Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Ненормальный союз. Будет ли новая коалиция в Италии меньше любить Путина

Четверг, 29 Августа 2019, 14:40
Италия - традиционно пророссийская страна, и новая коалиция, которая может просуществовать недолго, не пойдет против течения
Ненормальный союз. Будет ли новая коалиция в Италии меньше любить Путина

Политический кризис в Италии близится к завершению. Две доселе непримиримых соперничающих политсилы - левоцентристская Демократическая партия и популистское, евроскептическое "Движение пяти звезд" уберегли государство от конфликта с Евросоюзом и досрочных выборов, когда лидер первой Никола Дзингаретти и глава второго - вице-премьер Луиджи Ди Майо договорились о создании коалиции. Это стало неприятным, не сказать чтобы сюрпризом, поскольку такой сценарий рассматривался уже давно, но все же итогом возникшего разлада для бывших партнеров "Пяти звезд" по коалиции - "Лиги Севера" известного прокремлевского главы МВД Италии Маттео Сальвини.

Правда, отношения "Движения пяти звезд" и правопопулистов-евроскептиков из "Лиги" были непростыми с самого начала - со старта переговоров о формировании коалиции после парламентских выборов в марте 2018 г. Переговоры, заметим, в прошлом году длились 89 дней и завершились компромиссным решением назначить премьер-министром технократа, профессора права Джузеппе Конте, которого до августа этого года никто не воспринимал как самостоятельного и сильного политика. Но существующие внутри коалиции противоречия сделали свое дело и открыли Конте дорогу в большую игру. Согласно соглашению, заключенному Дзингаретти и Ди Майо, именно он возглавит коалицию.

Вода камень точит

Одним из этих самых камней преткновения для уже развалившейся коалиции по меньшей мере с января текущего года является проект строительства скоростной железной дороги между французским Лионом и итальянским Турином (TAV), которая сократила бы время сообщения до двух часов. 70% новой ветки припадает на территорию Франции, 30% - Италии. Стоимость - 8,6 млрд евро. В правительстве Италии в принципе справедливо добивались снижения своей доли финансирования на 10%, до 25%. Столько же должна была выложить Франция, а ЕС готов был покрыть 50% расходов. Однако представители "Пяти звезд", как и Демпартии, скептически относились к проекту, что в крайней степени расстраивало Сальвини, желавшего выслужиться перед промышленниками северных регионов страны. Именно TAV стал началом конца для коалиции, когда 6 августа политсилы Дзингаретти и Ди Майо проголосовали против проекта, в то время как "Лига" его поддержала.

Вторым камнем преткновения стало формирование бюджета на 2020 г. Взгляды "Лиги" и "Движения пяти звезд" в этом вопросе имели серьезные расхождения. Политсила Сальвини готова была ради выполнения популистских обещаний пойти на увеличение дефицита бюджета, в том числе посредством введения двухуровневого единого налога на доходы итальянцев. Против выступили и беспартийный министр экономики Джованни Триа, и "Пять звезд", не желавшие повторения ссоры с Брюсселем, а главное - многомиллиардного штрафа за увеличение дефицита бюджета, чего с таким трудом удалось избежать в конце 2018 г.

Как результат, уже 9 августа "Лига" после провальных переговоров при участии президента Серджо Матареллы внесла в Сенат постановление об объявлении недоверия кабмину Конте. Кризис разбух до критических объемов. Перед ключевыми участниками политических процессов в Италии стоял новый вызов - досрочные выборы, на проведении которых осенью настаивала "Лига". Эти выборы также сулили ухудшение отношений с Брюсселем, поскольку Италия попросту не успела бы подать проект бюджета до 15 октября.

Конте и Сальвини вступили в острую полемику, яростно критикуя друг друга. Первый обвинял второго в "безответственности" и преследовании "личных интересов", второй хорохорился, заявляя, что не боится возможного осуждения итальянцев, потому что все делает правильно. Азарта Сальвини, возжелавшего пост премьера, добавлял и внутриполитический расклад. Если на выборах в прошлом году "Пять звезд" были лидерами по популярности, то в этом году, по последним опросам, рейтинг "Лиги" достигал 35-39%. Если бы она пошла на выборах в союзе с Forza Italia ("Вперед, Италия") ныне евродепутата Сильвио Берлускони и ультраправыми Fratelli d'Italia ("Братьями Италии") Джорджии Мелони, то могла рассчитывать на все 50% голосов.

Отсюда и отчаянная борьба Демократической партии и "Движения пяти звезд" против проведения выборов, вылившаяся в формирование, казалось бы, невозможной коалиции. Ни Демпартия, ни "Пять звезд" не могут похвастать таким уровнем поддержки, какой есть у "Лиги". Разве что у евроскептиков имеется туз в рукаве - сам Конте. Личный рейтинг профессора права, вышедшего на фоне кризиса из тени Ди Майо и Сальвини, колеблется на уровне 58%. Плюсом также является поддержка со стороны католиков, как из числа простых граждан, так и, скажем, среди элиты. Конте является выпускником католического колледжа Villa Nazareth и учеником кардинала Пьетро Паролина, которого СМИ называют номером два в Ватикане.

Будущее коалиции

Коалиция и правительство, очевидно, будут выстраиваться вокруг фигуры Конте и технически, и в медийной плоскости. Но будут ли они долговечны?

С одной стороны, демократы-левоцентристы будут несколько разбавлять текущий евроскептицизм в риторике руководства Италии. Тем более что и "Движение пяти звезд" не желает жесткого противостояния с ЕС. Следовательно, официальный Рим станет более проевропейским, насколько это возможно, учитывая общие антиевропейские настроения в Италии.

С другой стороны, коалиция и правительство могут просуществовать недолго - развалятся после предстоящих переговоров по бюджету с Евросоюзом. Уж больно разные интересы у политсил, ее сформировавших. Можно потерять своего избирателя, а рейтинги как демократов, так и "пятизвездочных" начнут падать. Конечно, определенную отсрочку они получат, объясняя текущий альянс острой необходимостью и заботой об интересах государства, но все равно обе партии ждут электоральные потери. Риск представляет и внутренняя ситуация в Демпартии и "Пяти звездах". Дзингаретти и Ди Майо оба находятся в схожей ситуации, ведь внутри партий у них имеются серьезные конкуренты - Конте и Ренци (лидер демократов с 2013 по 2018 гг.). Что может привести ко внутренним разборкам, которые не могут не отразиться на взаимоотношениях ситуативных союзников.

В то же время перед "Лигой", а также "Форцей" и "Братьями" открывается широкое окно возможностей. Да, партия Сальвини может и осталась за бортом коалиции, но не скована никакими обязательствами. Поэтому развернет мощную кампанию против демократов и "Пяти звезд" к досрочным выборам, которые, вероятно, состоятся уже в следующем году. И тогда уже Сальвини станет премьером, отдав на откуп идущим в фарватаре Берлускони и Мелони пару-тройку портфелей.

Прочь от России?

Хотя правительство, сформированное демократами и "Звездами", повторимся, скорее всего, будет более проевропейским, это не означает, что Рим автоматически отвернется от Москвы. Италия традиционно, как, к примеру, Австрия, является довольно пророссийской страной.

Тем более что сам Конте, частенько заезжающий в Москву, ранее многократно выступал за более тесное сотрудничество с Кремлем, критиковал европейские санкции и призывал к их отмене. Последний визит Конте в РФ состоялся не так давно - 5 июля. И на встрече с Владимиром Путиным Конте уверял, что Италия работает над отменой антироссийских санкций, являющихся "временной мерой", а не "самоцелью".

Надеяться на то, что тот же Ренци, сохраняющий влияние в рядах своей партии и итальянской политике в целом, будет как-то сдерживать порывы Конте и "Пяти звезд", также не приходится. За время своего премьерства, будем откровенны, Маттео Ренци показал себя политическим приспособленцем. В период с 2014 по 2016 гг. он очень часто менял свое отношение к санкциям в отношении России, то критикуя их, то поддерживая. Один из таких примеров геополитического флюгерства 12 февраля этого года описала The New York Times. По данным газеты, экс-президент США Барак Обама, пытавшийся сформировать единый западный фронт против Москвы, на саммите НАТО в Уэльсе в 2014 г. очень жестко отчитал Ренци за мягкость в отношении россиян, отметив, среди прочего, что это, мол, глобальная политика, а не "какие-то сборы во Флоренции" (Ренци был мэром этого города до премьерства). "Да он ему просто голову оторвал", - рассказал NYT бывший чиновник администрации Обамы.

После этой беседы Ренци стал верным сторонником санкций. Да такой, что защищал США и спорил с Путиным на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) летом 2016 г. Но в мировоззрении Ренци буквально через несколько месяцев произошел очередной перелом. Комментируя бомбардировки россиян в Сирии, итальянский премьер заявил: "Не имеет смысла рассматривать вопрос санкций против России, когда необходимо оказать всяческое давление с целью достичь соглашения в Сирии". Есть ли причина очередной смены вектора? Есть. Дело в том, что Ренци активно продавливал расширение полномочий главы правительства, для чего был инициирован соответствующий референдум. Понимая, что ему нужны голоса избирателей "Лиги" и "Движения пяти звезд", он попытался позаигрывать с ними на российской теме. Не вышло. Референдум Ренци проиграл и ушел в отставку.

Каким будет его отношение к России сейчас? Да, у Ренци есть обида на Кремль, поскольку российские пропагандисты во время кампании по проведению референдума работали против него. И свое недовольство, как пишет NYT в той же статье, он даже выразил во время телефонного разговора Путину. Однако отметим, что Эммануэль Макрон в свое время тоже был весьма обижен на Россию за ее информационные атаки во время президентской кампании во Франции. И что? Теперь мы видим, как Макрон призывает не ужесточать санкции, наладить диалог с Россией, вернуть ее в G7.

Маттео Ренци - все же не Макрон, который сейчас постепенно перетягивает на себя одеяло лидерства в ЕС. Да и сейчас пасьянс складывается таким образом, что запрос на улучшение отношений с Москвой наблюдается как по-прежнему внутри Италии, так и в Европе и даже в США, пусть, что касаемо последних, на определенном уровне с целью получения личной выгоды на предстоящих выборах президента. Европа (за исключением Польши, стран Балтии) ко всему рассчитывает, что куда менее принципиальный новый президент Украины готов к уступкам. Это, в свою очередь, дает ряду ключевых игроков ЕС надежду на постепенный уход украинского конфликта из информационного поля блока.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир