Мир

Наследник Черчилля и Трумэна

Сенатор Джон Маккейн — по нынешним меркам динозавр. Как еще назвать политика, который не уклоняется ни от вызовов, ни от ответственности?

Фото: nydailynews.com

"Соединенные Штаты должны помочь Украине защитить свой суверенитет. Позор то, что администрация США продолжает отказывать Украине в предоставлении военной помощи, в которой она крайне нуждается после того, как ее расчленил президент Владимир Путин и оккупировали российские войска. Украина борется за свой суверенитет и территориальную целостность", - заявил сенатор Джон Маккейн, комментируя для СМИ результаты визита в США Президента Украины Петра Порошенко.

Голосом Маккейна говорит сегодня настоящая Америка: куль­тура людей, достаточно ре­шительных, чтобы пересечь океан, вышвырнуть вон присланных вслед за ними королевских сборщиков налогов, установить свои законы и, подав личный пример, заставить уважать эти законы всех, кому случилось жить ря­дом. Дикарей, неспособных жить по их закону, истребить или загнать в резервации. Именно так выглядит история Соеди­нен­ных Штатов. И это - при не­пред­взя­том взгляде на нее - история успеха великой страны.

Это величие построили миллионы Маккейнов, грубоватых, не слишком умных, но непреклонных и отважных. За два столетия они расчистили площадку и обустроили на ней крепкий и безопасный мир. И только потом, когда этот мир был выстроен, в нем мало-помалу начали возникать и множиться политкорректные типажи, задающие се­годня тон в американской политике. У всех этих типажей, а их немало, есть общая черта: в естественных условиях их число ог­раничивает популяция хищников. Зато в уютном американском мире, построенном усилиями героев Фронтира, они парадоксальным образом оказываются гораздо живучее и конкурентоспособнее его строителей.

Фото: nydailynews.comНо такая идиллия может длиться лишь до тех пор, пока на горизонте не возникнет новый хищник, угрожающий смести хрупкое политкорректное благополучие.
Сегодня западная цивилизация, во главе которой стоят США, столкнулась с новым и очень опасным вызовом. На мировую сцену вышла мафия бывших советских спецслужб - новый рыцарский орден, по­рож­денный рухнувшим СССР и современной Россией, живущей на его обломках. Символ веры этого ордена - принципиальное отрицание демократии и прав личности в противовес неограниченному праву Вождя и Го­су­дарства. Его оружие - не столько ядерные бомбы (хотя в крайней ситуации и они будут без колебаний пущены в ход), сколько технологии захвата и косвенного контроля, отработанные при переделе собственности распавшегося СССР, многолетний опыт работы с компроматом и тесная связь с мировыми криминальными структурами. Огром­ные средства, выведенные из Рос­сии, но остающиеся под его контролем, позволяют ему вкладывать крупные суммы в формирование общественного мнения на Западе и в банальный подкуп западных политиков. Полная независимость от мнения российского населения и равнодушие к его судьбе обеспечивают ордену неуязвимость к санкциям. А пра­г­матичное отсутствие принципов и моральных запретов позволяет вступать в союз с любыми антизападными силами.

Маккейн - один из немногих политиков Запада, в силу уникального личного опыта глубоко осознающих масштаб проблемы: конфликт вокруг Украины - лишь частный случай куда более серьезного противостояния и под угрозу поставлены базовые ценности всей западной цивилизации

Иными словами, впервые со времен Второй мировой Запад столкнулся с действительно опасным противником. Этой опасности не видят и не осознают благополучные маклеры и адвокаты, видящие мир лишь в цифрах доходов, расходов и котировок. Они не допускают даже мысли о том, что столкнулись с ситуацией, когда возможна потеря всего. Напротив, в их рядах царит уверенность в том, что с окружением Путина возможен торг, а его амбиции можно утолить, пожертвовав Украиной или ее частью. Оценить масштаб противостояния, суть которого в борьбе двух ценностных систем, не способных мирно ужиться в рамках одной эпохи, могут только такие люди, как Маккейн.

Как раз по этому вопросу Маккейн с наибольшей жесткостью и оппонирует своему давнему противнику Бараку Обаме. Пройдя Вьетнам, не сломленный в плену, зная из личного опыта, что противостояло Западу сорок лет назад, он в отличие от Обамы куда более реалистично оценивает завтрашние перспективы. Это понимание и превращает его в продолжателя дела Уинстона Черчилля и Гарри Трумэна, ли­деров, не убоявшихся бросать вы­зов диктаторам. Одна из диктатур рухнула и была сметена. Вторая понесла урон, от которого так и не оправилась окончательно. Мир получил отсрочку на 70 лет. Однако искалеченное, но выжившее чудовище дало ещеболее чудовищное потомство, с которым Западу неизбежно придется сойтись в схватке - причем победа не обещает быть ни скорой, ни легкой.

Собственно говоря, победа над Путиным, точнее, над тем явлением, публичной вывеской которого стал бесталанный отставной подполковник, вообще никак и ничем не гарантирована. Гло­баль­ный демократический мир, построенный на принципах уважения к личности и к личной собственности, получил глобального же оппонента, концептуально эти принципы отвергающего. И если элиты Китая поставили себе целью эволюционировать до мирового уровня, то Путин и его окружение видят свою миссию в том, чтобы отбросить мир до уровня России, по крайней мере, в том, что касается гражданских прав и свобод. Для Запада это означает откат примерно на полтысячелетия назад.

Фото: adventurebooks.newsvine.comВ сложной и опасной конфигурации сил, сложившихся в современном мире, сенатор Джон Маккейн занимает одну из ключевых позиций. Во-первых, он побывал в роли кандидата в президенты США. Выход на последний этап президентской гонки означает успешное прохождение столь серьезного отбора, что проигравшие претенденты выступают в роли авторитетных и квалифицированных критиков власти, выражающих позицию значительной части влиятельных лю­дей Америки. Во-вторых, Мак­кейн - один из немногих политиков Запада, в силу уникального личного опыта глубоко осознающих масштаб проблемы: тот факт, что конфликт вокруг Украины - лишь частный случай куда более серьезного противостояния и что под угрозу поставлены базовые ценности всей западной цивилизации. Маккейн не отделывается, как Обама, дежурными фразами о том, что "США снимут санкции в том случае, если Москва встанет на путь мира и дипломатии". Он видит проблему во всей ее полноте и не питает по поводу России никаких иллюзий. Впрочем, здесь, вероятно, лучше дать слово самому Джону Маккейну.

Обращаясь к россиянам, он писал: "Президент Путин и его окружение не верят в эти ценности. Они не уважают ваше достоинство и не признают вашу власть над ними. <...> Когда я критикую ваше правительство, я делаю это не потому, что я настроен против России. Я делаю это потому, что вы заслуживаете такое правительство, которое верило бы в вас, уважало вас и было бы вам подотчетно. Я надеюсь увидеть тот день, когда это произойдет". Я тоже хотел бы увидеть этот день. И то, что на Западе есть еще политики такого уровня, как Джон Маккейн, дает мне надежду, что это случится.

Физрук в женском педколлективе

Заявление Маккейна было похоже на глоток кислорода в слишком разреженной для дыхания атмосфере. Современный Запад давно уже живет в политкорректном до полной виртуальности мире, превыше всего ценя собственный покой. Вознесший на свои знамена "Бремя Белых и Пушистых", этот мир охотно заполняет собой любой объем, не заботясь о полученной концентрации. В результате возникает стерильно чистая пустота. Решительные шаги, еще возможные 15-20 лет назад, вроде слома хребта зарвавшемуся режиму Милошевича или умножения на ноль уверовавшего в свою неуязвимость Саддама Хусейна, кажутся здесь невозможными. Западный мир осуждает насилие в Газе - но отнюдь не со стороны ФАТХ. Он осуждает Израиль, прибегающий в ответ на ракетные обстрелы к грубой военной силе вместо терпеливого увещевания террористов. Максимальной карой для возмутителей спокойствия видятся осторожные экономические санкции, по сути, даже не лишение, а лишь уменьшение порции сладкого, причем постепенное. Но даже такие шаги вызывают сомнения - а надо ли? Нет ли тут излишнего насилия?

Фото: nytimes.comЕсли обратиться к знакомым аналогиям, то Старый Свет и США стали похожи на женский педколлектив, никчемное, но амбициозное сборище морализирующих теток, которые, упиваясь своей мудростью, советуют затравленному гопниками подростку "быть выше" своих мучителей. И только физрук, да и то не всякий, взглянув на ситуацию с реалистичной прямотой, порекомендует жертве издевательств, не задумываясь о последствиях, разбить на голове самого наглого из мучителей первый же попавшийся под руку цветочный горшок. Такой совет, конечно, вызовет ужас в дамском обществе и будет заклеймен как непедагогичный, воспитывающий склонность к насилию. Но у такой линии поведения есть один весомый плюс. В отличие от дамских рассуждений в духе "главное, чтобы не было войны" сила и жестокость реальны. Как следствие, они оказывают вполне ощутимое, отнюдь не эфемерное воздействие.
Заявление Джона Маккейна, назвавшего решение Барака Обамы "позором", выдержано именно в таком жестко-реалистичном ключе. Впрочем, и все предыдущие за всю политическую карьеру публичные выступления сенатора Маккейна были по духу и сути такими же.

Настоящий Маккейн

Сенатор от штата Аризона, экс-кандидат на пост президента США и один из самых ярких политиков-республиканцев, Джон Маккейн родился в 1936 г. на базе ВВС США "Коко-Соло" в районе Панамского канала. Его отец и дед были адмиралами ВМС США.

В 1958 г. окончил Военно-морскую академию в Аннаполисе, в 1958-1960 гг. получил квалификацию летчика ВМФ, служил на авианосцах. В октябре 1967 г. был сбит над Ханоем. В плену провел пять с половиной лет, держался очень твердо, несмотря на непрерывные издевательства: зная, что отец Маккейна командует противостоящей им группировкой американских войск, вьетнамцы пытались сломить его для использования в пропагандистских целях, но не преуспели в этом. В марте 1973-го, с заверше­нием войны, был освобожден, из-за последствий многолетних избиений в плену передвигался на костылях.

В 1973-1974 гг. учился в Нацио­наль­ном военном колледже, одновременно проходя курс реабилитационной терапии, после чего смог обходиться без костылей и восстановить квалификацию пилота. В 1974 г. принял командование учебной эскадрильей, затем был морским офицером связи при сенате США. Вышел в отставку в 1981 г. по состоянию здоровья в чине капитана I ранга. В 1982-м начал политическую карьеру: был избран в Палату представителей Конгресса США от штата Аризона от Республиканской партии. В 1986, 1992, 1998 и 2004 гг. избирался сенатором от штата Аризона. В 2000 г. предпринял первую попытку побороться за кресло президента США, но уступил на праймериз Джорджу Бушу. В 2008-м стал кандидатом от республиканцев, проиграв на выборах демократу Бараку Обаме.

Маккейн - сторонник создания "Лиги демократий", которая, по его мнению, могла бы объединить порядка 100 демократических государств и координировать их совместную политику, минуя ООН, подверженную влияниям со стороны России, Китая и других недемократических стран. Он выступает за укрепление военного потенциала США, увеличение численности американских вооруженных сил и развертывание системы ПРО в качестве страховки от потенциальных угроз, является сторонником либерализации иммиграционного законодательства и действий по предотвращению глобального потепления. В отличие от большинства коллег по партии голосовал в сенате против запрета однополых браков и за федеральное финансирование программы исследования стволовых клеток.