Для тех,
кто не делает
поспешных выводов

Новый нож в спину. За чьи ошибки расплачивается украинский журналист в Беларуси

Суббота, 18 Ноября 2017, 11:30
Если ситуативный союзник переходит к "ножам в спину" – то это не только его "вероломство". Это еще и просчет людей, ответственных за внешнюю политику нашей страны

Фото: svoboda.org

Несмотря на то что украинского журналиста задержали в Минске более трех недель назад, пока в истории Павла Шаройко белых пятен больше, нежели на карте мира образца XIII в.

Во-первых, несколько странно выглядит тот факт, что семья и коллеги задержанного держали столь долгую паузу после ареста журналиста. Возможно, конечно, что день или два они надеялись, что в белорусском КГБ "во всем разберутся" и выпустят-таки невиновного, но три недели - многовато для подобной наивности. Создается впечатление, что им кто-то что-то пообещал, и несколько недель - как раз достаточный срок, чтобы в этих обещаниях разувериться...

Второй интересный факт - реакция на произошедшее украинских спецслужб. Если Павел Шаройко действительно не причастен к их деятельности - об этом, наверное, стоило бы заявить. Максимально громко и отчетливо. Желательно - на пресс-конференции перед камерами. А еще лучше было сделать это дня три назад, чтобы украинский МИД, например, успел попросить вице-канцлера и министра иностранных дел Германии, наносившего вчера визит белорусскому президенту, ненавязчиво поднять в разговоре тему незаконных задержаний иностранных журналистов. Зигмар Габриэль, кстати, "был впечатлен приверженностью Беларуси к европейской сплоченности". Возможно, чтобы не портить это "впечатление", Лукашенко согласился бы и украинского журналиста выпустить? Этого почему-то никто не сделал.

Конечно, все это ни в коей мере не оправдывает задержания Шаройко, но сомнения в том, что украинская сторона сделала все возможное для скорейшего освобождения своего гражданина, вызывает.

А если же Павел Шаройко все-таки каким-то, пусть весьма косвенным образом, к деятельности спецслужб был причастен - предоставлял одноразовую услугу или и вовсе был использован "втемную", - то украинские спецслужбы свою работу опять-таки провалили. Приблизительно представляя себе как реакцию украинского общества на задержание журналиста, так и возможную реакцию белорусского президента на шквал критики в его адрес, в СБУ (или в ГУР?) были обязаны попросить, уговорить, заставить молчать всех причастных. Потому что огласка - это худший способ помочь провалившемуся агенту в любом случае. В ситуации же, когда мнительный диктатор болезненно реагирует на любую критику, а в Украине половина политикума жаждет попиариться на "белорусском ноже в спину" - особенно.

А что мы имеем на деле? Истерические крики вице-премьера Кириленко в его "Твиттере", призывающего кару лептонных богов на голову "лицемерной" Беларуси, где "Путин все решает". Кто-то действительно думает, что этот дешевый самопиар поможет освободить Шаройко? Вне зависимости от того, сотрудничал он с СБУ или нет.

Мог ли быть арест Шаройко в Минске продолжением некоей "специальной информационной операции спецслужб России по дискредитации Беларуси перед мировым сообществом" и попыткой рассорить Минск с Киевом, как то рассказывают СМИ некие анонимные источники в украинском МИДе? Вполне. Особенно принимая во внимание неожиданное потепление между Минском и Берлином, в русле которого вице-канцлер Германии вчера заявил, что "Беларусь - страна в самом сердце Европы", с которой Германия хочет наладить значительно более тесные отношения. Вряд ли подобные заявления вызывают бурю энтузиазма как в ведомстве Сергея Лаврова, так и, собственно, в Кремле.

Спецоперация с Шаройко - если это действительно спецоперация - была проведена в конце октября, как раз тогда, когда детали визита Габриэля в Минск были окончательно согласованы.

И, учитывая все сопутствующие обстоятельства, есть все основания полагать, что эта операция отчасти достигла успеха.

А если отвлечься от конкретной ситуации с Павлом Шаройко (который, будем надеяться, все-таки окажется на свободе уже в ближайшем будущем хотя бы потому, что в планы Минска по возможному вхождению в Совет Европы и сотрудничеству в рамках Восточного партнерства слишком громкий скандал тоже не вписывается), то украинская политика в отношении Беларуси, при трезвом взгляде, кажется несколько странной.

Можно много говорить о первом, втором и шестом "ножах в спину" от "на словах дружественной Беларуси". В этом даже будет доля правды.

Но надеяться, что Александр Лукашенко станет голосовать в ООН за резолюцию по правам человека в Крыму, - несколько наивно. И даже не потому, что "в Минске всем заправляет Путин" - а потому, что диктатор, борющийся за права человека, - это изобретение скорее из области российского политического мегацинизма.

А Александр Григорьевич - человек по-своему простой и по-своему честный. И, будучи "волком", за права "овец" бороться не собирается. Вот если бы резолюция касалась недопустимости изменения границ бывших союзных республик, проведенных после развала СССР, - тут и результат мог бы быть совсем другим. А права человека - это не та сфера, в которой можно наладить сотрудничество с сегодняшним Минском.

Если ситуативный союзник переходит к "ножам в спину" - то это не только его "вероломство". Тем более что в случае с Беларусью нам никто никакой поддержки по нашей резолюции и не обещал. Это еще и просчет людей, ответственных за внешнюю политику нашей страны, если произошедшее стало для них сюрпризом. И лишнее нагнетание истерии - если это не сюрприз, а ожидаемый результат.

Украинской дипломатии придется еще очень хорошо поработать, чтобы создать масштабную, и, главное, реалистичную концепцию взаимоотношений с Минском. Концепцию, которая учитывала бы политическую реальность в Беларуси и не требовала от Александра Лукашенко невозможных - в его системе координат - действий. Концепцию, в рамках которой Украина могла бы пользоваться всеми преимуществами ситуативного сотрудничества с Минском, не забывая при этом, с какой страной и каким типом правления мы имеем дело.

Больше новостей о событиях за рубежом читайте в рубрике Мир