Мир

Новой горячей точкой станет Арктика

Война в Украине оживила страхи и сомнения стран Северной Европы относительно того, не захочет ли РФ повоевать и за Полярным кругом

 На вильнюсском саммите НАТО 30 мая генсек альянса Андерс Фог Расмуссен заявил о "повышенном внимании" его организации к ситуации в полярном регионе. Это "повышенное внимание" будет обусловлено активным развитием судоходства, а также возможностью добычи природных ресурсов. Расмуссен отметил, что подобное развитие событий повлечет за собой и "дополнительные разногласия" в регионе.
О том, какого рода эти разногласия, дает представление еще одна встреча, состоявшаяся накануне. 26-27 мая в Исландии прошел саммит северных стран. Советник министра обороны Финляндии Антти Вянскя прямо сказал о причинах ее проведения: "Естественно, будут обсуждаться ситуация в Украине и вызовы, которые она представляет для обороны, внешней политики и политической безопасности". Скандинавы и финны озаботились расширением трансграничных проектов взаимодействия в области обороны. Их опасения связаны не только с событиями в Украине. В последние месяцы российские вооруженные силы проводят масштабные учения вдоль восточных границ Финляндии, а также в околополярных районах.

В ходе этих маневров российские боевые самолеты нередко вплотную приближаются к воздушному пространству соседей. Пока до нарушений воздушного пространства не доходило, зачастую это обычные учебные и патрульные полеты. Однако наряду с ними российские пилоты также выполняют задачу по оценке эффективности радарных систем северных и балтийских стран и засечке времени реакции ПВО. А это

Гонка за арктическими богатствами, включающими
в себя 30% неразведанных запасов газа и 15% нефти, уже не прекратится. Но умерить накал страстей в регионе может прояснение ситуации с определением исключительных экономических зон стран, имеющих выход к Северному Ледовитому океану

уже серьезный повод для беспокойства. Причем помимо очевидной, здесь есть еще одна причина: безопасность воздушных сообщений. В марте пассажирский самолет прошел в 90 м от российского разведчика. Тот летел с выключенным транспондером и потому не был виден для гражданских систем воздушного движения. Столкновение предотвратили шведские пэвэошники, сообщившие об угрозе авиадиспетчеру.
Дания и Норвегия уже тратят более трети своих военных бюджетов на операции в Заполярье, включая разработку спецоборудования и подготовку персонала. Ставки - подтверждение суверенитета над обширными арктическими территориями - высоки для обеих стран. Особенно с учетом развития коммерческой добычи углеводородов в приграничных с РФ районах. Еще один фактор беспокойства и надежд для всех стран региона - перспективы Северного морского пути, который поможет сэкономить до недели на маршруте между Европой и Азией, позволив также удешевить перевозки, отказавшись от услуг Панамского и Суэцкого каналов.

Проблема, однако, в том, что Севморпуть контролируется Россией. И она сейчас настроена агрессивно и амбициозно. В апреле президент РФ поручил создать "единую систему базирования надводных кораблей и подлодок нового поколения", обеспечить укрепление российской границы, а также сформировать государственный орган для реализации политики России в Арктике.

Далее, 5 мая Путин провел в штаб-квартире Русского географического общества в Санкт-Петербурге совещание "Эффективное и безопасное освоение Арктики". Официальной целью совещания стала координация усилий государства и ученых в вопросах экологической безопасности. Но одним из ключевых "докладчиков-географов" оказался глава "Роснефти" Игорь Сечин, заявивший, что за 20 лет на освоение Арктики только его компания потратит $400 млрд. Прибыль же от инвестиций ожидается на уровне $3 трлн. Сечин уверял: если Россия не начнет немедленного освоения арктических месторождений, то на них найдутся другие претенденты, причем это будут необязательно арктические страны.

Режим санкций против РФ из-за украинской авантюры Кремля, разумеется, снижает возможности для реализации всех этих планов ввиду падения инвестиций. С другой стороны, по этой же причине нельзя исключить, что Москва впустит в Заполярье Китай в обмен на экономическую и политическую поддержку. Вряд ли российское руководство будет в восторге от такого расклада, но длительное утверждение РФ в статусе изгоя серьезно уменьшит ее возможности для маневра.

Приход КНР в высокие широты не только существенно повлияет на баланс сил в регионе, но и увеличит напряженность - хотя и в относительно далекой перспективе. Этот сценарий относится к области вероятного, а не реального, но и в ближайшем будущем на разрядку рассчитывать не стоит. В краткой и среднесрочной перспективе воинственность России в высоких широтах будет расти ввиду неминуемой реструктуризации оборонного бюджета. Если раньше о необходимости сокращения этой статьи расходов говорили лишь "либеральные отщепенцы", то теперь то же, не смущаясь, заявляет действующий министр финансов Силуанов - и, что характерно, остается на своем посту.

 Здесь мы вновь приходим к возможности российско-китайского арктического сотрудничества в области обороны. Но пока до этого дойдет, риск потерять инициативу заставит Кремль ударными темпами восстанавливать и развивать военную инфраструктуру в регионе - пока хватает ресурсов. Говорить о полноценных долгосрочных проектах вряд ли возможно. Однако эти подвижки и обычный для подобных авралов хаос сделают ситуацию еще менее стабильной.

Умерить накал страстей в арктическом регионе может прояснение ситуации с определением исключительных экономических зон стран, имеющих выход к Северному Ледовитому океану. Конвенция по морскому праву 1982 г., которая регулирует этот вопрос, допускает изменение такой зоны в пределах от 200 до 350 морских миль в зависимости от наличия подводного продолжения примыкающего континента. Относительно того, что является подобным продолжением, и разгораются споры - с применением батискафов, титановых российских триколоров и спецпредставителей при ООН. Эти противоречия в значительной мере стимулируют и нездоровое желание членов "арктического клуба" поиграть мускулами. Можно предположить, что возврат к фиксированному размеру исключительной экономической зоны заметно поубавил бы страсти в арктическом регионе. Тем более что такая опция может избавить Россию от перенапряжения, связанного с затратами на ВПК.

Но, так или иначе, гонка за арктическими богатствами, включающими в себя 30% неразведанных запасов газа и 15% нефти, уже не прекратится. Другое дело, что для всех ее участников дешевле и разумнее было бы установить определенные и прозрачные правила игры, нежели поддерживать свои гипотетические права с помощью покрытых изморозью оружейных стволов. Однако эта опция зависит от того, как разрешится украинский кризис.