Мир

Не пармезаном единым. Как демонтировать Евросоюз

Отмена санкций против России сопряжена с серьезными рисками целостности единой Европы

Фото: politexpert.net

Еще за несколько дней до варварских бомбардировок Алеппо, обнародования результатов расследования в отношении гибели МН17 и резкого обострения американо-российских отношений европейцы были явно готовы сдать назад в вопросе антироссийских санкций. Впрочем, то, что они не пошли дальше, уже имея такой повод, тождественно этой готовности.

Понять и простить

Мантру о бессмысленности введенных против путинского режима ограничений и некоем вреде, который они наносят европейскому бизнесу, заунывно повторяют как заезжие, так и местные лоббисты интересов Кремля в Германии, Франции, Италии и других странах ЕС. Среди них, в частности, и такие высокопоставленные в недавнем прошлом французские политики как экс-президент Франции Николя Саркози, премьер-министр при Жаке Шираке Доминик де Вильпен, экс-министр транспорта при Саркози, женатый на русской депутат от "иностранного округа" и друг экс-главы РЖД Владимира Якунина Тьерри Мариани. А также прочие персонажи, о специфике перерождения которых в лоббистов путинской ОПГ повествует в книге "Русская Франция: исследование сетей путинского лоббизма" бывший заложник в Сирии журналист Николя Энен. Кстати, мотивом к написанию этого богатого инсайдами исследования работы российских спецслужб во французской политической среде послужило именно возмущение автора кровавыми методами Путина в Сирии.

В Германии похожую практику вскрывает журналист Борис Райтшустер, написавший пять книг о современной России. Наверняка в фокус его внимания попадет и недавнее назначение экс-канцлера Герхарда Шредера председателем совета директоров проекта "Северный поток-2". К слову, Шредер с ходу получил от гамбургской Morgenpost громкий ярлык "бесстыжий".

С другой стороны, запугивать Украину заморозкой ратификации Соглашения о политической ассоциации и свободной торговле (компонентом которого является безвизовый режим) и программ финансовой помощи у Запада, после всех его "мюнхенов", уже не хватает духу. Здесь следует уточнить, что проблемы с Соглашением возникают только у одной страны — Нидерландов, и далеко не факт что они связаны именно с евроскептическими настроениями у части местного населения. Наряду с распространением евроскептицизма среди причин, которые заставляют правительство Марка Рютте лавировать, может быть шантаж со стороны Москвы, связанный, в частности, с расследованием трагедии МН17. Нежные отношения с Нидерландами российской организованной преступности и лично Путина, одна из дочерей которого, Мария, носит голландскую фамилию Фаассен, уже становятся секретом Полишинеля. Но это одновременно исключает Гаагу из числа возможных инициаторов смягчения и отмены санкций — все же Рютте логичнее больше бояться собственных либеральных избирателей.

Франция еще недавно с радостью пошла бы на компромисс, но теперь, по словам министра иностранных дел Жан-Марка Эро, Париж рассматривает возможность обращения в Международный уголовный суд по поводу военных преступлений россиян в Сирии.

Что же до Германии, то, наверное, Путин мог бы из своих тайных закромов подкинуть что-то Дойчебанку, проблемы которого постепенно нарастают и станут частью повестки дня избирательной кампании. Все это можно было бы, наверное, обсуждать, если бы не новый виток обострения начатой РФ мировой гибридной войны.

Остаются, конечно, Putinversteher-ы ("старающиеся понять Путина") в Австрии, Венгрии и Чехии, но взять на себя инициативу и гласно потребовать отмены санкций в силу разных обстоятельств они не готовы. Хотя, безусловно, могут это сделать, имея негласную поддержку европейских тяжеловесов.

И все же допустим, что ЕС, убежденный "голубями" в том, что Киев подрывает процесс выполнения Минских соглашений, либо поддавшийся милитаристскому шантажу Путина, в конце 2016 г. смягчает или отменяет антироссийские санкции.

Что это даст Москве

Гипотетически ныне ограниченные санкционным режимом государственные и квазигосударственные банки, корпорации и некоторые нефтегазовые компании РФ смогут получить доступ к рефинансированию, а предприятия ВПК и авиакосмической отрасли — возобновить контракты по импорту комплектующих и экспорту той или иной профильной продукции в страны ЕС.

Через некоторое время — ведь даже возвращение к деловым отношениям с Турцией у России проходит отнюдь не гладко в силу причин бюрократического и административного характера (пресловутые помидоры до сих пор под запретом) — европейские сельхозпроизводители (а также, возможно, производители программного обеспечения) получат разрешение ввозить свою продукцию в РФ.

Безусловно, дипломатическая победа РФ прогремит на весь мир, а остатки московского среднего класса воспоют Путину осанну за возвращение пармезана.

Трещины, змеящиеся по телу Европейского союза, углубятся: часть стран будет скандализирована подобным решением, и следует ожидать демаршей от государств Вышеградской группы (безотносительно к личностям президента Чехии Милоша Земана и премьера Венгрии Виктора Орбана), Румынии, а также стран Балтии и, вероятно, формирования отдельной позиции не-ленов и квазичленов ЕС Норвегии и Великобритании. Многие из названных стран договорятся о собственной форме антироссийской санкционной политики.

В Австрии в таком случае точно победит еврофоб Норберт Хофер, а евроскептики в других странах (поскольку им все равно, как именно критиковать либеральные правительства) станут капитализировать баллы на импотенции ЕС, не способного к последовательной внешней политике. Скажем, в Нидерландах местная "Партия свободы" через тему "предательства" Брюсселем общеевропейской позиции попробует организовать референдум по выходу страны из Евросоюза.

Со всей очевидностью пророссийские силы победят и в евроассоциированной Молдове — скол антипутинского фронта пойдет по всему периметру, а сама Москва вернется к риторике лета 2014 г., возобновляя попытки пробить коридор до Приднестровья.

Однако следует принять во внимание и ряд других обстоятельств, которые с объективной точки зрения выхолащивают смысл смягчения-отмены санкций.

Во-первых, за время их действия уровень жизни в России снизился как минимум вдвое (причем главными причинами этого были отнюдь не санкции как таковые, а сопутствующее им бегство капитала, падение цен на нефть и газ, рост расходов на оборонные и полицейские нужды). Поставлять в РФ продовольствие высокого и среднего сегмента потребления уже просто не выгодно, а другие ниши заняты местными агрохолдингами, замыкающимися на кланы Медведевых (Линник), Ткачевых и Пригожиных. В этом смысле ловить там теперь нечего, а вот обострить и без того непростые отношения с Беларусью, откуда и через которую течет в Россию более-менее качественная снедь, можно запросто.

Во-вторых, банковская система РФ находится в настолько тяжелом состоянии, что вновь появившийся частичный (в той степени, в которой европейские банки независимы от партнеров в США и Великобритании) доступ к рефинансированию для них будет как мертвому припарки. А заимствовать суверенным образом РФ и так никто не запрещал все это время, при том что сам ее суверенный госдолг очень мал. Да вот только (с малым исключением для китайских госкорпораций) "как сговорились все" — ни бондов Москве не удается разместить, ни привлечь масштабный кредит у какого-нибудь приличного правительства. Кроме того, многим европейским банковским структурам самим бы не помешало рефинансирование, но за услуги Путин вознаградит не их, а своих лоббистов.

В-третьих, что касается промышленно-кооперативных связей, то можно посмотреть на Иран — насколько тяжело все там восстанавливается, а ведь иранская экономика гораздо здоровее российской и смогла даже более-менее приспособиться к намного более тяжелым санкциям.

Словом, возвращение на пик российско-европейского (германского в частности) индустриального сотрудничества 2013–14 гг. может занять несколько лет.

В целом, кроме деструктивного эффекта для самого ЕС, пиаровского и внешнеполитического триумфа для Путина и его проекции на ближнее зарубежье (весьма возможно, короткоживущего), отмена самих по себе европейских санкций сгенерировать ничего не может.

Что же касается Украины, то ей останется гнуть нынешнюю линию и наполнять реальным содержанием свой неизбежно крепнущий союз с англосаксонскими государствами и ориентирующимися на них странами Восточной и Северной Европы. Имея в виду, что сам непоследовательный Европейский союз в таких обстоятельствах будет скорее мертв, нежели жив. 

Штаты решают все

Даже если бы значительная часть европейских лидеров начала открыто проталкивать отмену санкций, они бы оказались в весьма непростом положении.

Во-первых, континентальной Европе придется считаться с позицией США и Великобритании, в частности, потому, что послабления, которые могут в гипотетическом случае получить российские финучреждения от ЕС, могут быть нейтрализованы техническими решениями американских и британских банков, где рефинансируются сами западные европейцы. То же касается и технологий в ВПК, авиакосмической сфере и добыче (особенно в добыче - смягчение санкций европейцами привлекло бы интерес к вопросу, что в этой сфере выпускают сами западные европейцы).

Во-вторых, о том, что сама постановка вопроса о смягчении санкций усугубит линии раскола в Евросоюзе, и говорить нечего. "Консенсуса" не будет, а методы перманентного очернения Украины российской агентурой в Европе на фоне заморозки счетов Russia Today в Великобритании и изобличения России в Сирии мусульманскими элитами Европы заметно снизили свою былую эффективность.

Наконец, в-третьих, без согласования с Соединенными Штатами неясно, что вообще можно понимать под отменой или смягчением каких-либо отдельных европейских санкций. В этом смысле очень полезно следить за официальными заявлениями Госдепа, главным лейтмотивом которых всегда служит как раз трансатлантическая солидарность и ее эффективность. Это работает и в обратную сторону: ведь для западных и тем более южных европейцев, стремящихся в Транстихоокеанское торговое партнерство, пойти на разрыв с Америкой - слишком большой риск. Никто не станет переворачивать вверх дном всю систему западной политики сдерживания ради того, чтобы через год Италия смогла вновь ввозить в Россию пармезан.

Читайте также

БЕЗ САНКЦИЙ. ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ ПОБЕДЯТ "ПУТИНСКИЕ ГОЛУБИ"

НЕ ПАРМЕЗАНОМ ЕДИНЫМ. КАК ДЕМОНТИРОВАТЬ ЕВРОСОЮЗ