Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Очевидное невероятное. Что не так с самоубийством миллиардера Эпштейна

Вторник, 13 Августа 2019, 09:00
Смерть Джеффри Эпштейна была очень своевременна для огромного числа людей, облеченных огромной властью
Фото: Getty Images

Фото: Getty Images

Финансист-миллиардер Джеффри Эпштейн, 66 лет, арестованный по делу о причастности к торговле людьми, был найден мертвым 10 августа в своей камере в исправительном центре Нью-Йорка на Нижнем Манхэттене. Версия об "очевидном самоубийстве", выдвинутая тюремной администрацией, далеко не очевидна. Совершенно не исключено, что Эпштейна ликвидировали. Притом, добившись успеха только со второй попытки.  

Кто такой Джеффри Эпштейн  

Джеффри Эдвард Эпштейн - американский финансист и филантроп. Родился и вырос в Нью-Йорке, изучал физику и математику в Курантовском институте математических наук при Нью-Йоркском университете, но в 1974 г. покинул его, не получив степени. С 1974 по 1976 гг. преподавал математику и физику в частной школе города Далтон. Отец одного из учеников, которому понравился молодой учитель, познакомил его со старшим партнером инвестиционного банка на Уолл-стрит Bear Stearns, на которого Эпштейн также произвел самое благоприятное впечатление. Начав таким образом карьеру в области финансов, Эпштейн в августе 1981 г. основал собственную консалтинговую фирму International Assets Group Inc. (I.A.G.), специализировавшуюся на финансовом антирейдерстве (впрочем, как признавал впоследствии Эпштейн, и на рейдерстве тоже).  

В 1987 г. Эпштейн начал работать консультантом коллекторского агентства Tower Financial Corporation, которое скупало долги частных лиц перед больницами, банками и телефонными компаниями, откуда удачно ушел перед его крахом, оказавшись непричастным к нему. Немного позднее в том же году он основал и собственную фирму J. Epstein&Co. для управления активами клиентов с собственным капиталом более $1 млрд. В 1996 г. Эпштейн изменил название фирмы на Financial Trust Company и перерегистрировал ее в офшоре на острове Сент-Томас.  

В 2003 г. финансист попытался приобрести у Харви Вайнштейна журнал New York Magazine, но неудачно. В 2004 г. на паях 50 на 50 с владельцем New York Daily News Мортимером Цукерманом Эпштейн вложил  $25 млн в журнал о знаменитостях и поп-культуре Radar.  

Род занятий Эпштейна предполагал широкий круг знакомств в высшем обществе и значительную степень информированности. В числе его близких знакомых были Билл и Хиллари Клинтон, Дональд Трамп и принц Эндрю, герцог Йоркский, занимающий восьмое место в порядке наследования британского престола.

Тайная жизнь симпатяги Джеффри  

Эпштейна, как и многих успешных мужчин, погубили любовь к женщинам и желание управлять людьми. Он очень любил приглашать к себе в особняк несовершеннолетних девушек, притом в количествах, исключавших вариант "только для себя". Здесь, чтобы понять ситуацию, необходимо обратиться к юридическим подробностям.

В принципе, все происходило добровольно. Визиты барышень оплачивались, притом, довольно щедро. Помимо прямой платы, Эпштейн, в ряде случаев, оказывал им помощь в получении образования и трудоустройстве. Таким образом, об изнасиловании в прямом понимании этого слова, а также о явно выраженной педофилии речь не шла. Эпштейну просто нравились молодые девушки, а им нравились его деньги, его дом и его связи. Теоретически он в каких-то случаях мог и не знать об их настоящем возрасте - впрочем, в целом ряде случаев он о нем знал, и это было доказано. Если бы девушки были совершеннолетними, то речь могла бы идти разве что о вовлечении в занятия проституцией. Последнее было очевидно, поскольку Эпштейн создал сеть вербовки "по цепочке".  

Но в этой истории была одна тонкость: в американском законодательстве нет понятия "несовершеннолетняя проститутка". Вовлечение несовершеннолетних в сексуальные отношения во всех случаях рассматривается как изнасилование, если не физическое, то психологическое, причем, закон не усматривает здесь разницы. Число же только зафиксированных связей Эпштейна с несовершеннолетними перевалило за 80 - ясно, что в реальности их было больше, но не все девушки по прошествии 10-20 лет хотят публично засвечиваться, и вспоминать о прошлом. Необычно большое число таких связей в сочетании со специфическим кругом знакомств Эпштейна, а также с прямыми свидетельствами ряда девушек, говорило о том, что покойный финансист организовал сеть поставок несовершеннолетних девиц своим светским знакомым, а это уже полностью подпадало под статью "торговля людьми с целью сексуальной эксплуатации".    

Помимо удовлетворения собственных потребностей, хобби Эпштейна, а речь идет, несомненно, о хобби, которому он отдавался с удовольствием, и со страстью, давало ему двойную власть в кругу его знакомых. Во-первых, Эпштейн оказывался очень полезным человеком, у которого хватало смелости организовывать то, о чем его знакомые лишь мечтали, но чем были готовы, при случае, воспользоваться. Во-вторых, в его руках скапливался компромат, который мог быть пущен в ход, если бы в этом возникла нужда. При этом, с учетом феминистическо-антипедофильской истерии, царящей сейчас на Западе, такой компромат имел неограниченный срок годности, о чем, к примеру, говорит  скандал, завершившийся недавно в Британии.  

Окончилась эта история тоже вполне предсказуемо. Одна из девочек, 14 лет, испугалась свалившейся на нее взрослой жизни, и все рассказала маме. А там уже и потянулась ниточка...  

Есть, впрочем, один вопрос, ускользнувший из поля зрения СМИ, освещавших эту историю. Если бы Эпштейн не был миллиардером и известным лицом, вспомнили бы дамы, которым сейчас за 30, а кое-кому уже и под 40, и многие из которых вполне успешны, об этом эпизоде?  И если страдания от пережитого так жгли их все эти годы, как они сейчас об этом говорят, отчего они молчали, и заговорили об этом только сейчас, получив возможность прокатиться на волне громкого скандала, как на доске для серфинга, и заработать на этом немного денег?  

Начало конца  

Но вернемся к событиям, обрушившим карьеру Эпштейна, и завершившимся в итоге его смертью. В марте 2005 г. родители 14-летней девочки сообщили полиции Палм-Бич, что Эпштейн зазвал их дочь к себе в особняк с сексуальными намерениями. Девушка призналась, что ее привезли к Эпштейну две другие девушки, а те указали еще на двух, которые, в свою очередь, ввели их в этот круг.  

Но даже в этой ситуации Эпштейну удалось выскочить из капкана, казавшегося безнадежным. В обмен на признание вины по уже доказанным эпизодам, и на предоставление правосудию ценной информации, он отделался сущим пустяком: 30 июня 2008 г. суд приговорил его к 18 месяцам заключения, причем он мог выходить на работу в свой офис, отсутствуя в тюрьме по 12 часов в день. По факту, он отбыл таким образом 13 месяцев, и был освобожден, получив год испытательного срока и пожизненный статус сексуального преступника третьего уровня, с высокой вероятностью рецидива. Этот чрезвычайно мягкий приговор, как и сам факт сделки, дорого обошелся впоследствии Александру Акосте, тогдашнему прокурору по южному округу Флориды, который согласился предоставить Эпштейну иммунитет от федеральных обвинений. Начиная с 2011 г. ему приходилось непрерывно оправдываться, ссылаясь на давление, которое оказывали на него адвокаты Эпштейна, а после повторного ареста финансиста 6 июля 2019 г., уже по федеральному обвинению в торговле несовершеннолетними во Флориде и Нью-Йорке, Акоста спешно подал в отставку с поста министра труда в правительстве Трампа, действуя, по заявлению Трампа, исключительно по собственной инициативе и добровольно.    

Впрочем, весьма вероятно, что сделка со следствием не была ни VIP-правосудием для VIP-подсудимого, ни даже уступкой Акосты оказанному на него давлению. Она совпала по времени с обрушением ипотечного рынка, которое привело к глобальному финансовому кризису 2008 г., а Эпштейн в дальнейшем был ключевым федеральным свидетелем в уголовном деле против двух руководителей инвестиционного брокера Bear Stearns, обвиненных в мошенничестве с корпоративными ценными бумагами, которое и запустило кризисный механизм. 

Иными словами, Эпштейн спас свою шкуру, расплатившись за нее двумя другими головами, но сообщить подробности этой сделки Акоста не мог, или не захотел, на что, вероятно, у него были серьезные причины.  

В последующие годы покойный финансист, в рамках внесудебных мировых соглашений, неоднократно выплачивал значительные суммы (от $50 тыс. до $1 млн). Но полностью обрубить хвосты, тянувшие его ко дну, так и не сумел. Дело продолжало жить, сделка с правосудием была опротестована, как заключенная без ведома пострадавших, и, в конце концов, признана незаконной в феврале 2019 г. И, наконец, в июле Эпштейн был арестован, причем, ему отказали в выходе под залог в $100 млн.

Правда, к моменту ареста большая часть обвинений была уже урегулирована в рамках мировых соглашений. Но даже того, что оставалось, уверенно хватало лет на 40-45 тюрьмы, что для 66-летнего бизнесмена было де-факто пожизненным заключением. Это, в свою очередь, означало потенциальную возможность новой сделки. Эпштейну было кого сдавать - и время подумать над тем, кого можно сдать, а кого лучше придержать на будущее, у него тоже было: федеральный судья назначил предварительную дату судебного разбирательства на середину 2020 г.

Ликвидация  

И вот, уже 23 июля, через две с половиной недели после ареста, Эпштейн был найден у себя в камере со следами удушения, и с повреждением гортани, но живым. При этом, администрация тюрьмы заявила, что речь идет о неудачной попытка самоубийства, хотя сам Эпштейн и утверждал, что его пытался убить заключенный, проникший в его камеру. Утверждения Эпштейна приняли к сведению, и назначили расследование, а сам он был помещен под постоянное наблюдение, которое в день его гибели, 10 августа, дало сбой: сказались технические проблемы и недостаток персонала. И Эпштейн был найден в камере мертвым, причем вопрос о том, как он смог совершить самоубийство в специальной камере, предназначенной для потенциальных самоубийц, где решительно не на чем повеситься, и было ли это повешением вообще, аккуратно обходится стороной. Тюремные власти обещают расследование, СМИ, освещающие смерть Эпштейна, делают упор на очевидность самоубийства, но не сообщают деталей: ни как лежало тело, ни на чем Эпштейн ухитрился повеситься в камере, специально сконструированной для того, чтобы повеситься в ней было невозможно.

Журналисты вовсю высмеивают и "конспирологов", утверждающих что Эпштейна убили, несмотря на, якобы, очевидность его самоубийства, одновременно фиксируя внимание читателя на второстепенных деталях. В частности, на результатах обыска в доме Эпштейна, где были найдены тысячи фотографий обнаженных женщин, в том числе, выглядящих как несовершеннолетние, а также компакт-диски с собственноручно сделанными Эпштейном надписями, и с записями эротического содержания. А еще наличность, бриллианты, и, наконец, просроченный австрийский паспорт 1987 года выдачи с фотографией Эпштейна, но с другим именем, согласно которому его владелец жил в Саудовской Аравии. Все это, несомненно, очень интересно, но уводит внимание от главного.

Впрочем, в числе "конспирологов" оказался и Дональд Трамп, уже отписавшийся в "Твиттере", и обвинивший в ликвидации  Эпштейна чету Клинтонов. Однако это уже чисто предвыборные игры.

Что же до расследования, на котором настаивает и генпрокурор Уильям Барр, также оказавшийся в числе "конспирологов", то оно ожидаемо окончится ничем. Возжелать смерти Эпштейна могло множество людей - от Клинтонов до Виндзоров, не исключая, к слову, и самого Трампа. И даже если непосредственный исполнитель каким-то чудом и будет найден, то, скорее всего, уже мертвым. Конечный же заказчик наверняка действовал по длинной цепочке. Такие дела не раскрываются до конца никогда - в них всегда остается некоторая недомолвка. Это роднит дело Эпштейна с делами обоих Кеннеди  

Дело закрыто? Нет, дело живет!

Тем не менее, дело Эпштейна будет жить как минимум до американских президентских выборов 2020 г., а, возможно, и дольше, по двум причинам. Во-первых, остается возможность гражданских исков. Во-вторых, накапливая компромат, Эпштейн наверняка фиксировал его. В СМИ уже вбрасываются сведения о том, что следователями найден, якобы, дневник Эпштейна, а его дом был перенасыщен камерами слежения - и где-то же, надо полагать, хранятся и записи с них?

Можно не сомневаться, что тень покойного финансиста еще не раз возникнет за спиной всех кандидатов в президенты. Клинтоны в этом плане уязвимее: во-первых, Трамп с самого начала заявил, что это убийство, а во-вторых, в его руках находится административный ресурс. Конечно, это Америка, и вертеть следствием, как цыган солнцем, Трамп не сможет, но, тем не менее, какие-то дополнительные возможности у действующего президента есть. К тому же, Эпштейн был ближе к демократам, чем к республиканцам, и жертвовал в фонд Демократической партии суммы на порядок большие, чем в фонд Республиканской.

С учетом же того, что подделка фото, видеодокументов, и дневников, написанных собственноручно, достигла в наши дни необычайно высокого уровня, а сам Эпштейн мертв и уже ничего не расскажет, его дело превратится в битву экспертов, занятых доказательством аутентичности/неаутентичности очередных разоблачительных материалов. Но и тут есть важная деталь: вести уголовное расследование против мертвеца невозможно. Это резко ограничивает возможности следователей.

Иными словами, смерть Эпштейна была очень своевременна для огромного числа людей, облеченных огромной властью. При таком количестве могущественных недоброжелателей он просто не мог не умереть.  

Что же касается материальных претензий к наследству покойного, то они, скорее всего, не имеют больших перспектив. Речь может идти разве что о продаже его имения, а основная часть средств надежно спрятана в офшорах. Впрочем, и тут возможны битвы второго плана, которые будут использоваться в главных битвах предвыборных компроматов.

Ну, а когда буря стихнет, и выборы пройдут, о деле Эпштейна наверняка снимут фильм. Вероятно, даже не один.  

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир