ная"), раз­ви­вал свя­зи не столь­ко с Ку­бой и Ки­та­ем, сколь­ко со стра­на­ми Юго-Вос­точ­ной Азии. По ра­ди­каль­но­му пу­ти Вас­кес не по­шел: бы­ла от­ло­же­на аг­рар­ная ре­фор­ма, на­цио­на­ли­за­ция то­же не со­сто­я­лась. В Ва­шинг­то­не его на­ря­ду с то­гдаш­ним ли­де­ром Чи­ли Ми­шель Ба­ше­ле сна­ча­ла счи­та­ли по­тен­ци­аль­ным со­юз­ни­ком Уго Ча­ве­са. Но это ока­за­лось боль­шим пре­уве­ли­че­ни­ем. А с при­хо­дом в Бе­лый дом близ­ко­го к ев­ро­со­циа­ли­стам Ба­ра­ка Оба­мы уме­рен­ные ле­вые Ла­тин­ской Аме­ри­ки из чер­но­го спис­ка Ва­шинг­то­на бы­ли вы­черк­ну­ты окон­ча­тель­но.

Успе­хи прав­ле­ния Вас­ке­са, пусть и не фун­да­мен­таль­ные, со­слу­жи­ли хо­ро­шую служ­бу са­мо­му ав­то­ри­тет­но­му че­ло­ве­ку в "Ши­ро­ком фрон­те". От­сю­да и ре­зуль­тат - в 2010 г. Хо­се Пе­пе Му­хи­ка, в не­дав­нем про­шлом ми­нистр сель­ско­го хо­зяй­ства и се­на­тор, лег­ко, с по­чти 10%-ным раз­ры­вом, по­бе­дил на вы­бо­рах кан­ди­да­та от кон­сер­ва­то­ров. Пять лет прав­ле­ния это­го еди­но­мыш­лен­ни­ка Вас­ке­са - ле­ген­дар­но­го пре­зи­ден­та бед­ных, от­да­вав­ше­го по­чти всю свою зар­пла­ту на бла­го­тво­ри­тель­ность и ез­див­ше­го на ста­ром "жу­ке", лишь утвер­ди­ли за­во­е­ва­ния преды­ду­ще­го пе­ри­о­да. За вре­мя пре­зи­дент­ско­го ман­дата Му­хи­ка стал ини­ци­а­то­ром це­ло­го ря­да со­ци­аль­ных из­ме­не­ний, мно­гие из ко­то­рых по­лу­чи­ли ми­ро­вой ре­зо­нанс. Сре­ди этих ини­ци­а­тив - ле­га­ли­за­ция абор­тов, раз­ре­ше­ние од­но­по­лых бра­ков и ре­гу­ли­ро­ва­ние рын­ка ма­ри­ху­а­ны. Кроме того, Му­хи­ка ини­ции­ро­вал при­ня­тие Уруг­ва­ем си­рий­ских бе­жен­цев и быв­ших уз­ни­ков Гу­ан­та­на­мо.

Он так­же су­мел до­бить­ся су­ще­ствен­но­го со­кра­ще­ния бед­но­сти - ее уро­вень сни­зил­ся с 40 до 11%. Уро­вень без­ра­бо­ти­цы так­же до­стиг ис­то­ри­че­ски низ­ких для стра­ны по­ка­за­те­лей - в де­каб­ре про­шло­го го­да он со­став­лял 6,5%. Как Му­хи­ка, ушед­ший при под­держ­ке в 65%, так и Вас­кес за­яв­ля­ют, что эти за­слу­ги яв­ля­ют­ся до­сти­же­ни­я­ми "Ши­ро­ко­го фрон­та" - ле­вой по­ли­ти­че­ской си­лы, ко­то­рую пред­став­ля­ют они оба. В мар­те про­шло­го го­да Му­хи­ка вер­нул эс­та­фе­ту Вас­ке­су. Ра­зу­ме­ет­ся, ни о ка­кой "опе­ра­ции пре­ем­ник" речь не шла: все ре­ша­ли вы­бо­ры. Ос­нов­ные про­бле­мы, ко­то­рые при­дет­ся ре­шать второй раз из­бран­но­му пре­зи­ден­ту Та­ба­ре Вас­ке­су, - ре­фор­ма об­ра­зо­ва­тель­ной си­сте­мы и борь­ба с пре­ступ­но­стью. Имен­но эти во­про­сы, со­глас­но дан­ным со­цио­ло­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний, вы­зы­ва­ют наи­боль­шую обес­по­ко­ен­ность уруг­вай­цев.

Да­же ес­ли мы не бу­дем кон­цен­три­ро­вать­ся на Уруг­вае, за­вер­ше­ние фун­да­мен­таль­ных пе­ре­мен в Ла­тин­ской Аме­ри­ке яв­ля­ет­ся оче­вид­ным: в той же Гва­те­ма­ле на не­дав­них пре­зи­дент­ских вы­бо­рах по­бе­дил са­ти­рик, ко­то­рый сме­нит гла­ву го­су­дар­ства, при­вле­чен­но­го к от­вет­ствен­но­сти за кор­руп­цию.

На­сколь­ко мы зна­ем, в на­шей стра­не, при­вык­шей гор­дить­ся сво­ей со­рев­но­ва­тель­ной де­мо­кра­ти­ей, та­ко­го до сих пор не слу­ча­лось. Так что же про­ис­хо­дит в этой Ла­тин­ской Аме­ри­ке, ко­то­рую нам мно­гие го­ды при­во­ди­ли в при­мер как хро­ни­че­ский слу­чай ко­леи не­удач де­мо­кра­тии и ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го раз­ви­тия?

Ве­ро­ят­но, ла­ти­но­аме­ри­кан­ское "по­ли­ти­че­ское чу­до" мож­но на­звать за­вер­ше­ни­ем этап­но­го пе­ре­хо­да, при этом важ­ным его мар­ке­ром ста­ла по­бе­да ла­ти­но­аме­ри­кан­ско­го пред­став­ле­ния о спра­вед­ли­во­сти в Ва­ти­ка­не - с при­хо­дом ту­да па­пы Фран­цис­ка и не­дав­ним воз­вра­ще­ни­ем Ра­у­ля Ка­ст­ро в ка­то­ли­че­скую ве­ру (яв­но одоб­рен­ным на обо­их бе­ре­гах Ат­лан­ти­ки).

Де­ло, соб­ствен­но, в том, что по­ка ми­ро­вое вни­ма­ние бы­ло де­ся­ти­ле­ти­я­ми при­вле­че­но к Ближ­не­му Вос­то­ку и Вос­точ­ной Ев­ро­пе, Ла­тин­ская Аме­ри­ка сфор­ми­ро­ва­ла соб­ствен­ное кон­цеп­ту­аль­ное пред­ло­же­ние в рам­ках гло­ба­ли­за­ции, в ко­то­рую пусть и не без про­блем, но до­ста­точ­но эф­фек­тив­но втя­ну­лась.

Фото: uruguay-magazin.com

К при­ме­ру, на ны­неш­них пре­зи­дент­ских вы­бо­рах в Ар­ген­ти­не в кои-то ве­ки не­ки­ми шан­са­ми об­ла­да­ет аль­тер­на­ти­ва пе­ро­низ­му ("дви­же­нию сто­рон­ни­ков спра­вед­ли­во­сти"), уже 70 лет вы­сту­паю­ще­му на по­ли­ти­че­ской аре­не стра­ны в са­мых раз­ных об­ли­чьях. И это не­смот­ря на то, что в фи­нан­со­вой сфе­ре Ар­ген­ти­на уже 16 лет пре­бы­ва­ет в до­воль­но труд­ной си­ту­а­ции, что, прав­да, не по­ме­ша­ло ей пре­вра­тить­ся в од­но­го из круп­ней­ших иг­ро­ков на ми­ро­вом мяс­ном рын­ке.

Ко­неч­но, сте­рео­ти­пы ме­ня­ют­ся очень медлен­но, но дра­ма пе­ре­во­ро­тов и деструктив­ных идео­ло­ги­че­ских ка­че­лей меж­ду ре­жи­ма­ми пер­со­наль­ной вла­сти и бес­по­кой­ны­ми фрак­ци­он­ны­ми демократиями - это се­год­ня ис­то­рия западной ча­сти пост­со­вет­ско­го пространства и Боль­шо­го Ближ­не­го Востока. А во­все не Ла­тин­ской Аме­ри­ки, где стра­ны - жерт­вы по­пу­лиз­ма, та­кие как Вене­су­э­ла, Бо­ли­вия или Па­ра­г­вай, не первый год пре­бы­ва­ют в по­лу­и­зо­ля­ции.

В чем же со­сто­ят от­ли­чия этой об­нов­лен­ной Ла­тин­ской Аме­ри­ки? Во-пер­вых, за по­след­ние 30 лет стра­ны кон­ти­нен­та смог­ли пол­но­стью реа­ли­зо­вать по­тен­ци­ал сво­их ин­сти­ту­цио­наль­ных ос­нов. Ведь кон­сти­ту­ции стран ре­ги­о­на во мно­гом ско­пи­ро­ва­ны с не­сколь­ко бо­лее ран­не­го аме­ри­кан­ско­го об­раз­ца - с жест­ким раз­де­лом вла­стей, где гла­ва го­су­дар­ства - од­но­вре­мен­но и гла­ва ка­би­не­та, а зна­чит, его ком­пе­тен­ция не пе­ре­се­ка­ет­ся с за­ко­но­да­те­ля­ми, ко­то­рые при этом мо­гут его уво­лить. Бо­лее то­го, ча­сто пре­зи­ден­ты огра­ни­че­ны од­ним сро­ком, что рез­ко сни­жа­ет их ав­то­ри­тар­ный по­тен­ци­ал.

Во-вто­рых, тот же са­мый пе­ро­низм так и не пе­ре­тек в на­цио­нал-со­циа­лизм бла­го­да­ря аб­со­лют­ной по­бе­де граж­дан­ствен­но­сти над эт­нич­но­стью в ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стра­нах (и это то­же род­нит их со США). Ины­ми сло­ва­ми, пре­сло­ву­тый на­цио­наль­ный во­прос, про­дол­жаю­щий тер­зать мно­гие дру­гие ре­ги­о­ны ми­ра, там дав­но ре­шен.

И в-тре­тьих, взгля­ды то­го же па­пы Фран­цис­ка - "бед­ность не по­рок" - по­хо­же, за­вое­вы­ва­ют об­ще­ствен­ное боль­шин­ство в ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стра­нах, ведь на­ли­чие ши­ро­ких ма­ло­обес­пе­чен­ных сло­ев яв­ля­ет­ся не ка­ким-то ро­ди­мым пят­ном, а все­го лишь след­стви­ем не­рав­но­мер­но­сти рас­пре­де­ле­ния да­ров про­грес­са. Это не утвер­жде­ние, а часть той впол­не це­лост­ной гу­ма­ни­сти­че­ской идео­ло­гии, ко­то­рая до­ми­ни­ру­ет на кон­ти­нен­те и ме­ня­ет под се­бя вот этот на­це­лен­ный и на Ев­ро­пу гло­баль­ный "по­ли­ти­че­ский" хри­сти­ан­ский со­ци­ал-кон­сер­ва­тизм.

Из вы­ше­ска­зан­но­го, кро­ме все­го про­че­го, сле­ду­ет, что вос­точ­но­ев­ро­пей­ские пред­став­ле­ния о Ла­тин­ской Аме­ри­ке дав­но уста­ре­ли, а ак­ту­аль­ная и для нас про­бле­ма бед­но­сти име­ет ре­ше­ния, аль­тер­на­тив­ные ком­му­ни­сти­че­ским ре­во­лю­ци­ям и нео­ли­бе­раль­ным дог­мам то­го же МВФ. Не­труд­но уви­деть, что про­шед­шие в Вен­грии и пред­сто­я­щие в Укра­и­не по­ли­ти­че­ские по­тря­се­ния во мно­гом свя­за­ны с воз­рож­де­ни­ем по­сле фи­нан­со­во­го кри­зи­са 2009 г. ро­ли МВФ в ка­че­стве внут­рен­не­го ар­бит­ра для стран, по­пав­ших в тя­же­лую си­ту­а­цию с внеш­ней за­дол­жен­но­стью.

В та­ком пре­лом­ле­нии опыт ша­гаю­щих впе­ред ла­ти­но­аме­ри­кан­ских стран име­ет впол­не прак­ти­че­ское зна­че­ние для пост­со­вет­ских го­су­дарств. Как ми­ни­мум тех, в ко­то­рых ги­брид­ный тип рес­пуб­ли­ки пер­ма­нент­но реп­ли­ци­ру­ет оли­гар­хи­че­ское прав­ле­ние, а па­ра­зи­тар­ные прак­ти­ки иму­ще­го слоя на­ча­ли тол­кать обез­до­лен­ные мас­сы к по­ис­ку кан­ди­да­тов в "пра­вые" или "ле­вые" Че Ге­ва­ры.

Стоп-кран для ав­то­ри­та­риз­ма

От 55 до 80% экс­пор­та мя­са, мо­лоч­ных про­дук­тов и сои из Уруг­вая кон­т­ро­ли­ру­ет­ся ино­стран­ным биз­не­сом, к кон­цу 2009 г. про­гно­зи­ро­ва­лось, что ино­стран­цы ста­нут вла­дель­ца­ми чет­вер­ти пло­до­род­ных зе­мель (весь объ­ем сель­ско­хо­зяй­ствен­ных уго­дий со­став­ля­ет 9/10 тер­ри­то­рии стра­ны). Тем не ме­нее сто­ит от­ме­тить, стра­на по­ка­зы­ва­ет не­пло­хой эко­но­ми­че­ский рост, рож­да­е­мость пре­вы­ша­ет смерт­ность, уро­вень дет­ской смерт­но­сти от­но­си­тель­но ни­зок, а раз­ви­тый АПК слу­жит ба­зой для про­грес­са в про­мыш­лен­ных от­рас­лях. Так что, ско­рее все­го, граж­да­не без осо­бых про­блем пе­ре­из­бра­ли бы Та­ба­ре Вас­ке­са на но­вый срок, ес­ли бы не од­на за­гвозд­ка — в Уруг­вае нель­зя по­втор­но из­би­рать­ся на пост пре­зи­ден­та без пе­ре­ры­ва (вот че­му бы по­учить­ся укра­ин­цам — пре­зи­ден­ту мень­ше при­хо­дит­ся ле­бе­зить пе­ред спон­со­ра­ми и жаж­ду­щи­ми хле­ба и зре­лищ "по­тре­би­те­ля­ми но­во­стей").

Пре­зи­дент дер­жит сло­во

По­пу­ляр­ность Вас­ке­са - в от­ли­чие от Му­хи­ки, че­ло­ве­ка от­нюдь не бед­но­го - зи­ждет­ся на по­сле­до­ва­тель­но­сти и идео­ло­ги­че­ской гиб­ко­сти. С од­ной сто­ро­ны, он про­вел либеераль­ную на­ло­го­вую ре­фор­му, с дру­гой - су­мел до­ве­сти до кон­ца рас­сле­до­ва­ния пре­ступ­ле­ний ав­то­ри­тар­но­го ре­жи­ма, а вме­сто вступ­ле­ния в ини­ции­ро­ван­ную Бу­шем-млад­шим Об­ще­а­ме­ри­кан­скую зо­ну сво­бод­ной тор­гов­ли, Вас­кес по­стро­ил ед­ва ли не с ну­ля и си­сте­ма­ти­зи­ро­вал свя­зи Уруг­вая со стра­на­ми Юго-Вос­точ­ной Азии. При этом от­но­ше­ния меж­ду Мон­те­ви­део и Ва­шинг­то­ном яв­ля­ют­ся впол­не теп­лы­ми. А вот с левыми ра­ди­ка­ла­ми ему яв­но не по пу­ти: на ина­у­гу­ра­цию Вас­ке­са, к при­ме­ру, при­был пре­зи­дент Бо­ли­вии, но "не смог" при­быть ли­дер ко­лап­си­рую­щей Ве­не­су­э­лы. В Монтеви­део, меж­ду про­чим, не раз­де­ля­ют ни кро­ва­вых ме­то­дов ча­виз­ма, ни бразильского бю­ро­кра­тиз­ма, хо­тя с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской мо­де­ли Уруг­вай все же бли­же к Бра­зи­лии.