Мир

Гибриды в Китае. Путин приютил уйгурских сепаратистов

Москва строит отношения с Пекином по формуле "Враг моего друга - не мой враг"

Посольство КНР в Бишкеке, azattyk.org

Когда генералы ФСБ делают заявления на публику, из этого ничего хорошего, как правило, не выходит. Делясь крупицами удобной информации, они вызывают не самые удобные вопросы и еще менее удобные предположения.

Взять, к примеру, сегодняшние откровения замдиректора ФСБ России Сергея Смирнова. Точнее, вот этот приведенный РИА пассаж: "Работа по выявлению лиц, причастных к теракту в Бишкеке, продолжается в координации со спецслужбами ШОС. В этой работе прослеживаются таджикские, китайские и российские следы". Это как раз тот случай, когда сказанное не имеет ничего общего с имевшимся в виду. Во-первых, у Шанхайской организации сотрудничества нет собственных спецслужб. Но ими располагают страны, в нее входящие. Во-вторых, кто работает - того следы и прослеживаются. Но речь все же о том, что в ходе расследования удалось выяснить, что к теракту были причастны выходцы из Таджикистана, Китая и России. А вот это уже интересно.

Теракт, о котором идет речь, состоялся 30 августа, накануне Дня независимости Кыргызстана. Тогда смертник на микроавтобусе Mitsubishi Delica въехал на территорию посольства КНР в Бишкеке, протаранив ворота, и привел в действие самодельное взрывное устройство большой мощности, установленное в машине. Такую версию приводят СМИ, но, по всей видимости, взрывчатка сработала сама. Delica - не та машина, на которой без последствий можно протаранить ворота диппредставительства даже не самого влиятельного государства).

Взрыв сильно повредил ряд зданий и ранил трех человек из обслуживающего персонала. Дипломаты не пострадали.
Так вот, Госкомитет нацбезопасности (ГНКБ) Кыргызстана уже через неделю расследования официально заявлял, что за терактом стоят уйгурские группировки, аффилированные с "Фронтом ан-Нусра" (он же Джебхат ан-Нусра), а координатором акции был главарь международной террористической организации "Джамаат Таухид валь Джихад" Абу Салох (Сирожиддин Мухтаров, 1971 года рождения, уроженец Кара-Суйского района Кыргизстана). Тогда же сообщалось, что боевик-смертник - уйгур, член международной террористической организации "Исламское движение восточного Туркестана" (ИДВТ) в Сирии, имевший паспорт гражданина Таджикистана на имя Зоира Халилова.

Но в этой каше концы с концами не сходятся (далее следуют несколько скучные, но необходимые пояснения). "Фронт Ан-Нусра", выросший из сирийского филиала "Аль-Каиды", до появления "Исламского Государства" был наиболее радикальной и агрессивной из антиправительственных сил, но остается влиятельной и сейчас и является одним из основных противников как коалиции под предводительством США, так и российско-асадовско-иранского "тройственного союза". И - внимание - это салафитская группировка.

"Джамаат Таухид валь Джихад" - перекочевавшая в Ирак после вторжения коалиционных сил группировка с иорданскими корнями. Она воевала, в основном, с тамошними шиитами и переходным правительством, причем "шахидомобили" и в самом деле стали ее визитной карточкой. Вот только в 2004 году она присягнула Усаме бин Ладену, превратившись в "Аль-Каиду в Ираке", а впоследствии практически растворилась в союзном ИГИЛ "Ансар аль-Ислам", который действует в Сирийском Курдистане и иракском "суннитском треугольнике" севернее Багдада. Тоже салафиты. Причем Абу Салох к ней отношения не имеет - он основал группировку "Жаннат Ошиклари", которая является структурным подразделением "Фронта Ан-Нусра", и промышляет преимущественно рекрутерством и агитацией.

А вот ИДВТ - уйгурская "подпольная армия", группировка суфийского толка, действующая по всему Восточному Туркестану от китайского Синьцзяна до пакистанского Вазиристана и имеющая большие и давние счеты с Пекином. Но у нее практически непреодолимые идеологические различия со всеми упомянутыми выше организациями, что, впрочем, не исключает "аутсорсинга".

Но во всей этой истории любопытен следующий момент. Из этого списка организаций только две не запрещены в РФ - "Ансар аль-Ислам" и... "Исламское движение Восточного Туркестана". С первой все ясно - у нее в принципе нет интересов в России, да и "ростом не вышла". А вот с ИДВТ ситуация крайне любопытна. Второе ее название, более известное на Западе, - Исламская партия Туркестана (до недавнего времени - Восточного Туркестана). Но в списке запрещенных организаций на сайте ФСБ под тем же названием фигурирует совсем другая структура - "Исламская партия Туркестана" (бывшее "Исламское движение Узбекистана"). Таким образом, формально, Москва, ожесточенно борясь с экстремизмом и сепаратизмом на своей территории, ничего не имеет против уйгурских исламистов, ставящих своей целью отделение от Китая.

Более того, теперь выясняется, что к подготовке бишкекского теракта причастны еще и выходцы из РФ. Следует ли из этого, что ФСБ "прозевала" этот момент? Или, может быть, просто не стала вмешиваться? А может быть, и прямо связана с ним? Ведь это вполне вписывается в общий внешнеполитический тренд: пакостить соседям давно вошло в привычку Москвы - даже тем, кого она называет стратегическим партнером.