Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Не будь как Грета. Почему Зеленский должен получить Нобелевскую премию мира

Пятница, 11 Октября 2019, 17:15
Неизгладимое впечатление от пресс-марафона нашего президента внезапно отрезонировало с решением Нобелевского комитета, породив множество надежд и ассоциаций

Итак, в Осло назвали имя лауреата Нобелевской премии мира за 2019 г. - им стал премьер-министр Эфиопии Ахмед Али Абий, награжденный "за вклад в урегулирование приграничного конфликта с Эритреей".

Заслуга Ахмеда состоит в том, что 9 июля 2018 г. он подписал некий договор, "поставивший точку в конфликте между Эфиопией и Эритреей". От Эритреи договор подписал ее президент, Исайяс Афеверки. Но, в отличие от Ахмеда, он пролетел мимо нобелевки со страшным свистом, как фанера над Парижем. Почему так вышло? Что это за конфликт такой, что за его прекращение надо давать Нобелевскую премию? Что подписал Ахмед и чем он лучше Исайяса?

Примечание: У эфиопов и эритрейцев нет фамилий. Полное имя включает имя собственное, стоящее на первом месте, за ним имя отца, и, иногда, третьим идет имя деда по отцовской линии. 

Как все это началось

Конфликт между Эфиопией и Эритреей перешел в горячую фазу 6 мая 1998 г., когда Эритрея напала на Эфиопию, захватив город Бадме. Конечно, "город" - лишь название, речь шла о грязноватом поселке, но тут уж дело пошло на принцип.

Затем эритрейцы и эфиопы с переменным успехом бутузили друг друга два с половиной года. К июню 2000-го эфиопские войска крепко наваляли эритрейцам и выкинули их с большей части спорных территорий, т. н. "треугольника Йирга", расположенного в междуречье Тэкэзе и Мэреба/Гаша, назад, в Эритрею.  Правда, эфиопы нацелились было под шумок, и в наказание за начало войны отжать у эритрейцев порт Асэб, получить тем самым выход к морю, но с этим не сложилось, потому что тут уже им наваляли эритрейцы.

Боевых эфиопов возглавлял тогда Мелес Зенауи, а боевых эритрейцев - бессменный по сей день Исайяс Афеворки. До начала войны Мелес и Исайяс были закадычными приятелями, пока не рассорились из-за какого-то вздора. По этому поводу Мелеса в 2001-м даже обвинили в сотрудничестве с эритрейцами, но тот выкрутился.

Вся эта эритрейско-эфиопская перетряска вызвала живой интерес остального мира. В обе страны потянулись люди, разнообразно решавшие военные вопросы: в Эфиопию - из России, Беларуси, Франции, Китая, Болгарии, Израиля и США, а в Эритрею - из Украины, Венгрии, Румынии, Ливии, Грузии, Молдовы, и, опять же, Болгарии.  Болгары, как всегда, оказались самыми практичными ребятами.

Надо также уточнить, что отношения между Эритреей и Эфиопией изначально были непростыми. Эритрея откололась от Эфиопии в 1993 г., лишив ее выхода к морю по результатам трех десятилетий войны за независимость.

Когда перестали стрелять

В конце концов западные страны, ООН, и особенно ОАЕ, которых эта драчка рядом с ними сильно напрягала, надавали пинков обоим сторонам и усадили их за переговоры. В итоге главы МИД двух стран подписали 18 июня 2000 г. соглашение о перемирии, а 12 декабря того же года Мэлес Зэнауи и Исайяс Афэуорки подписали уже полномасштабный мирный договор. Казалось бы, конфликт исчерпан. Но засада была в том, что они подписали его без любви и без восстановления дипотношений, отчего на границе Эфиопии и Эритреи продолжала твориться всякая ерунда. В 2007-м там чуть было снова не началась война, а с 2008-м на эритрейской территории прижились вооружённые формирования эфиопских антиправительственных повстанцев Ginbot 7 во главе с Берхану Нега.

Что же касается Мелеса Зенауи и Исайяса Афеворки, то их судьбы сложились по-разному. Исайяс сохранился у власти до настоящего времени и привел Эритрею к большим успехам. Сегодня она - однопартийное  государство, по данным агентства по правам человека Human Rights Watch, с худшим в мире правительством. Эритрейское правительство, в свою очередь уже назвало Human Rights Watch  худшим в мире агентством по правам человека. Возможно, они правы оба, каждый по-своему.

Если же рассуждать объективно, то в Эритрее есть немало хорошего - так, все СМИ там принадлежат государству, что обеспечивает небывалое единство мнений и общий позитивный тон прессы. С другой стороны, есть там и проблемы.  К примеру, из-за обязательной военной службы, на которую призывают на неопределённый срок, отдельные несознательные эритрейцы бегут из страны.  

Как бы то ни было, но из-за навета Human Rights Watch Исайяса Афеворки на Нобелевскую премию мира не выдвинули. Впрочем, он очень молод, 1946 г. р., так что, возможно, Нобелевская у него еще впереди.  

Мелес Зенауи, который был моложе Исайяса - он 1955 г., скончался в 2012 г. от инфекции в Брюсселе. Недаром говорят, что общение с ЕС губительно для людей иных, близких к почве, культур. При этом, несмотря на обвинения в цензуре СМИ, проведении нечестных выборов, жестоком разгоне демонстраций протеста и репрессий в отношении оппозиции, Мелеса Зенауи ценили на Западе за личную скромность и умение понятно общаться. Доживи он до наших дней - и мог бы стать Нобелевским лауреатом вместо Ахмеда. Но смерть безжалостна и вырывает из рядов Прогрессивного Человечества самых лучших.

Но вернемся к эфиопско-эритрейским разборкам. По условиям мирного договора дело было передано в международный арбитраж, разделивший спорную территорию примерно поровну, причем город Бадме остался за эритрейцами. Эфиопия с этим не согласилась, и полоса неопределенности тянулась почти 20 лет.

И вот, на сцену вышел Абий Ахмед Али - политик уже следующего поколения, 1976 г. р., который и подписал с Исайяс Афеверки уже окончательный мирный договор. "Фактический", как говаривал Филипп Филиппович Преображенский из известной повести. Причем проделал он это с удивительной скоростью: 2 апреля 2018 г. стал премьером, а завершающий документ на саммите в Асмэре был подписан уже 9 июля. Ему предшествовала целая серия других: о восстановлении дипломатических отношений и о сотрудничестве в сфере политики, экономики, культуры и безопасности. За это Ахмед и получил Нобелевскую премию.

Почему Ахмед освещает нам путь

Нужно быть слепым, чтобы не увидеть тут явных ассоциаций с Украиной. Ахмед Али Абий и Владимир Зеленский - почти ровесники: Ахмед  - 1976, а Зеленский - 1978 г.  В названиях городов  Бадме и Донбасс звуки "б" и "д" - как две опоры моста. А если вместо "Донбасс" сказать "Дамбасс", то вообще... Ну, в общем, вы поняли.

Словом, сама судьба указывает на то, что президент Украины может  и должен получить Нобелевскую премию мира. Для этого ему нужно только разумно распорядиться предметом спора - так, как это сделал Ахмед.

Еще необходимо отметить, что, во-первых, по сравнению с прошлыми годами лауреат-2019 выглядит, если можно так выразиться, значительно конкретнее. Определенно, в Норвежском Нобелевском комитете верх взяли нормальные норвежские пацаны, которые больше не станут присуждать премий не пойми за что, а будут вознаграждать ими только за конкретные компромиссы, поскольку искусство компромисса остается в тренде важнейшего и почтеннейшего из искусств.

Во-вторых, делить премию с Путиным Владимиру Александровичу, похоже, не придется. Гарантий, конечно, нет, но пролет Исайяса указывает именно на это. Это радостная новость, поскольку делиться премией было бы, конечно, обидно.

В-третьих,  в числе самых серьезных соперников Ахмеда была Грета Тунберг - но ее отправили доучиваться в школу. Почему отправили - тоже понятно: она говорила с трибуны языком ненависти, обвиняя всех в своем украденном детстве.  Не надо этого делать. Говорить нужно только о любви - и тут я уже вспоминаю суперпрессмарафон президента Зеленского, наполненный позитивом и любовью.  Кроме того,  прогуливать школу так, что родителей пришлось вызывать в ООН - это, согласитесь, перебор и скверный пример подрастающему поколению - а наш президент ничего не прогуливал, у него есть диплом юриста.

Словом, от подписания Украиной формулы Штайнмайера до получения президентом Зеленским Нобелевской премии мира - буквально несколько шагов, и часть из них уже пройдена. И когда я думаю о том, какой супер-супер-суперпрессмарафон, и с какими огромными бургерами устроит президент по этому поводу, вся моя душа просто поет от восторга. Ну... может быть, и не вся - но, как минимум на 73% от общего объема, и это уже точно.  И если даже остальная ее четверть остается в потемках, но кто в них станет вглядываться, в конце-то концов?

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир

 

загрузка...